Skip to main content

Брылин: легенда "Нью-Джерси" и молодой тренер

Рассказ об уникальной игровой карьере тренера фарм-клуба "Нью-Джерси" Сергея Брылина

Автор Игорь Рабинер / "Спорт-Экспресс" - специально для nhl.com/ru

ТРОЙНОЙ РЕКОРДСМЕН И ЗОЛУШКА ИЗ НЬЮ-ДЖЕРСИ

Два молодых российских тренера, а совсем недавно - звездных хоккеиста начинают свой второй путь в НХЛ: Сергей Гончар уже второй сезон осваивает новую профессию в "Питтсбург Пингвинз", Евгений Набоков - в "Сан-Хосе Шаркс". Чуть менее на виду еще один россиянин - Сергей Брылин, уже четвертый сезон работающий вторым тренером в фарм-клубе "Нью-Джерси" - "Олбани Девилз". Он, впрочем, от отсутствия внимания не расстраивается.

"Всегда думал так: будет о чем говорить - вспомнят, а пока не о чем - чего вспоминать? - рассуждает Брылин, которому я дозвонился в Нью-Джерси. - Это другая профессия, в которой надо добиваться результатов. Как хоккеист кое-что выиграл, теперь хочется побеждать и как тренеру. И, конечно, попробовать себя на высшем уровне - в НХЛ. Но понимаю, что это долгий процесс, и готов пройти его от начала до конца".

Брылин - фигура уникальная. Есть всего лишь пять хоккеистов, которые выиграли в составе "Нью-Джерси Девилз" все три "дьявольских" Кубка Стэнли. И невысокий россиянин - один из них наряду с Мартеном Бродером, Скоттом Стивенсом, Скоттом Нидермайером и Кеном Данейко (номера всех этих четырех хоккеистов, и больше никого, в "Дьяволах" выведены из обращения). Кстати, больше трех Кубков из россиян не выигрывал вообще никто, так что и в этом он рекордсмен.

А еще об одном рекорде, как выяснилось из нашего разговора, не знал и сам Брылин. Он - единственный россиянин из числа завершивших выступления в в НХЛ хоккеистов, кто отыграл всю свою энхаэловскую часть карьеры (10 и более лет) в одном клубе. Всего таких игроков в лиге пока 104, и через некоторое время к этому списку, скорее всего, присоединится Павел Дацюк, минувшим летом перебравшийся из "Детройта" в СКА. Но пока он еще играет, и по крайней мере теоретическая возможность вернуться в НХЛ у него сохраняется - так же, как Андрей Марков может перейти из "Монреаля" в какой-то другой клуб. Так что на данный момент Брылин с его 13 сезонами в "Девилз" фигурирует в этом списке в одиночку.  

"Конечно, задачи отыграть всю свою энхаэловскую карьеру в одном клубе я не ставил, - признается Брылин. - Потому что никогда не знаешь, что случится в будущем. Так получилось. Особенно в начале карьеры были моменты, когда то играл, то не играл, порой в фарм-клуб отправляли... Тогда возникали мысли о том, что нужно поменять команду.

Когда я в 1991 году в 17 лет начинал в ЦСКА у Виктора Тихонова, никогда в жизни не поверил бы, если бы мне кто-то сказал, что 20 с лишним лет буду играть на высшем профессиональном уровне, и мне посчастливится выиграть три Кубка Стэнли. Еще в конце 80-х "Нью-Джерси" был на последних ролях в НХЛ, все над командой смеялись. А мне посчастливилось попасть в команду, которая стала частью истории. Можно сказать, это история Золушки, которая превратилась в принцессу. Жаль только, с последнего нашего Кубка прошло уже 13 лет...

Помню, как в 94-м получил предложение из "Нью-Джерси", и мы с родителями долго сидели на кухне и разговаривали об этом. Отец сказал, что, если зовут, надо поехать и попробовать. В России тогда ситуация была очень тяжелая. Уровень хоккея падал, игроки уезжали куда угодно, хоть в Италию. В мой второй сезон в ЦСКА у нас 60% команды играли в масках. Я понимал, что в Россию всегда можно вернуться, а сюда могут уже не позвать. Поэтому и решился. Считаю, что карьера у меня сложилась замечательно! И теперь, конечно, ни о чем не жалею".

В 1994 году ЦСКА, заключивший контракт с "Питтсбург Пингвинз" и ставший "Русскими Пингвинами", совершил турне по Северной Америке, где играл с клубами ныне не существующей Интернациональной хоккейной лиги. Армейцы выиграли всего два матча из 14, но у "Нью-Джерси", задрафтовавшего Брылина двумя годами ранее во втором  раунде под 42-м номером, появилась возможность присмотреться к своему драфт-пику на маленьких площадках. После чего и позвали за океан.

КРОВЬ И БОЛЬ ЧЕМПИОНСКИХ ПЕРСТНЕЙ

Еще бы он об этом жалел. Иные суперзвезды так в своей жизни и не дотрагиваются до Кубка Стэнли, а он, игрок-трудяга, сделал это аж трижды. И, как сказал мне когда-то, не согласился бы поменяться местами с тем же Павлом Буре. Кстати, с его братом Валерием Брылин играл в одной тройке в детской команде ЦСКА, а отец братьев Владимир стал тренером Сергея по физподготовке в "Нью-Джерси". Вот как причудливы переплетения судеб.

- Все три чемпионских перстня - одинаковые? - спросил я Брылина в нашем разговоре еще в 2005 году.
- И материалы, из которых изготовлены, разные, и дизайн. Первый был сделан из желтого золота, второй - из платины, третий - из белого золота. На каждом - бриллианты, а на втором и третьем еще и с красным рубином. Любимый для меня - третий, за победу в Кубке 2003 года. Это настоящее произведение искусства. Если в 1995-м нам вручили перстни уже через два-три месяца, то здесь спустя больше чем полгода. Очень долго выбирали компанию-изготовителя и дизайн. Знаю, что генеральный менеджер "Девилз" Лу Ламорелло даже пригласил нескольких игроков - Стивенса, Нидермайера, Бродера - и они участвовали в выборе камней, да и вообще решали, как будет выглядеть перстень. Видимо, в клубе посчитали, что третья победа - особая. И перстень по такому случаю должен быть лучше предыдущих.

К третьему Кубку Стэнли мы еще вернемся. А первый, который "Девилз" завоевали в стартовом брылинском сезоне в НХЛ, россиянин домой на положенный  каждому игроку день даже не забирал. Все лето он тогда провел в Москве и даже не предполагал, что такое правило существует. Да и не мог парень в 21 год, завоевавший культовый трофей в первый же свой заокеанский сезон, знать ему истинную цену.

Второй Кубок, в 2000-м, Брылин в Россию также не привозил, день с ним провел дома в Нью-Джерси. Но с третьей попытки все-таки сделал это. "Хочу показать Кубок Стэнли отцу", - сказал хоккеист. Путь от счастья до горя оказался короток. Через месяц отца Брылина (инженера, много лет работавшего в космической отрасли) не стало. О тех днях Сергей 11 лет назад рассказывал мне:

"Тогда я впервые оказался на приеме в Белом доме, который каждый год президент США устраивает для обладателей Кубка Стэнли. Предыдущие два раза приемы проходили, когда я находился в отпуске в России, а теперь - в сентябре. Мне было не до того - но когда, похоронив отца, я прилетел в Нью-Джерси, услышал, что на следующий день - поездка в Вашингтон. Никто меня не заставлял, но мы с женой решили, что это единственная возможность как-то отвлечься.

Все для меня было как-то в тумане, но сам факт прихода в Овальный кабинет и встречи с Джорджем Бушем-младшим многого стоит. Президент США уделил нам полчаса, произнес речь, пожал руки, сфотографировался - снимок у меня дома в Нью-Джерси остался".

Тот Кубок для Брылина - особенный. Ведь в феврале 2003-го, всего за четыре месяца до триумфа, он сломал кисть, и перелом был очень сложным. Стоял даже вопрос, сможет ли хоккеист вообще вернуться в игру.

"Честно говоря, вообще не был уверен, что смогу вернуться в хоккей, - рассказывал мне Брылин в 2005-м. - Мне вставили в руку три стержня, металлические спицы. Они торчали наружу, и врачи на шесть недель категорически запретили вообще какие-либо тренировки - нельзя было потеть, потому что существовала угроза заражения крови. Я ничего не делал, места себе не находил - и в это время мне очень помог Лу (Ламорелло). Он сказал: "Не волнуйся. Постарайся сконцентрироваться на том, чтобы быстрее залечить травму и вернуться в команду. А если жизнь сложится так, что не получится, мы тебя не бросим". В тот момент мне было важно это услышать".

За шесть недель мышцы кисти Брылина атрофировались так, что в пальцах не осталось никакой силы. Когда сняли фиксатор, в первый день он не мог даже выдавить зубную пасту из тюбика. Кисть пришла в такое состояние, что Сергей еще много лет не мог свободно вращать ладонью. Заросла настолько, что не могла ни сгибаться, ни разгибаться.

 

Чтобы хотя бы частично восстановить ее функции, нужна была жесточайшая терапия. С утра он два часа через дикую боль разрабатывал руку. Потом - на тренировку, затем - опять на терапию. Разработка кисти оказалась процессом вдвое более болезненным, чем незадолго до того разработка колена. Операцию на нем из-за застарелой травмы он сделал летом 2002-го. И только набрал форму в том сезоне - как сломал кисть...

Поначалу и речи не шло о том, чтобы вернуться в хоккей до конца сезона. Спицы из кисти вынули только в середине марта - за месяц до начала плей-офф. Потом были недели кошмарной терапии, когда глаза лезли из орбит. Первый раунд против "Бостона" Брылин пропустил. Команда уверенно выиграла.

"Операцию мне делал врач, не работавший в клубе, жесткий и независимый, который специализируется как раз на переломах рук, - рассказывал мне Брылин. - Он же наблюдал за моим восстановлением. Говорил, что с такими травмами люди возвращаются в лучшем случае через несколько месяцев. И я точно знаю, что в какой-то момент Лу позвонил хирургу, попросил еще раз посмотреть, готов ли я играть. С тем намеком, что он хотел бы видеть меня в составе. Не знаю, каких усилий стоило генеральному менеджеру уговорить врача. Но, когда я приехал, хирург дал понять: играть разрешаю, но при других обстоятельствах ни в кое случае этого бы не сделал".

Теперь, думаю, все понимают, что чувствует Брылин, глядя на этот чемпионский перстень. Перстень из боли и крови. Которых он стоил и главному тренеру того "Нью-Джерси" Пэту Бернсу, выигравшему Кубок, уже будучи больным раком. О нем хоккеист говорил мне с уважением и увлечением:

"Бернс рассказывал нам, как был секретным агентом, внедрялся в бандитские группировки в самых страшных районах, боролся с наркомафией. Ему доводилось участвовать в уличных перестрелках, стрелять в людей (правда, убивал ли он, Пэт не говорил). Несколько раз его ранили ножом. Только потом он начал тренировать детей и постепенно дорос до тренерства в НХЛ. Так что неудивительно, что после такой бурной деятельности он мог прикрикнуть на игроков и не боялся самых больших авторитетов".

Но лучшим из тренеров, с которыми когда-либо работал, Брылин называет не Бернса, не Тихонова, а Лэрри Робинсона, с которым выиграл свой второй Кубок Стэнли - 2000 года.

НАЗАД В "ДЕВИЛЗ" ПОЗВАЛ ЛАМОРЕЛЛО

В 2005-м Брылин говорил мне: "Никуда из "Дэвилз" уезжать бы не хотелось. Это уже моя родная команда. Я отдал ей десять лет и видел от нее только хорошее". Так все и выйдет - по крайней мере, если говорить об НХЛ. Но завершит он карьеру все-таки на родине.

В "Девилз" Брылин проведет 13 сезонов, а мог бы и на год больше. Спрашиваю его, при каких обстоятельствах он в 2008-м, в 34 года, уехал из "Нью-Джерси" в СКА из Санкт-Петербурга. И слышу:

"У меня оставался еще один опциональный год в контракте с "Дэвилз". Причем это была моя опция: скажи я "да" - остался бы в "Нью-Джерси". Хотел заключить с клубом новый полноценный контракт, но нам дали понять, что сейчас не готовы это делать. А с приходом нового тренера Саттера я стал играть намного меньше, в третьем-четверто звеньях. И я понимал, что если проведу в "Девилз" еще один такой год, дальнейшие варианты будут совсем минимальными.  

Был интерес и со стороны других клубов НХЛ. Но в то же время я получил предложение от СКА. И, если честно, оно было намного выгоднее, чем все, что было на тот момент в НХЛ, и мы с агентом решили согласиться на мой переезд в Питер. Все четко продумал, взвесил - и ни о чем не жалею".

После трех сезонов в СКА он не получил предложений из НХЛ и последний год своей карьеры провел в "Металлурге" из Новокузнецка - родном городе обладателя "Везина Трофи" Сергея Бобровского. У них с Брылиным - общий агент, и через него Бобровский несколько раз просил тезку подписать свитера для благотворительных аукционов, которые он устраивает. "Бобровский каждый год устраивает эти аукционы и проводит в Новокузнецке тренировочные лагеря, - говорит Брылин. - Отношусь к таким людям, которые не забывают о своей родине и помогают ее людям, с большим уважением".

Затем он поехал домой в Нью-Джерси. И первое время надеялся, ждал каких-то вариантов - уже не из НХЛ, но из КХЛ. Однако их не было, и в 38 лет Сергей понял, что карьера закончена.

И пошел к Ламорелло.

"Лу всегда говорил, чтобы, когда закончу играть, я пришел к нему, мы сели и обсудили возможность дальнейшей работы. Так и сделал. Первый год был больше как тренер по развитию. Приезжал на несколько дней, на неделю в Олбани, работал с молодыми ребятами, наблюдал за играми, высказывал какие-то свои мысли ему и тренерскому штабу.

Потом, летом 2013-го, сидел и думал, что хотел бы делать в будущем. Посоветовавшись с друзьями и агентом, решил, что надо попробовать себя в качестве тренера. Когда высказал эту мысль Ламорелло, он предложил поехать в Олбани и стать помощником главного тренера. Я согласился, и так началась моя новая карьера".

Я бы сказал - так она закольцевалась. Ведь в 1994-м, когда в НХЛ случился первый локаут, а Брылин как раз поехал за океан, контракт у него был двусторонним, что позволило ему играть за "Олбани" - тогда еще не "Девилз", а "Ривер Рэтс". Русских там не было - и получилось точь-в-точь как у его старшего товарища по "Дьяволам" Валерия Зелепукина, который несколькими годами раньше за пару месяцев в том же отшельническом "Олбани" начал видеть сны на английском. Брылин осваивался, живя первые недели дома у врача "Ривер Рэтс". И лишь переехав в "Девилз" после локаута, снял дом у Александра Семака.

Сейчас он барражирует из Нью-Джерси в Олбани - между ними два с половиной часа езды на машине. Семья живет в Нью-Джерси, трое детей ходят там в школу и уже слишком привыкли, чтобы их перевозить. Раз в неделю случается выходной, и Сергей едет домой - иногда удается сделать это и в будни. Но почти всю неделю он проводит в Олбани.

Тренерских курсов, чтобы работать по этой профессии за океаном, заканчивать не нужно. Для него главные уроки - это практика, помноженная на молодежный лагерь в июле и несколько дней бок о бок со штабом первой команды "Нью-Джерси" в августе перед каждым тренинг-кемпом. Там просматривается множество видео, обговариваются детали - ведь фарм-клуб играет по абсолютно тем же схемам, что и "Девилз", чтобы молодым игрокам легче было переходить из АХЛ в НХЛ. Если есть необходимость, главный или второй тренер "Олбани" в любой момент может позвонить коллегам из "Дэвилз", о чем-то рассказать или проконсультироваться.

"До лета 2015 года, когда в головной клуб пришло новое руководство, нас в тренерском штабе "Олбани" было трое, - говорит Брылин. - Но тут посчитали, что двоих достаточно. Все остальные приезжают и уезжают. Такие ли у меня близкие отношения с Рэем Шеро (новым генеральным менеджером "Девилз"), как с Лу? Не забывайте, при Ламорелло я сам играл и тесно общался с ним много лет. Сравнивать эти отношения нельзя. Да и вообще поменялось многое. Налицо перемены в лиге, сейчас больший упор делается на созидательный хоккей. То же происходит и в клубе.

Рэй (Шеро) пришел всего полтора года назад, проводит большую часть времени в Нью-Джерси, а в нашу тренерскую заходит на 10-15 минут до игры и столько же после, когда приезжает смотреть игры "Олбани". И в течение лагеря, естественно, пересекаемся. У нас не такие тесные, как с Лу, но нормальные рабочие отношения. Все люди в руководстве клуба очень приветливы и дружелюбны, всегда готовы подсказать. В этом плане никаких проблем не было и нет.

В АХЛ много молодых талантливых ребят, которые пытаются пробиться в НХЛ, и работать с ними интересно. АХЛ создана для их развития, и, например, те же Никита Кучеров и Владислав Наместников выделялись, когда еще играли за "Сиракьюз". Вижу, как успешно они сейчас играют в "Тампе" и сборной - и понимаю, что этому помогла их игра в АХЛ. А то иногда читаешь в российской прессе эти страсти про АХЛ - мол, это болото, и оттуда вырваться невозможно. Но вот вам живые примеры ребят, которые доказали обратное. Или вот Никита Сошников еще в начале сезона играл против нас, после этого его под няли в "Торонто". Тоже выделялся парень, как и в плей-офф, когда мы против них играли - и теперь уже в НХЛ".

Четвертый год в низшей лиге - то ли это, что устраивает трехкратного обладателя Кубка Стэнли на сегодняшний день? Отвечая на этот вопрос, Брылин ухитрился одновременно оказаться и искренним, и взвешенным. Читая этот ответ, нетрудно понять, почему именно он оказался тем самым человеком, который при не самых выдающихся талантах смог продержаться в "Дэвилз" столько лет и оказаться одним из тех пяти, кто выиграл все три Кубка.

"Конечно, хочется сделать шаг вперед. И надеюсь, что в ближайшем будущем появится возможность его осуществить и попробовать себя в НХЛ. Но понимаю, что это не такой простой процесс. Есть контракт на два года, который я подписал этим летом, его нужно отрабатывать. И понятно, что тренер - это человек, который всегда должен учиться. У меня сейчас как раз идет такой процесс становления и учебы. Когда начинал тренерскую карьеру, даже не подозревал, сколько всего здесь нужно знать, уметь и понимать, насколько непростой и творческий это процесс.

Перестраиваться от игрока к тренеру было нелегко, особенно в первый год. В том числе ты должен чувствовать разницу в общении с ребятами, понимать, что при всей близости должна уже существовать какая-то дистанция. Наверняка те же Гончар и Набоков чувствуют что-то подобное. Пользуясь случаем, поздравляю Серегу с Кубком Стэнли. У него получилось удачное начало тренерской карьеры - в первый же год выиграл трофей и, уверен, внес в это свою лепту.

В плане тренерского развития мне дали понять, что, невзирая на контракт, никто не будет держать, если будет интерес от других клубов НХЛ. Не хочу говорить, что буду работать только здесь и не готов рассматривать предложения из той же КХЛ. Будут хорошие варианты - готов их рассмотреть. Но пока понимаю, что еще многому нужно учиться. И надеюсь, что все еще впереди. Ничего не хочу загадывать - так же, как это было в моей хоккейной карьере. Там - получилось. Сделаю все, чтобы получилось и здесь".

...Не получилось у Брылина только в одном хоккейном аспекте. И не по его вине. Каким-то фантастическим образом трехкратный обладатель Кубка Стэнли ни разу не играл за сборную России ни на Олимпиадах, ни на Кубках мира - хотя никогда не отказывался выступать за национальную команду. При этом у нее при обилии звезд всегда был дефицит пахарей, форвардов оборонительного плана.

Но то перед Нагано-98 он был травмирован, то его неожиданно для всех не брал в команду-2002 бывший партнер, а потом тренер в чемпионском "Нью-Джерси"-2000 Вячеслав Фетисов (кстати, у них один и тот же первый тренер в ЦСКА - Юрий Чабарин), то перед Турином-2006 Владимир Крикунов сообщал, что Брылин отказался быть резервистом и ждать, не освободится ли какая-нибудь вакансия.

"Вообще не припоминаю такого разговора, - удивляется Брылин. - Если правильно помню, Крикунов был на нашей игре с "Айлендерс", в которой мы сыграли очень плохо. После матча подошел, пообщался пару минут со мной и Витей Козловым. Но какой-то конкретики про основу или запас не помню.

А то, что не сыграл за сборную... Не могу сказать, что мне обидно. Конечно, хотелось бы попробовать себя на таком уровне. Но я сейчас тоже тренер - и понимаю, что кого-то другого могли просто посчитать сильнее. Совершенно нормально к этому отношусь. Никаких разочарований нет. Не сложилось - да. Но что могу с этим поделать? Смотрю на такие вещи философски. Как я могу быть чем-то разочарован после такой карьеры? После трех Кубков Стэнли и такой прекрасной команды, как "Нью-Джерси"?".

И действительно - как? Брылина никогда не считали хоккейным гением - а он стал одним из всего пятерых игроков в мире, кто участвовал во всех трех триумфах "Нью-Джерси". Даже магу из "Детройта" Павлу Дацюку посчастливилось сделать то же самое меньше раз - два. И присоединиться к соотечественнику в ряду тех, кто провел всю свою долгую энхаэловскую карьеру в одном клубе, ему только предстоит...

Брылин не проводил прощального матча - ему, скромному парню, такое даже в голову не приходило. Но болельщики "Девилз" своего классического незаметного героя не забудут никогда. А скоро, даст бог, будут болеть за него и аплодировать ему в новом качестве.

Расширить