Skip to main content

Почему Россия разучилась выигрывать. Часть 1

Миф о "красной машине". Как Бэбкок, Кенневилль и другие тренеры-звезды Северной Америки не боятся работать вместе, а российские тренеры живут по заветам Андропова

Автор Игорь Рабинер @IgorRabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для nhl.com/ru

Миф о красной машине. 2-я часть "трилогии" Игоря Рабинера о том, почему Россия 35 лет не побеждает в хоккей на топ-уровне.

35 ЛЕТ БЕЗ НАСТОЯЩИХ ПОБЕД

35 лет Россия не может выиграть хоккейный турнир на уровне сборных в формате "лучшие против лучших". "Красная машина", пусть этот когда-то придуманный в Северной Америке символ сейчас с энтузиазмом и культивируется на российском государственном уровне (журналистам из России перед началом Кубка мира-2016 даже майки и бейсболки с надписью Red Machine подарили), - давно уже миф, яркая глава из учебника хоккейной истории. Но никак не современной реальности, в чем даже самым завзятым апологетам российского хоккейного оптимизма пора отдать себе отчет.

До поры иллюзии еще возникали: в Нагано-1998 россияне, ведомые блистательным Павлом Буре, дошли до финала, четыре года спустя в Солт-Лейк-Сити в драматичной битве уступили в полуфинале американцам, взяв бронзу. Но больше реальных шансов что-то именно выиграть у России не было. Дальше становилось только хуже, и на фоне четвертого места на Олимпиаде в Турине и двух кряду остановок в четвертьфиналах - в Ванкувере и Сочи - полуфинал в Торонто, причем не позорно (в отличие от 2010 года) проигранный Канаде, многие расценили даже как шажок вперед.

Хотя произносить слово "успех" в стране, когда-то привыкшей гордиться своими хоккейными победами, язык ни у кого не поворачивается. И даже не из-за результата, а в первую очередь из-за пассивной, рваной игры - достаточно сказать, что, по всеобщему мнению (а говорил я со многими - от Павла Буре и Александра Якушева до Евгения Набокова и Майка Кинэна), если бы не великолепная игра вратаря Сергея Бобровского, не видать России полуфинала. Если уж в Канаде, где соперничество с Россией возведено в культ, все жалели о том, что из-за победы России над Финляндией сорвался полуфинал домашней сборной с огненными молодыми североамериканцами - чему тут особо радоваться? Нет, россияне, в отличие от сборной США, не осрамились. Но они не задали никакого стандарта игры и новых болельщиков за пределами страны не обрели.

35 лет без больших побед - не считать же за таковые выигрыши чемпионатов мира, которым в России придается больше значения, чем где-либо еще. За это время Олимпиады с участием всех сильнейших выигрывали Чехия в 98-м и Швеция в 2006-м, США брали Кубок мира в 96-м. О канадцах, не только выигравших пять из шести последних турниров "best on best", но и показывающих эталонный хоккей, и говорить не приходится.

Финны, которых когда-то Советский Союз громил по 10:0, а тренеры Борис Майоров и Владимир Юрзинов учили играть в хоккей (и, кстати, воспитали тамошних суперзвезд, соответственно Теему Селянне и Саку Койву, по сей день очень им благодарных), останавливали Россию в Турине и Сочи. Теперь в стране их боятся как огня, и победа над ними в Торонто получилась такой беспроблемной в основном из-за того, что сами Суоми привезли в Канаду очень молодой состав, фактически пожертвовав этим турниром ради будущего. Так что ни факт выхода в полуфинал, ни внутрикомандная сплоченность, ни блеск Бобровского, ни качественная игра нового поколения звезд - Тарасенко, Кузнецова и Кучерова (каждый из них забросил по две важные шайбы) - не дали никаких оснований полагать, что Россия - будущий чемпион чего бы то ни было.  

ПО ЗАВЕТАМ АНДРОПОВА

Мог ли вообразить себе Виктор Тихонов в 1981-м, выиграв финал Кубка Канады у хозяев с убийственным счетом 8:1, что на этом все крупнейшие победы советского и российского хоккея останутся позади? Впрочем, и словосочетания "российский хоккей" тогда представить было немыслимо. Все было и, казалось, всегда будет советским. Самого Тихонова назначили в ЦСКА и сборную в 1977 году после того, как его, перспективного тренера рижского "Динамо", вызвали в кабинет к всемогущему председателю КГБ СССР Юрию Андропову. Много десятилетий спустя, в ложе ванкуверского дворца во время матча за третье место, помягчевший с годами Виктор Васильевич будет увлекательно рассказывать мне, как он попытался было отказаться, но услышал от Андропова ледяное: "В этом кабинете не принято говорить "нет". А всего через 14 лет империи под названием "СССР" не стало.

Не стало и той реальности, в которой советские тренеры готовили свои блестящие команды к Суперсериям, как тогда выражались, "с канадскими профессионалами", Кубкам Канады, Кубку Вызова и другим турнирам. Реальности, которая и сделала возможной существование и процветание "красной машины".

В Торонто мы разговаривали с Майком Кинэном, и я заметил, что ему на Кубке Канады-87 приходилось играть против сборной СССР, действовавшей в абсолютном ином ключе, чем сегодняшняя Россия, которую Канада и Северная Америка перебрасывают в полтора раза, - с акцентом на атаку и контроль шайбы. Железный Майк меня осадил: "В советские годы и сейчас - совершенно разный подбор игроков. Не нужно забывать, что они 11 месяцев в году тренировались вместе. А эти парни вместе около 11 дней. Это большая разница. И тогда были суперигроки. Взять хотя бы Ларионова и его пятерку. И следующее поколение - Федоров, Буре, Могильный..."

В чем-то Кинэн прав, но не во всем. Суперигроки и сейчас у России есть - те же Александр Овечкин и Евгений Малкин, а ранее Павел Дацюк с Ильей Ковальчуком. Вот только три последних турнира с участием всех сильнейших - Олимпиады в Ванкувере и Сочи и Кубок мира - сложились для Овечкина с Малкиным крайне неудачно. А Канада, царствующая нынче в мировом хоккее, выигравшая по две последние Олимпиады и Кубка мира (а на чемпионате мира-2016 в России взявшая золото лишь с четырьмя хоккеистами, позже игравшими в Торонто), собирается вместе перед турнирами за столько же дней, сколько и россияне. Что не мешает ей играть в хоккей, который второй снайпер Суперсерии-1972 - и первый у сборной СССР - Александр Якушев в конце Кубка мира восхищенно назвал мне «советским». Хотя, казалось бы, откуда взяться той сыгранности, которая была у команд Анатолия Тарасова и Тихонова? Но, глядя на действия Сидни Кросби в одном звене с бостонцами Брэдом Маршаном и Патрисом Бержероном, кажется, что он живет с ними неделями на загородной базе и проводит по две двухчасовые тренировки в день круглый год, как пятерка Ларионова в ЦСКА.

На самом-то деле все обстоит с точностью до наоборот. На днях один из лучших защитников "Кленовых листьев" Марк-Эдуард Власик рассказал мне вещь, которую в России даже помыслить невозможно. Оказывается, федерация хоккея Канады сама (!) предложила своим хоккеистам в Торонто-2016 перевезти свои семьи к себе в отель и жить с ними на протяжении всего турнира. И значительная часть команды этим предложением воспользовалась. То есть Канада легко выиграла очередной турнир лучших против лучших, живя нормальной человеческой жизнью со своими близкими и ничем не жертвуя ради победы!

В советском тренерском, как принято выражаться, "олдскульном" понимании такое в принципе нереально. И вот тут мы подходим к главному. По моему убеждению, Россия 35 лет не может одержать большой победы в столь любимом ею хоккее совсем не потому, что у нее нет игроков. А потому, что с небольшими поправками в организационном и тренерском плане живет все теми же, прежними реалиями. По заветам Андропова. Не желая понимать, что жизнь идет вперед, системы и люди совершенствуются. И считать, что Россия должна быть всегда лучшей в хоккее лишь потому, что в 72-м году выиграла у Канады 7:3 первый матч легендарной Суперсерии, а в 81-м отбуцкала ее 8:1 в финале Кубка Канады, - это все равно, что удивляться, почему это сборная Венгрии по футболу, страна Пушкаша и Кочиша, сто лет уже ничего не выигрывала.

БЭБКОКИ НАРАСПАШКУ И РОССИЙСКИЕ РАЗВЕДЧИКИ

В январе 2016-го на тренировочном катке "Торонто Мэйпл Ливз" довелось мне пообщаться с Майком Бэбкоком. Я спросил тренера - двукратного олимпийского чемпиона и обладателя Кубка Стэнли, что сподвигло его согласиться возглавить сборную Канады на Кубке мира. Ведь так-то его репутация - единственного в мире тренера-члена "Тройного золотого клуба" - не подвергается сомнению, а тут он бросает вызов самому себе и ставит себя под удар. Ведь за любой результат, кроме победы, ему на родине достанется на орехи по полной программе.

Вот что ответил Бэбкок:

- Ни одно подобное решение не бывает легким. Но я хочу каждый день становиться сильнее как тренер. Не жить прошлым, а прогрессировать сейчас. Каждая возможность работать на Олимпиаде, Кубке мира, чемпионате мира, Кубке Стэнли - это шанс для такого прогресса. Посмотрите, какой тренерский штаб будет у нас работать на Кубке мира! Барри Тротц, Джоэль Кенневилль, Клод Жюльен, Билл Питерс. Каждый день бок о бок с каждым из этих специалистов делает тебя сильнее. Каждый из игроков, с которыми ты работаешь на таком уровне, делает тебя сильнее. В общем, если ты хочешь не стоять на месте и рассказать о былых подвигах, а становиться лучше, то не имеешь права упускать такую возможность.

Вот вам одна из черт североамериканского менталитета: топ-тренеры не боятся делиться информацией с коллегами. Они понимают, что только взаимопроникновение идей разовьет профессию, а с ней и игру, сделает их сильнее. При этом нет и речи о какой-то дележке амбиций, как это почти наверняка произошло бы в России. Вот, например, трехкратный обладатель Кубка Стэнли во главе «Чикаго» Кенневилль преспокойно себе отвечал в торонтском штабе Бэбкока за действия защитников. И отчего-то не задавался сам и не задавал никому другому вопросов, на каком основании не он - главный тренер. И не отказывался в связи с этим работать "под" Бэбкоком.

Сенсационный тренер-финалист Кубка мира Ральф Крюгер, за считанные дни создавший из незнакомых друг с другом разноплеменных групп потрясающий по духу и слитный по игре коллектив, вспоминал о своей работе в сочинском штабе Бэбкока - мол, все дни они проводили вместе, не могли наговориться, и лучшей тренерской школы в жизни у него не было. Как знать, не в тех ли беседах у Крюгера родились идеи, реализованные два года спустя в Торонто. При том что два этих года он не тренировал хоккеистов, а работал президентом клуба английской футбольной премьер-лиги "Саутгемптон".

Кстати, собирать в штабе сборной конгломерат топ-тренеров - это далеко не новая для Канады идея. Давайте вспомним, кто работал во главе "Кленовых листьев" на, пожалуй, лучшем турнире в истории - Кубке Канады 1987 года, увенчавшемся историческим финалом против сборной СССР - 5:6, 6:5, 6:5. Ту чемпионскую канадскую команду, где Уэйн Гретцки и Марио Лемье шикарно сыграли против советских хоккеистов в одном звене, возглавлял Майк Кинэн из "Филадельфии", а помогали ему Джон Маклер из "Эдмонтона", Жан Перрон из "Монреаля" и Том Уотт из "Ванкувера". Тремя месяцами ранее "Летчики" Кинэна в семи матчах проиграли финальную серию Кубка Стэнли "Эдмонтону" Маклера и Гретцки. Как жарко и эмоционально в ней было, догадаться нетрудно. И что, разве это помешало им успешно сотрудничать в сборной?

Интересно, что штаб Канады на нынешних турнирах не застаивается, при одном главном тренере в нем происходит ротация. В Ванкувере Бэбкоку помогали Кен Хичкок, Линди Рафф и Жак Лемэр. В Сочи Лемэра сменил Клод Жюльен, плюс добавился Ральф Крюгер - турнир же в Европе, где он со Швейцарией на больших коробках проработал много лет и все об этом знает! В Торонто Крюгер уже тренировал Европу, а ветеранов Хичкока и Раффа сменили Кенневилль, Тротц и Питерс. Действующий, на секундочку, обладатель Кубка Стэнли Майк Салливан из "Питтсбурга" помогал Джону Торторелле в сборной США, его соперник по финалу Питер Дебур из "Сан-Хосе" - своему предшественнику в "Акулах" Тодду Маклеллану в сборной Северной Америки, Пол Морис из "Виннипега" - Крюгеру в команде Европы...

Никто, вообще никто здесь не стесняется быть на втором плане и сотрудничать с другими главными тренерами! А в итоге получается то, что в обстановке этого сотрудничества на крупнейшем турнире с участием всех лучших хоккеистов мира растут десятки местных тренеров. Любопытно, кстати, высказался в нашем разговоре весной нынешнего года тренер-ветеран Кен Хичкок из "Сент-Луиса", когда я спросил, почему его не будет в штабе на Кубке мира-2016:

- Я работал на четырех Олимпиадах и одном Кубке мира. И в какой-то момент понял, что не позволяю более молодым тренерам быть вовлеченными в игру на таком уровне. Получалось так, что мое присутствие пресекало возможность для моих перспективных коллег сделать то, что делал я сам, когда был моложе. Поэтому сразу же после Сочи я сказал, что, будь то Кубок мира или Олимпиада, на моем месте должен быть кто-то другой. Со мной в штабе Канада завоевала три золотые медали на Олимпиадах и еще одну - на Кубке мира. Генеральный менеджер команды Стив Айзерман после Игр в России ушел - и я сделал это вместе с ним.

Тут трудно даже что-то комментировать - настолько слова Хичкока говорят сами за себя. Как и слова Бэбкока, приведенные выше. Самые знаменитые тренеры НХЛ стремятся к росту всей тренерской профессии, а не исключительно самих себя в ней - за счет коллег.

Достаточно послушать, как все эти люди (самые яркие примеры на Кубке мира - Крюгер и Маклеллан) общаются с прессой и вкусно разъясняют ей суть своих замыслов. Тем самым они и развивают журналистов как знатоков хоккея, уменьшая возможность категорично-дилетантских домыслов о причинах тех или иных решений. И популяризируют игру в целом - ведь болельщикам интереснее всего именно содержательный ответ на вопрос "почему". В России же от этого вопроса почти все - за исключением разве что Вячеслава Быкова - шарахаются как от огня. Двух последних главных тренеров сборной, Зинэтулу Билялетдинова (Сочи) и Олега Знарка (Торонто), выбирали словно по принципу максимальной молчаливости перед публикой. Господа из ФХР, вы что-то перепутали, это тренер сборной по хоккею, а не разведчик!

Вторую часть трилогии Игоря Рабинера читайте на NHL.com/ru завтра.

Расширить