Skip to main content

Мемуары Купермана: 30 лет русской волны в НХЛ

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман вспоминает о советских первопроходцах в НХЛ

Автор Игорь Куперман @NHLrussia / Специально для NHL.com/ru

Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 42-м выпуске Куперман рассказывает о знаменательном событии, произошедшем 30 лет назад - первой волне советских игроков в НХЛ.

Иногда просто не верится, что все это когда-то было. Пусть и давно, но было. Память цепляется за события и незамысловатый обратный отсчет рождает круглые даты. Может, не столь значительные, но без сомнения примечательные. Ровно 30 лет назад, осенью 1989 года, волна советских (пока еще не российских) хоккеистов-первопроходцев хлынула в НХЛ. А вскоре уже и накрыла лигу...

Это было удивительное время, немного странное. Да, об этом уже написаны тонны статей и книг, но будучи очевидцем происходящего, я поражаюсь до сих пор. Как бы это лучше охарактеризовать парой фраз? Ну, может так - Советский Союз глотнул "воздух свободы", может даже чуть захлебнулся, появилась надежда на "светлое будущее". Но повседневная жизнь с ее многочисленными заботами лучше не стала. А чуть позже, в 90-х годах, и явно ухудшилась.

 

 

[Смотри также: Художник из "Детройта". Сергею Федорову - 50!]

 

Хоккеисты в годы перестройки довольно скоро почувствовали, что все происходящее в стране имеет к ним самое непосредственное отношение. В конце 80-х мечта играть в НХЛ постепенно становилась реальностью, но уже очень скоро ставшее почти стандартным выражение "Все дороги ведут в НХЛ..." превратилось в более обтекаемое - "... и куда угодно". Проще говоря - денег не стало и на Запад рванули все! Ну, можно и помягче сказать - возникли финансовые трудности в оплате деятельности спортсменов.

... 5 октября 1989 года начался очередной регулярный сезон НХЛ. В расписании было запланировало девять матчей, в которых были задействованы почти все клубы лиги, состоящей в ту пору из 21 команды. И так уж совпало, что все наши ребята, дебютанты НХЛ, вышли на лед именно в этот день. Но какими же разными путями они туда добирались и даже пробирались!

С кого начать? Наверное, с самой "первой ласточки", Александра Могильного. Так уж получилось, что в пору его выступлений за "Торонто" мы часто общались и у меня остались приятные впечатления от наших встреч. А подробности его истории появления в "Баффало" я узнал от Джерри Миэна, тогдашнего генерального менеджера "Сэйбрз". Действительно леденящая душу история, без доли иронии...

Начало карьеры Могильного в НХЛ, естественно, нельзя отделить от его первоначального восприятия Америки. Саша вовсе не ушел в хоккей "с головой", а явно не чурался всех радостей новой свободной жизни. Нет-нет, дело не доходило до условного нарушения спортивного режима, но житейских трудностей хватало. Дело даже дошло до того, что Могильный уволил своего агента, только потому, что тот учил Сашу правилам хорошего американского тона. Проще говоря, отчитывал за, как бы это сказать внятнее... Ну, наверное, все же есть смысл скрыться за стандартной фразой - агент был недоволен, что молодой человек не дневал и ночевал на арене, а просто жил нормальной жизнью. Но, удивительное дело, хоккейные дела Могильного при этом шли хорошо.

Могильный в 1989 году и много позже - это если не два разных человека, то уж точно не близнецы-братья (не путать с крылатой фразой поэта Владимира Маяковского о Ленине и партии, коли уж речь идет о советских временах). Когда мы первый раз встретились с Могильным в Баффало, в начале 1991 года, Саша был насторожен и разговор не складывался. Зато уже много лет спустя, на мой осторожный вопрос о том, не побаивался ли он вот так все круто поменять (я не любил касаться этой щепетильно-запретной темы побега), Могильный широко улыбнулся и выпалил: "Да ты что, Игорь! Лечу в самолете в Америку, солнце светит в иллюминатор, новая счастливая жизнь начинается!". Вопросов я больше не имел.

Могильный был самым молодым из советско-энхаэловской струи 1989 года. А вот история попадания в НХЛ 37-летнего (!) Хельмута Балдериса просто уникальна. Бесподобный, быстрый и техничный форвард спокойно завершил карьеру в родном рижском "Динамо", в 1985 году. Потом уехал в Японию, где четыре года успешно трудился в должности тренера-консультанта клуба. Летом 1989-го вернулся в Ригу, только-только возглавил "Динамо", как вдруг... Нежданно-негаданно последовало приглашение из "Миннесоты Норт Старз" и Балдерис, ни секунды не раздумывая, сорвался с места! Правда, далеко "уехать" в НХЛ "Электричке" (прозвище Балдериса) не удалось, но все же 26 игр он провел, а чуть позже подвели травмы. Просто феноменально, ведь человек не играл целых четыре года! 

Появление в НХЛ членов блестящей советской пятерки проходило в прессе с большой помпой. Фотографии Вячеслава Фетисова, Игоря Ларионова, Сергея Макарова, бесконечные заголовки "Русские идут", "Русские пришли", "Русские уже здесь"... Впрочем, это были события действительно грандиозного масштаба.

Но на льду все оказалось гораздо сложнее. Проще говоря, новичков приняли явно "не на ура". Причем, что удивительно, и свои же партнеры тоже. Летом 1989-го, начитавшись дефицитного в то время "Hockey News", я рассказал Фетисову о его будущем партнере, защитнике Рэнди Велишеке, который был не слишком рад приезду новичков из-за океана (Фетисову для компании придали еще и Сергея Старикова, но он провел только 16 игр за "Нью-Джерси" и больше в НХЛ не появлялся). И действительно, уже через год Слава рассказывал: "Сидишь в раздевалке, а несколько игроков ржут. Языка я еще не знал, вот и гадал - надо мной ли смеются?".

И когда Уэндел Кларк из "Торонто" набросился с кулаками на Фетисова буквально на ровном месте, никто из "дьяволов" на защиту новичка не рванул... Заодно генеральный менеджер "Нью-Джерси" Лу Ламорелло обменял в "Торонто" Тома Керверса - для того, чтобы освободить место для вновь прибывших. А Керверс, между прочим, набрал в предыдущем сезоне целых 66 очков, великолепный результат для защитника! Ну как после такого их любить и жаловать?

Кстати, мне довелось работать с Томом (он был скаутом в "Финиксе") и его восприятие новичков из бывшей "империи зла" было абсолютно адекватным. Впрочем, отношение американца Керверса к СССР и России было - и есть - особенное. Большой знаток истории Второй мировой войны, Том хорошо знает, какую колоссальную роль в общей победе сыграли советские солдаты.

А ровно через весь континент, на западном побережье, в канадском Ванкувере, дебютировали в НХЛ вечные партнеры по тройке еще с юниорских времен - Игорь Ларионов и Владимир Крутов. У Вовы дело сразу не заладилось, хотя я был уверен, что с его бойцовским характером именно он приживется в НХЛ быстрее всех. Да, можно говорить о часто упоминавшемся тогда излишнем весе (не забудьте, что летом 1989 года всех будущих энхаэловцев сразу вывели из состава ЦСКА и они готовились к сезону поодиночке), но главное, конечно, состояло в том, что Крутов не смог принять реалии совершенно другого мира. Причем я не имею в виду соперничество на льду. Кстати, если бы кто только знал, сколько будущих звезд НХЛ думали о возвращении на родину после первого же года в лиге.

Дела Игоря Ларионова в "Кэнакс" шли неплохо, но помешало "советское наследие". Почти в буквальном смысле. Контракт Игоря с "Кэнакс" был заключен через организацию "Совинтерспорт", созданную Госкомспортом для "продажи советских спортсменов за рубеж". И в соответствии с договором, ровно половина суммы зарплаты Ларионова (а именно - 350 тысяч долларов) шла именно "Совинтерспорту". И когда контракт с "Ванкувером" закончился в 1992 году и клуб захотел заключить новое соглашение, то представители уже не советской, а российской организации были снова тут как тут. Ларионова такой поворот событий совершенно не устраивал, и он решил уехать играть в Швейцарию, а уже через год вернулся в НХЛ, в "Сан-Хосе".

Пишу об этом лишь для того, чтобы упомянуть, что летом 1989 года новоиспеченные игроки клубов НХЛ вынуждены были проводить куда больше времени в кабинетах, чем на льду. Потому что отпускать их так просто никто не собирался и путь за океан был тернистым, если не сказать жестче. Только представьте себе, что творилось в голове игрока (я уже не говорю про физические кондиции), когда он не был уверен, отпустят ли его вообще и к кому еще надо прийти на прием... А потом надо было привыкать к новой жизни в другой стране, причем не одному, а всей семье. И с распростертыми объятиями - во всяком случае, на площадке - никто не ждал. Ну, если только хотели задержать или свалить на лед.

Вот такие мысли и воспоминания вызвала у меня эта круглая дата - 30 лет со дня высадки советского "десанта" в НХЛ. Знаменательное событие, не правда ли!?

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.