Skip to main content

Селянне и Кария: со льда - в Зал славы

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о Селянне и Карии, принятых в Зал хоккейной славы

Автор Игорь Куперман / Специально для NHL.com/ru

... "Не было бы счастья да несчастье помогло...". Сколько ни старался избежать этой заезженной поговорки, но, пожалуй, именно эта фраза лучше всего характеризует одно событие, произошедшее в карьере Теему Селянне. В конце концов, шаблон или клише - это всего лишь частое отражение истины...

7 февраля 1996 года не было в мире несчастнее человека чем Селянне. Никто и никогда не видел его таким, буквально почерневшим от горя. Обмен в "Анахайм" был неожиданным и грядущий переезд "Виннипег Джетс" в пустыню Аризоны уже никакого отношения к Теему не имел. Как бы сказали сейчас, команда "разгружала платежную ведомость"... Только вот как все это пережить кумиру города, превратившему Виннипег во вторую столицу Финляндии?

Конечно, спустя более двадцати лет такие леденящие душу подробности уже никого не волнуют. Но тогда Теему всерьез казалось, что его карьера в НХЛ, образно говоря, натолкнулась на камень. Кто же мог предположить, что вскоре в "Анахайме" появится суперсвязка Селянне - Пол Кария и позже оба одновременно будут введены в Зал хоккейной славы? Интересно, что познакомились эти два форварда при весьма забавных обстоятельствах. И даже не на льду. Летом 1993 года Селянне (лучший новичок сезона) прилетел в Торонто для того, чтобы принять участие в чествовании лучших игроков года, причем не только НХЛ. Перед началом церемонии Теему увидел сидящего в углу щупленького парнишку и тихо спросил своего агента Дона Бэйзли: "Кто это, чей это сынок?". Бэйзли удивленно посмотрел на Теему: "Ты что, это же Пол Кария, лучший игрок студенческого чемпионата США!".

Попав в "Анахайм", Селянне было достаточно одной тренировки, чтобы найти общий язык с Карией. Вообще, создавалось такое впечатление, что они могут видеть друг друга на площадке даже с закрытыми глазами. А комментаторы хорошо заучили и, похоже, вовсю "соревновались", кто быстрее и слаженнее произнесет: "Селянне отдает шайбу Карии - гол!" и "Кария передает шайбу Селянне - шайба в воротах!". "Как только мы оказались в одной тройке, нам не надо было сыгрываться, - вспоминает Кария. - Я чувствовал Теему как близнеца и знал, что он будет делать в следующий момент".

Наверное, если бы Пол и Теему знали русский язык (Селянне, правда, овладел несколькими выражениями с помощью своих русских партнеров в "Виннипеге"), то по достоинству оценили фразу "мы с Тамарой ходим парой". Потому что и за пределами льда они были почти неразлучны и вовсе не хотели отдохнуть друг от друга после матчей или выездов. Хотя, наверное, более разных по характеру людей и представить себе сложно. Вольнолюбивый и веселый Теему, который мог перед игрой посмотреть очередную серию Baywatch прямо в раздевалке (в России этот сериал носил название "Спасатели Малибу"). Причем на качестве игры такая "неподготовленность" не сказывалась. "Селяха все равно забьет" - говорили в Виннипеге. И сосредоточенный перфекционист Пол, знающий до секунды личный распорядок подготовки к матчу и не отвлекающийся ни на что в преддверии игры.

Кстати, эта пара крайних нападающих настолько завораживала своей игрой, что вряд ли кто вспомнит имена центральных нападающих этого звена. Да, был трудолюбивый и надежный в обороне Стив Руччин, но создавалось такое впечатление, что Селянне и Карии и не нужен был изящный распасовщик. И, конечно, глаза у защитников разбегались - за кем следить, кого держать... А поскольку тогда хоккей еще не был столь "рафинированным" как сейчас, то в ход шло все что попало, только бы их остановить любой ценой - удары клюшкой, "врезание" в голову и прочий неджентльменский набор приемов. И цена эта оказалось очень высокой. До сих пор мороз по коже продирает, когда видишь эти жуткие кадры ударов, приведших к сотрясениям мозга у Карии...

Сколько бы они ни играли, им всегда было мало хоккея. Может, это их и роднило? Селянне, к примеру, не мог удержаться и к удивлению мальчишек подключался к их игре на заснеженной дороге, причем однажды даже сделал это в костюме, по пути на матч! И хотя сейчас оба не связаны с хоккеем, страсть, конечно же, осталась. Прибыв в Зал хоккейной славы для получения перстней, Кария аж светился от нового свидания с любимой игрой. А Селянне описал свои чувства кратко, но очень точно: "Я здесь как в магазине с конфетами...". И уж просто символично получилось, что первым Карии сообщил о включении в Зал славы именно его давний друг Селянне. Пол занимался своим любимым делом, серфингом. А когда выбрался на берег и стал проверять пропущенные телефонные звонки, то первым услышал радостный крик Теему: "Пол, нас выбрали в Зал славы!!!". И уж только потом, получив официальное уведомление по телефону, Кария в шутку сказал, что "наверное, после этого у меня был маленький сердечный приступ..."

Наверное, есть в этом какая-то приятная закономерность, что люди, долго игравшие вместе, оказались и принятыми в Зал хоккейной славы в один день. А, может, так и должно было случиться - как говорят в Северной Америке, "хорошие вещи происходят с хорошими людьми...".

Расширить