Skip to main content

Мемуары Купермана: забастовка - дело прошлого

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о причинах и следствиях личных забастовок игроков

Автор Игорь Куперман @NHLrussia / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru будет делиться воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 24-м выпуске Куперман рассказывает о том, что такое "холдаут" и как получается, что некоторые игроки не хотят выходить на лед.

Человек не вышел на работу. Без уважительных причин. Может причины и есть, но уважительными - со стороны - их никак не назовешь. Ну, хватит загадочных фраз - я имею в виду хоккеистов, которые не согласны с предложенными условиями нового контракта, отказываются его подписать и, соответственно, играть. И начинается тот самый "холдаут", а проще говоря, забастовка. Деньги на бочку, тогда и выйду на лед! Причем продлиться такое противостояние может довольно долго.

Не знаю точно, когда именно появился этот термин. Может, во время хрестоматийного примера с участием Кена Драйдена, которого не устроило контрактное предложение "Монреаля" перед сезоном 1973-74, зато пришлась по душе работа в юридическом офисе Торонто за $135 в неделю. Забастовка продолжалась ровно год, пока, наконец, "Канадиенс" не пошли на попятную. Не помню, чтобы столь непонятное название "холдаут" появлялось в советских газетах. Но вот начал я работать в "Виннипеге" и услышал...

После того, как мне объяснили, что это такое, первая реакция была, естественно, эмоциональной и негативной. "Что этот игрок себя позволяет, и без него сыграем", - негодовал я. Хорошо, что еще не сказал что-то типа "пусть идет работать на завод". Меня бы явно не поняли. Урок хоккейной грамоты мне преподал Билл Лесюк, главный скаут "Джетс". Выяснилось, что ограниченно свободные агенты (те игроки, у которых кончился контракт) вполне могут не соглашаться с новыми предложенными условиями и требовать большую сумму. В завершении короткого ликбеза Билл (он играл за "Джетс" в ВХА и был известен под кличкой "Трактор") почему-то рассказал, как однажды принес в офис только что полученный чек за полмесяца и... захотел отдать его обратно, мотивируя тем, что плохо играл в последнее время и не заслуживал зарплаты. Вот такие были времена, даже не верится. Хотя, наверное, это был единичный случай.

Первое личное столкновение с холдаутом произошло в июне 1996 года. Ясно, что летом в хоккей не играют, но лидер "Виннипега" Алексей Жамнов недвусмысленно дал понять, что если клуб не удовлетворит его финансовые запросы, то осенью он в тренировочный лагерь не приедет. А поскольку в то время команда только что перешла к новому владельцу и переезжала в знойный Финикс, то в клубе решили поменять Жамнова на американскую звезду из "Чикаго" Джереми Реника. Так что до забастовки дело не дошло, но для меня все это выглядело странно, хотя и объяснялось всеядным словом "бизнес".
 
А через месяц уже по-настоящему забастовал Игорь Королев, также не соглашавшийся на предложение клуба. Причем меня удивило, что чем дольше продолжалось противостояние, тем сильнее он замыкался и даже личное общение стало затруднительным. Через год на "тропу войны" уже вступил Олег Твердовский, также решивший взять клуб измором. "Вы не даете мне денег", - эту фразу я услышу еще не раз, хотя я не был ни генеральным менеджером, ни главным финансистом клуба. Конечно, было неприятно, но я уже понимал условия нехоккейной игры. Иначе и быть не могло, т.к. обиженного "несправедливостью" игрока очень легко настроить именно таким образом, чтобы он смог продержаться без хоккея сколь угодно долго, пока конфликт не разрешится.

 

[Смотри также: Мемуары Купермана: Северная Америка - новая планета]

 

Конечно, общаясь с российскими игроками и их семьями, я старался сохранять нейтралитет в такой щекотливой ситуации. Не обсуждал ничего и все тут! Но по прошествии многих лет вполне мог бы составить словарь "фраз и выражений", сопутствующих холдауту. Причем недовольство выражали игроки многих клубов и даже не всегда на русском языке. Как вам "пусть сами теперь и играют"? А "кататься за такие деньги - себя не уважать"? Были и увещевания родителей, что-то вроде "одумайся, сынок, это ведь огромная сумма!". Или "начнете проигрывать - сами прибежите".

Последний сценарий, кстати, встречался довольно часто. И нередко руководство клуба старалось избегать подобных "рулеток", предпочитая договориться до начала тренировочного лагеря. Именно так произошло однажды с Китом Ткачуком, лидером "Виннипега". Он громогласно заявил, что без нового контракта тренироваться не будет и стороны ударили по рукам аккурат в день начала занятий.

А вообще перебранка может продолжаться долго. А сколько именно это "долго"? Не знаю точно, но, по-моему, рекорд принадлежит Николаю Хабибулину, который бездействовал почти два сезона в моем "Финиксе". Надо признать, что хоть Колю и "заклинило", но на наших дружеских отношениях это не отразилось. И еще меня приятно удивило, что и владелец "Койотов", и генеральный менеджер клуба ни разу не попросили меня "оказать влияние" и поговорить с ним по душам.

Лишь однажды, видя что дело катится в никуда, я взял инициативу на себя. В тот момент обе стороны - агент и клуб - уже давно не общались, даже не обсуждая условия нового контракта. Узнав, что клуб передумал помещать фото Хабибулина на обложку командного справочника, я взял с собой прошлогоднюю книжку, фотографию Коли и отправился к нему домой. Там я сразу выложил, что это моя личная инициатива и стал демонстрировать обложку справочника, с фото и без. И сопровождал все шутливыми фразами: "Коля в клубе - Коля на обложке. Коля не в клубе - Коля не на обложке, даже не на задней...". Вместе посмеялись, но наглядная агитация должного эффекта не произвела. В конце концов, после прихода новых владельцев вместе с Уэйном Гретцки, Хабибулина обменяли в "Тампа-Бэй", где он и получил запрашиваемую сумму. Правда, перед этим сидел без зарплаты почти два года.

Не ведаю, стал ли этот случай последней каплей, но довольно скоро в новом коллективном договоре НХЛ-НХЛПА появился пункт, ограничивающий по времени такие противостояния игрока с клубом. А точнее - если не удалось договориться до 5 часов вечера 1 декабря, то вы, хоккеист, будьте любезны покинуть лигу в этом сезоне и искать новое место работы. И все, коротко и ясно. Причем этот пункт вовсе не односторонний и оказывает давление на обе стороны. В конце концов клубу нужен игрок, его совсем не просто обменять и нужно подписать почти во что бы то ни стало!

С другой стороны, все очень четко продумано. Иначе все бы давно свелось к общеизвестной формуле "кто больше даст" и никакого равенства в лиге бы и не было. Кстати, до введения потолка зарплат так примерно и происходило. А сейчас любой игрок может найти в интернете платежную ведомость клуба и определить, что больше определенной суммы ему предложить не могут. Конечно, такие подсчеты не радуют и вряд ли сделают игрока более сговорчивым, но во всяком случае реальную картину он сможет увидеть. И оценить, в прямом и переносном смысле.

 

[Смотри также: Мемуары Купермана: пресса в НХЛ - часть работы]

 

Пресса тоже свою роль играет, и немалую. Раз не может подписать контракт с игроком генеральный менеджер, значит он неважно выполняет свою работу. А как можно договориться, если, например, разница в предложениях обеих сторон составляет $2 млн? Места под потолком зарплат уже мало, а надо еще троих игроков подписать. Да к тому же владелец твердо сказал, что может раскошелиться только на определенную сумму. Вот так и функционирует руководитель клуба, между молотом и наковальней.

Но еще больше меня удивляет другое. Если лет 10-15 назад стороны вполне могли публично упрекнуть друг друга в несговорчивости, то сейчас - тишина почти полнейшая. Что тоже хорошо, поскольку проблемы на страницах газет не решаются, хотя, конечно, болельщикам очень интересно читать детали перепалок. Так что постепенно все эти холдауты уходят в прошлое. Ко взаимному удовольствию всех и вся.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.