Skip to main content

Макаров о Зале славы

Макаров надеется, что в Зале Славы появится больше российских хоккеистов

Автор Дэн Роузен / Штатный автор NHL.com

ТОРОНТО - Сергей Макаров стал вторым нападающим из известной тройки Крутов-Ларионов-Макаров, третьим игроком "первой пятерки" сборной СССР и пятым представителем команды ЦСКА в Зале хоккейной славы.

Он не думает, что станет последним в этом списке, где уже есть Владислав Третьяк, Вячеслав Фетисов, Валерий Харламов и Игорь Ларионов.

"Надеюсь, что нет. Я хотел бы, что здесь было больше наших ребят, - сказал Макаров. - Алексей Касатонов должен быть здесь. Владимир Крутов умер, но если вы говорите о пятерке, то с моей точки зрения, мы все должны быть здесь. Я бы этого хотел".

Третьяк стал первым российским хоккеистом, которого ввели в Зал хоккейной славы в Торонто. Это было в 1989 году. Фетисов был следующим в 2001. Харламова приняли туда в 2005, Ларионова - в 2008.

Для других российских игроков, таких как Павел Буре (2012) и Сергей Федоров, которые также являются членами Зала славы, Макаров и его партнеры были кумирами, они старались учиться у них.

"Мы открыли новую эпоху в хоккее для НХЛ, - сказал Макаров. - Мы были уже старыми по хоккейным меркам, когда приехали сюда. Нам было по 30. Но мы открыли двери для молодежи, им уже было легче уезжать в НХЛ".

Макаров надеется, что еще один российский хоккеист скоро появится в Зале славы.

"Я думаю, что Александр Могильный должен быть здесь. Он великий хоккеист. Это мое мнение", - сказал он.

Video: Зал славы: Сергей Макаров

Вашон хотел, чтобы его жена увидела церемонию

Роже Вашон замолчал. У него на глазах были слезы. Эта мысль очень тронула его.
Он отвечал на вопросы о том, что для него значит вступление в Зал хоккейной славы. Бывший голкипер, которому сейчас 71 год, ждал этого больше 30 лет. Он начал говорить о своей жене Николь и чуть было не расплакался.

"Лучше этого ничего не может быть, - сказал Вашон. - Мне только жаль, что моя жена умерла".

И вот тут он замолчал. Они были женаты 45 лет. Николь умерла в феврале от рака мозга. Вашон говорит, что она боролась с болезнью в течение четырех месяцев.
"Как бы я хотел, чтобы она была здесь, - сказал Вашон. - Мне ее не хватает. Но у меня есть дети, внуки и надо двигаться дальше. Это огромная честь, и я бы очень хотел, чтобы она была сейчас со мной. Я вспоминаю ее каждый день. Я знаю, что она сейчас там, где должна быть, но я бы хотел видеть ее здесь".

Вашона спросили, что бы сказала Николь, будь она с ним 27 июня, когда ему позвонил председатель Зала славы Лэнни Макдональд и сообщил ему, что через 34 года после завершения карьеры вратаря, он становится членом этого избранного клуба.

"Она бы сказала: "Тебе уж давно пора бы туда", - ответил Вашон. - Мы ждали этого больше 30 лет и наконец мы здесь".

От имени отца

Калли Куинн будет представителем своего отца Пэта Куинна, которого посмертно вводят в Зал славы в категории "Руководители". Куинн скончался 23 ноября 2014 года после продолжительной болезни на 72-м году жизни.

"Это немного странно, я даже не думала, что мне придется быть в такой ситуации, - сказала Кэлли Куинн. - Мне легко говорить о нем, потому что я его любила. Он был моим героем. Он был больше, чем просто отец, он был моим кумиром. Мне легко говорить о нем, почти хвалиться. Хотя это слово мне не нравится. Но я очень высокого мнения о нем. Сам он никогда так о себе не говорил. Но я его таким видела, таким его видели другие".

Кэлли выступит на торжественной церемонии в Зале славы в понедельник от имени семьи Куинн.

Общее для всех

Вашона, Макарова, Куинна и Эрика Линдроса объединяет не только то, что они становятся членами Зала хоккейной славы в 2016 году. Все они еще были обладателями Кубка Канады/Мира.

Вашон завоевал его в составе сборной Канады в 1976 году, Макаров - в 1981 в составе сборной СССР, Линдрос - в 1991 с канадцами, а Куинн был тренером сборной Кленового листа на Кубке мира 2004 году.

Вашон считает Кубок Канады 1976 года вершиной своей карьеры. Он помог сборной Канады победить и получил шанс сыграть с Бобби Орром. Макаров вспоминает финальный матч Кубка Канады 1981 года, когда советская сборная обыграла хозяев 8:1.

"Это был легкий матч против канадцев, такого не было раньше", - сказал он.
Линдрос до сих пор ощущает трепет, который он испытал в 18-летнем возрасте, войдя в раздевалку "Торонто Мэйпл Лифс" на арене "Мэйпл Лиф Гарденс" в 1991 году, где он увидел памятные плакетки на стене.

Что говорят

"Мы же здесь навсегда. Случилось это сразу или по прошествии многих лет, но мы же здесь. Так? Мы здесь", - Эрик Линдрос о том, что ему пришлось ждать, когда его введут в Зал славы.

"Он любил Зал славы. Он любил историю. Любил хоккей. Он считал очень важным хранить историю этого вида спорта. Без Зала славы мы не смогли бы понять, откуда пришли и в каком направлении развивается хоккей", - Калли Куинн о том, что значит Зал славы для ее отца Пэта Куинна.

Расширить