Skip to main content

Ветераны получили надежду на Зал славы

2016 год дарит надежду тем, кто давно ждет места в Зале славы

Автор Дэн Роузен / Старший автор NHL.com

ТОРОНТО - История хоккеистов, которых принимают в Зал хоккейной славы в 2016 году, олицетворяет собой терпение и дарит надежду тем, кто ждет звонка из Торонто.

Введение туда Роги Вашона, Сергея Макарова и Эрика Линдроса может послужить знаком для всех тех, кто уже давно мог рассчитывать на место среди легенд хоккея. Такие игроки, как Марк Рекки, Дэйв Андрейчук, Джереми Реник и Кертис Джозеф по-прежнему могут надеяться, что их время придет.

Вашон ждал своего часа 31 год - его могли принять в Зал славы в 1985 году. Правила Зала хоккейной славы предусматривают, что должно пройти три года после того, как игрок завершит карьеру, и только потом комитет выборщиков из 18 человек может рассматривать его кандидатуру. Макарову пришлось ждать этого 16 лет, Линдросу - шесть.

Кандидатуру Рекки можно было впервые рассматривать еще три года назад, Андрейчука - восемь, Реника - пять и Джозефа - четыре. Есть еще Александр Могильный, Тео Флери (восемь лет), Пол Кария (четыре), Крис Осгуд (три).

"Безусловно появляется надежда, - сказал Рекки. - Это последние штрихи в твоей карьере. Я рад, что их удостоили этой чести. А у нас есть надежда".

Надежда порождает оптимизм, но не создает условия. А это то, что нужно Рекки. Это было нужно Вашону, Макарову и Линдросу. В этом году не было стопроцентных кандидатов на место в Зале славы, у которых бы завершился трехлетний период ожидания. Год назад таковыми были Сергей Федоров, Крис Пронгер и Никлас Лидстрем. В 2014 - Майк Модано, Доминик Гашек и Петер Форсберг.

Фил Хаусли ждал своей очереди девять лет. Его приняли в Зал славы в 2015 году вместе с Пронгером, Федоровым и Линдстремом. Роба Блейка можно было ввести туда в 2013, но это случилось только на второй год - в 2014. Просто было только одно свободное место - ежегодно в Зал хоккейной славы принимают не больше четырех человек.

В следующем году Рекки, Андрейчук и другие составят конкуренцию Теему Селянне и Даниэлю Альфредссону, которые завершили карьеру в 2014 году и соответственно получат право быть принятыми в Зал славы. Если их обоих сочтут достойными этого с первой же попытки, что представляется очень вероятным развитием ситуации, тогда останется еще две вакансии.

Хоккеиста выбирают путем тайного голосования и за него должны отдать голос не менее 14 выборщиков из 18.

"Я так себе это представляю: в Зал славы тяжело попасть и это хорошо, - говорит Джон Дэвидсон, председатель комитета выборщиков и президент по хоккейным операциям "Коламбус Блю Джекетс". - В НХЛ сейчас 30 команд, скоро будет 31. А стандарты не меняются. Конкуренция высока. Попасть в Зал очень, очень тяжело".

Video: Зал хоккейной славы, день 3 Стрижевский Зал хоккейной

Рекки перестал следить за тем, как проходит ежегодное голосование в Зале славы. Точно так же в свое время поступили Вашон и Макаров.

Рекки считает, что три перстня обладателя Кубка Стэнли, 1 533 очка в 1652 матчах позволяет ему рассчитывать на место в этом эксклюзивном клубе. Но он не считает нужным переживать по поводу того, что он не может контролировать.

"В первые два года я следил, обращал внимание, а потом перестал, - сказал Рекки, тренер по развитию игроков в "Питтсбург Пингвинз". - Это огромная честь. Пусть все идет своим чередом. Если мне однажды позвонят по этому поводу, то это будет один из лучших телефонных звонков в моей жизни. Я перестал заглядывать в будущее, я сейчас думаю о том, как помочь "Питтсбург Пингвинз" снова завоевать Кубок Стэнли. Если этому суждено быть, значит все состоится".

Вашон придерживался такого же мнения, а потом посчитал, что в Зале славы его уже не будет. Его мечта умерла.

"И вдруг мне позвонили и тот звонок изменил мою жизнь", - сказал он.

Ему позвонил председатель Зала славы Лэнни Макдональд.

"То был один из самых приятных звонков, которые мне доводилось делать, - сказал Макдональд, которого ввели в Зал славы в 1992 году. - Возможно он дарит надежду всем тем, кто посчитал, что их время уже прошло".

Макдональд почувствовал, что его звонок помог Вашону примириться со своей карьерой.

"Это как выигрыш Кубка Стэнли: много радости и в то же время есть чувство умиротворенности, - сказал Макдональд. - Теперь они могут быть спокойны: их признали и их табличка появится на стене и останется там навсегда".

Реакция Вашона - еще одна причина, по которой Макдональд хочет, чтобы процесс голосования оставался тайным, несмотря на то, что Зал славы постоянно критикуют журналисты и болельщики за то, что результаты голосования не публикуются.

"Я твердо в это верю. Звонок не только сюрприз, но и признание того, что его стоило ждать", - сказал Макдональд.

Рекки надеется, что в его случае процесс ожидания не затянется. А если все-таки ему придется подождать, то он, как Вашон, Макаров и Линдрос совсем не расстроится по поводу того, сколько времени у него уйдет на это.

"В конце концов, ты сможешь сказать, что ты член Зала славы, - говорит Рекки. - Это особенная честь".

 

Расширить