Skip to main content

Картина на 1000 слов: обмен Гретцки

Игорь Куперман рассказывает о знаменитом фото, увековечившем обмен Уэйна Гретцки

Автор Игорь Куперман @nhlrussia / Специально для NHL.com/ru

В английском языке есть выражение "Картина стоит 1000 слов", и в спорте это справедливо как нигде. Третью субботу каждого месяца в течение регулярного сезона 2018-19 NHL.com/ru углубляется в архивы и вытаскивает оттуда самые значимые фотографии в хоккейной истории. В 1000 или более слов мы рассказываем об этих снимках во всех подробностях. Сегодня - о фотографии с пресс-конференции, посвященной обмену Уэйна Гретцки. 

Посмотрел на это фото, и столько воспоминаний нахлынуло...  Как будто все вчера случилось, а ведь уже больше 30 лет прошло. Итак, август 1988 года, счастливое время для Уэйна Гретцки и "Эдмонтон Ойлерз". Только что выигран очередной Кубок Стэнли (четвертый за пять лет!), пышная свадьба с голливудской актрисой Джэнет Джоунз, живи и радуйся! И вдруг, на глазах ничего не подозревавшей радостной публики, начинает разворачиваться самый настоящий детектив. Или триллер, а может и фильм ужасов...

Вначале стали появляться невероятные слухи о том, что Гретцки могут обменять из давно ставшего ему родным клуба. Волнение болельщиков не улеглось даже после того, как в начале августа канадская национальная газета "Глоуб энд Мэйл" опубликовала статью, снабдив ее крупным заголовком: "Величайший" не едет в блестящий город". А заодно, для пущей убедительности, были приведены слова генерального менеджера "Эдмонтона" Глена Сатера: "Это лишь слухи, забудьте о них совсем. Я лично слышу об этом уже целых шесть лет". 

Хотел было здесь вставить фразу о дыме без огня, но решил использовать североамериканское выражение "дымящийся пистолет". "Выстрел" был произведен уже 8 августа, когда монреальская "Ля Пресс" объявила о том, что соглашение о продаже Гретцки в "Лос-Анджелес" уже достигнуто! А на следующий день (запомните, историческая дата - 9 августа 1988 года) не очень тайное стало совсем уже явным. Пресс-конференция в Эдмонтоне, на которой Гретцки утирал слезы, не в силах прочесть до конца написанный текст. Сделка (а именно это слово чаще всего тогда использовалось в советской прессе) помимо Уэйна отправила в "Кингз" Марти Максорли и Майка Крушельницки, а "Ойлерз" получили Джимми Карсона и Мартена Желину, а также три выбора в первых раундах драфтов 1989, 1991 и 1993 гг. Ну, и "сумма прописью" тоже была, да еще какая - $15 млн! Просто неслыханно по тем временам! В тот же день Уэйн уже давал пресс-конференцию в Лос-Анджелесе. Улыбался, справившись с эмоциями. 

Что тут началось в Канаде!!! Главный вопрос, интересующий всех - почему так произошло, чье это было решение? Сам Уэйн туманно намекнул, что "так будет лучше для его семьи и всех остальных тоже". Его поддержал и владелец "Эдмонтона" Питер Поклингтон, заявивший, что "лучший в мире хоккеист попросил его продать". Правда, с годами эта версия претерпела существенные изменения. А несколько лет назад Уэйн сам приоткрыл тайну: "Меня продали. Меня не обменяли". 

 

[Смотри также: Рынок игроков перед дедлайном еще взорвется]

 

Кстати, заодно выяснилось, что выбрать Лос-Анджелес подсказала вовсе не жена Уэйна, которая, как все полагали, хотела жить поближе к Голливуду. По словам Гретцки, "Ойлерз" даже предоставили ему право выбора - Детройт, Лос-Анджелес или Нью-Йорк. Джэнет настаивала на переезде в Детройт, но Уэйн послушался своего отца, который позвонил и сказал: "Ты должен играть в Лос-Анджелесе".

А Канада тем временем продолжала бушевать. Больше всего досталось жене Гретцки и владельцу клуба Поклингтону. Джэнет даже "припомнили" историю 20-летней давности, когда один из членов "Битлз" Джон Леннон женился на Йоко Оно, что позже привело к распаду легендарной группы. Поклингтон же вообще стал "персона нон грата" и во время многотысячного марша протеста в Эдмонтоне был сожжен его портрет. Он даже вынужден был выступить в газете в заявлением, что не боится анонимных звонков и писем с угрозами смерти.

Дальше всех пошел член парламента Канады от Новой демократической партии Нельсон Рилс, потребовавший от правительства запретить сделку: "Гретцки - национальный символ Канады, как бобр. С таким же успехом можно было послать Гретцки на Луну, ибо каждый знает, что Лос-Анджелес - это город, жители которого не могут отличить хоккейную шайбу от пляжного мяча".

А вот "к югу от границы" насторение было диаметрально противоположным. Заголовок "Король Гретцки" был набран в нью-йоркской "Дэйли Ньюс" пятисантиметровыми буквами! Брюс Макнолл, владелец "Королей", ликовал. Убыточный клуб он приобрел всего за несколько месяцев до "продажи века" и сразу взял быка за рога. И не прогадал. В первый же день было принято более тысячи заказов на сезонные абонементы, а еще через три дня счастливых обладателей билетов было уже три с половиной тысячи. Билеты подскочили в цене - с 10 долларов до 25! Телевидение тоже не дремало, заключив договор на трансляцию 60 игр вместо прошлогодних 37. 

Довольно быстро Гретцки и Макнолл нашли общий язык и Уэйн остался верен своему другу даже тогда, когда тот переживал не лучшие времена своей жизни. Гретцки, как и некоторые другие бывшие игроки "Кингз", приезжали к Макноллу в "места не столь отдаленные". Но это произошло много лет спустя, а уже через месяц после обмена-продажи (наверное, так будет лучше обозначить эту сделку) канадские журналисты завершили собственное расследовние и опубликовали свою версию произошедшего. В ходе "допросов с пристрастием" Сатера "заложил" его коллега, сам Фил Эспозито, видимо, раздасадованный тем, что не удалось заполучить Уэйна в "Рейнджерс". Эспозито вспомнил, что еще в июне Сатер предлагал ньюйоркцам Гретцки, но стороны не сошлись в цене.

Именно в ходе предшествовавшего сделке сезона Гретцки, к своему удивлению, обнаружил, что в его контракте нет пункта о запрете обмена. Впрочем, в то время о таких условиях никто и не задумывался. А если добавить, что Уэйн не очень любил перелеты (слухи о том, что он побаивался летать на самолете так и остались неподтвержденными), то вроде бы его "личное" решение о "переходе" в столь отдаленный в географическом отношении клуб не слишком сочеталось с официальной версией. А вот то, что Гретцки попросил включить в сделку своего "телохранителя" Максорли, очень похоже на правду. Кстати, когда Марти работал в "Финиксе", то иногда любил вспоминать, как защищал на льду лучшего хоккеиста планеты. 

Переезд Гретцки в Лос-Анджелес вроде бы прошел гладко, да и сам Уэйн вообще редко когда жаловался. Правда, прицениваясь к купленному позже дому в Thousand Oaks, престижном пригороде Лос-Анджелеса (как называли этот район в советской прессе - "Тысяча дубков"), он на секунду засомневался: "Как же я по такому пригорку буду заезжать зимой?". Но его успокоили, что снега здесь отродясь не видывали...

Video: Гретцки побил рекорд Горди Хоу

Ну, а кончилось все очень хорошо, как в сказке. Гретцки продолжал отлично играть, "Кингз" стали куда мощнее - ведь под "Великого" клуб стал приобретать хороших игроков. Но главное это то, что хоккей парадным маршем вошел в южные города США. Появление на карте НХЛ "Сан-Хосе", "Анахайма", "Финикса", "Флориды", "Тампа-Бэй" и других клубов было бы невозможным без Гретцки, именно он показал южанам, что шайба действительно отличается от мяча. 

Наверное, прочтя этот материал, кто-то и задумается: какая-то "темная история", неясно, что там было. А я вспомнил, как в бытность своей работы в "Финиксе" (Гретцки несколько лет руководил "Койотами") Уэйн любил в деталях рассказывать, как его, 17-летнего, впервые обменяли, еще во Всемирной хоккейной ассоциации, из "Индианаполиса" в "Эдмонтон". Жаль, не поведал о "продаже века", тогда бы я знал все точно...

Расширить

НХЛ обновила Политику конфиденциальности, которая вступает в силу 27.02.2020. Призываем ознакомиться с ней внимательно.

НХЛ использует cookies, веб-маяки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы выражаете согласие с нашей Политику конфиденциальности и Условиями соглашения, в том числе с Политикой cookies.