Skip to main content

Пэт Куинн: Гонки с Ларионовым и сигарный дым

Легендарные Игорь Ларионов и Павел Буре с благодарностью вспоминают великого тренера за все, что он сделал для хоккея и для них лично

Автор Павел Стрижевский / обозреватель NHL.com/RU

Пересказывать полную биографию этого выдающегося человека, которого в понедельник посмертно введут в Зал хоккейной славы в категории "великих строителей", смысла нет: в России личность Пэта Куинна и так известна достаточно хорошо.

Своего признания он, разумеется, заслужил не как игрок, хотя и защитником за свои девять сезонов в "Ванкувере", "Торонто" и "Атланте" в 1970-х прослыл очень крепким. Свой основной вклад в развитие хоккея Куинн сделал в качестве тренера, генерального менеджера и президента. В каждой из этих ролей "Большой ирландец" был великолепен по-своему, и любой, кому довелось соприкасаться с ним - будь то игрок, коллега по тренерскому цеху или президент канадской хоккейной федерации, - вспоминает о Куинне с колоссальным уважением и даже восхищением.

"Про тот "Ванкувер", в который я попал из советского хоккея, можно смело говорить, что Пэт Куинн его создал, - сказал в интервью NHL.com/ru Павел Буре. - Будучи и президентом, и генеральным менеджером, а затем и тренером, он принял огромное участие в том, чтобы я смог приехать в этот клуб. Да и впоследствии сделал очень много хорошего и для меня, и для команды. Великий специалист!"

Буре и Куинну и в самом деле повезло друг с другом. Куинну, выбравшему 18-летнюю на тот момент "Русскую ракету" лишь под общим 113-м номером драфта-1989, пришлось впоследствии лечь костьми, чтобы отстоять возможность оставить его у себя. По тогдашним правилам, игроки столь юного возраста могли быть выбраны лишь в первых трех раундах, либо обязаны были иметь за плечами два сезона профессионального опыта и не менее чем 11 сыгранных матчей в каждом из них. НХЛ едва не отобрала у "Кэнакс" права на Буре, но Куинн все же сумел отстоять свою правоту через арбитраж, хоть на это и ушел целый год. Впоследствии Павел, как известно, сполна отплатил своему благодетелю, практически в одиночку дотащив "Ванкувер" до седьмого матча финала Кубка Стэнли-94.

"Пэт знал, как правильно настроить ребят, понимал, как нужно действовать против той или иной команды, - говорит Буре. - Играть за него как за тренера было для меня привилегией. Считаю, что мне очень повезло провести в его команде достаточно много времени. Легендарный руководитель и тренер, который на протяжении нескольких десятилетий занимал ведущие роли и в НХЛ, и в сборной Канады. Фигур такого масштаба за всю историю хоккея наперечет! Он давно должен был попасть в Зал славы, но, так как сам являлся председателем комиссии по приему туда новых лауреатов, не смог оказаться там раньше. А так он, конечно, давным-давно заслужил там быть, и я очень рад его включению."

Не меньше приключений и головной боли выпало на долю Куинна и с двумя другими великими советскими игроками, которых "Ванкувер" сумел заполучить двумя годами раньше - Игорем Ларионовым и Владимиром Крутовым. Ради вызволения знаменитых форвардов "тройки КЛМ" из команды Виктора Тихонова и железных кандалов монструозного Совинтерспорта, Куинн специально прилетал в Советский Союз.

"Сам я познакомился с Пэтом во время Суперсерии-1988, когда ЦСКА ездил в Северную Америку встречаться с клубами НХЛ, - сказал Ларионов в интервью NHL.com/ru. - В то время я даже не очень понимал, что такое драфт, и кто кому принадлежит - ведь в Советском Союзе нам ничего об НХЛ и всей ее системе не рассказывали."

"Вскоре после Олимпиады-88 в Калгари в Москву прилетели тогдашний владелец "Ванкувера" Франк Гриффитс с супругой и одним канадским сенатором - договариваться с нашим руководством о том, чтобы они отпустили меня и Володю Крутова, поскольку мы оба были задрафтованы "Кэнакс". Именно тогда я впервые и услышал о том, что наши права в НХЛ, оказывается, принадлежат этому клубу. Ну а Пэт прилетел уже следующим летом - когда пошли разговоры о том, что нам дадут возможность уехать. 1-го июля 1989 года "Ванкувер" и "Калгари" подписали договоры с Совинтерспортом о приобретении меня и Сергея Макарова. Если не ошибаюсь, тот приезд Куинна в Москву был его вторым визитом в СССР. До этого он привозил сборную Канады на московский ЧМ-1986.

Что интересно, после того, как все переговоры о финансах и прочих деталях закончились, мы все - ГМ "Калгари" Чак Флэтчер, Куинн, Макаров, я и еще какие-то представители Совинтерспорта пошли на небольшой ланч перед обратным вылетом канадцев. И все это немного затянулось. Досиделись до того, что Пэту нужно было срочно мчаться в аэропорт, чтобы не опоздать на свой вылет. И я, как сейчас помню, на своих "жигулях" домчал его из Лужников до Шереметьево буквально за 15 минут. Можете себе представить это расстояние, и с какой скоростью надо было ехать? Только на этом история не закончилась. Когда я в августе приехал в Ванкувер готовиться к сезону и попросил клуб помочь оформить мне права и выделить машину, Пэт сказал, что после такой езды, какую я выдал с ним в Москве, мне придется идти заново сдавать на права (смеется). Сумасшествие какое-то! Что делать, поехал сдавать. Я и понятия не имел тогда, что по своим советским правам имел право водить по Канаде шесть месяцев. Эта история стала для меня первым знакомством с тем, кто такое дисциплина Пэта Куинна и его отношение к делу.

Уже потом три года совместной работы с ним как с генеральным менеджером, а затем и главным тренером оставили самое приятное впечатление. Никогда не забуду его терпение, чуткость и понимание в отношении нас, только приехавших из СССР, к нашим трудностям во время переходного периода. Именно благодаря ему эта адаптация прошла достаточно безболезненно."

Интересно, что в тот момент, когда Ларионов с Крутовым приехали в Ванкувер, занимать должность главного тренера Куинн не имел права. За три года до этого, в декабре 1986 года, он подписал контракт с "Кэнакс" о намерении стать президентом и генеральным менеджером клуба со следующего сезона, являясь на тот момент главным тренером "Лос-Анджелеса". Куинн, имевший высшее юридическое образование, доказывал, что "Кингз" пропустили дедлайн, чтобы предложить ему продлить тренерский договор, и что это давало ему право вести переговоры с другими клубами, но тогдашний президент НХЛ Джон Зиглер усмотрел в его действиях конфликт интересов и отстранил его от руководства "Королями" до конца сезона, а также запретил занимать аналогичный пост в любом другом клубе вплоть до сезона 1990-91.

"О том, что НХЛ отстранила Пэта от возможности тренировать команду, я узнал только года через полтора - до этого уровень моего английского просто не позволял вникать в такие подробности, - говорит Ларионов. - Но для меня куда важнее было понимать и видеть, какие титанические усилия он предпринимал, чтобы поднять "Кэнакс" со дна.

Главные его успехи, конечно, связаны с работой в качестве генерального менеджера и тренера. С канадской сборной он выиграл и Олимпийские игры, и юниорский, и юношеский, и взрослый чемпионаты мира. Его преданность хоккею не имела границ, как и его авторитет. Куинн был человеком слова: если он что-то обещал - это выполнялось всегда и во всем.

По происхождению Пэт был ирландцем и в хорошем смысле достаточно упрямым человеком. Свою точку зрения всегда отстаивал до конца, и до конца боролся за то, что считал справедливым. От общения с ним всегда оставались самые приятные эмоции. Заходя в его клубный офис, ты сразу понимал, что находишься в кабинете Пэта Куинна. Пэт всегда любил сигары, и этот сигарный дым останется у меня в памяти на всю жизнь. Он горел игрой, проводил в офисе часов по 16 в день, делая на благо клуба все, что только мог. Вся его карьера свидетельствует о том, насколько успешный и сильный это был человек. Те, кто ищут во всем короткие пути, слишком быстро сходят с дистанции. Пэт коротких путей не искал, и во всем был очень профессиональным и основательным."

Эта основательность и преданность привели к тому, что стать членом Зала хоккейной славы при жизни Куинн не сумел. Двукратный лауреат приза Джека Адамса лучшему тренеру года, кавалер Ордена Канады принял предложение Зала славы войти в ее селекционный комитет, а в 2013 году и возглавить его, что, разумеется, лишало комитет возможности принять в Зал славы самого председателя. 23 ноября 2014 года после долгой болезни в возрасте 71 года Пэт Куинн скончался. Присутствовать в понедельник на торжествах в его честь будет его дочь Калли.

Расширить