Skip to main content

Учителя Овечкина: кто воспитал легенду

Тренеры, работавшие с форвардом "Вашингтона" до НХЛ, рассказывают уникальные истории о нем

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / независимый корреспондент NHL.com/ru

Родители Овечкина о 700 голах

Родители поздравляют Овечкина с 700-м голом

Родители Александра Овечкина шлют сыну поздравление с 700-м голом в НХЛ.

  • 01:22 •

Александр Овечкин стал восьмым игроком в истории НХЛ, забившим 700 голов. По этому случаю NHL.com/ru подготовил серию материалов о капитане "Вашингтона", которому покорилось уникальное достижение. В этой статье Игорь Рабинер провел уникальное исследование и поговорил с людьми, принявшими участие в становлении Овечкина до его отъезда в Северную Америку.

Год назад, беседуя с Александром Овечкиным для "Спорт-Экспресса" вскоре после его рекорда по очкам для российских хоккеистов НХЛ, я попросил его назвать одну фамилию тренера, который дал ему в карьере больше всех. Ови ответил: "Думаю, Зинэтула Билялетдинов. Я играл у него за "Динамо" в 16-17 лет, и он поставил меня на правильный путь. Та работа, которую он со мной проводил, считаю, была для меня очень важной. И, конечно, детские тренеры, которые доверяли мне, ставили играть на более взрослом уровне. Всем спасибо!" 

Video: НДД-ВАШ: Овечкин забил 700-й гол в карьере

Сейчас, когда близился 700-й гол Овечкина в регулярных чемпионатах НХЛ, и редакция NHL.com/ru попросила меня предложить редкую тему, которая применительно к нему еще широко не освещалась, я вдруг вспомнил те слова о Билялетдинове. И, отталкиваясь от них, придумал: "Учителя Овечкина". Те тренеры в России, которые до его отъезда в НХЛ сыграли наибольшую роль в формировании великого мастера. 

Разумеется, этот материал не претендует на статус полновесного исследования. В частности, из детских тренеров, работавших тогда еще не с Ови, а с Сашей, будет упомянут лишь один - первый, о котором мне подробно рассказывали его родители. Что ж, о других поговорим  в будущих текстах. Недаром говорится, что из-за стола надо вставать с чувством легкого голода! 

Рассказы об учителях Овечкина представлены в хронологическом порядке. Позвольте представить вам около десятка собеседников: 

- родители нашего героя Татьяна и Михаил;
- трехкратный обладатель Кубка Стэнли, двукратный олимпийский чемпион, член Зала хоккейной славы Игорь Ларионов;
- трехкратный олимпийский чемпион, многолетний вице-президент "Динамо" Виталий Давыдов;
- олимпийский чемпион как защитник и чемпион мира как главный тренер Зинэтула Билялетдинов;
- главный тренер Овечкина в "Динамо" дебютных месяцев будущей суперзвезды Владимир Семенов;
- главный тренер золотой молодежной сборной России-2003, в которой играл 17-летний Овечкин, - Рафаил Ишматов;
- главный тренер первой чемпионской команды Овечкина в большом хоккее - московского "Динамо", а также его главный тренер на первой Олимпиаде, Турине-2006, - Владимир Крикунов;
- первый партнер Александра по звену в сборной России Максим Сушинский. 

Вячеслав Кириллов: первое признание гениальности

Татьяна Овечкина, единственная двукратная олимпийская чемпионка по баскетболу, ставшая многодетной матерью, чуть больше года назад рассказывала мне о самых первых шагах сына в хоккее. И выяснилось, что роль первого тренера оказалась почти судьбоносной.

"Когда мы первый раз привели Сашу на хоккей в школу "Динамо", это продолжалось недолго, - говорит Татьяна Николаевна. - Дело в том, что мы с мужем (тогда - начальником команды женского баскетбольного "Динамо", - Прим. И.Р.) были в постоянных разъездах, и на какое-то время заниматься хоккеем Саша перестал. Но тут упорство проявил его первый тренер Вячеслав Кириллов. Со мной раньше играла Люба Белова, у нее сын Костя был вратарем в этой детской команде. И она мне передала, что тренер все время спрашивает про нас. "Такой мальчик хороший!" За ту настойчивость мы Вячеславу Викторовичу очень благодарны.

Когда мы с Сашей пришли вновь, у них как раз была принципиальная игра со "Спартаком". Его посадили самым последним на скамейке. Два периода не выходил. Смотрю, плачет: "Не ставят, поедем домой!" - "Сашка, подожди". И в третьем периоде тренер его поставил. После чего он с площадки уже почти не уходил. С этого момента Саша начал заниматься хоккеем постоянно. 

 

[Смотри также: Большой ребенок и мужчина, снайпер и уникум]

 

Спрашиваю Михаила Викторовича, или просто дядю Мишу, папу Овечкина, кто был первым человеком, который сказал им с мамой, что у них по-хоккейному гениальный сын. Он называет именно Кириллова. 

Первый тренер, увы, не дожил даже до самых ранних из серьезных успехов Александра. Михаил Овечкин вспоминает: "Кириллов умер, наверное, году в 2000-м. Или даже в 1999-м. Не увидел Сашкиных успехов. Молодой парень, 1971 года рождения, - и даже до 30 не дожил. Сердце не выдержало. Он в Сашку прямо душу вкладывал. Сам звонил: "Поехали на подкаточку!" Я приезжал к нему в Строгино, он где-нибудь во дворе с ним занимался. И на "Динамо" тренеры давали нам половину площадки, когда самые маленькие тренировались. Когда Вячеслава Викторовича по каким-то причинам убрали из команды 1985 года рождения, он пришел в раздевалку, подошел к Сашке и со слезами сказал: "Ну, если ты не заиграешь, даже не знаю, кто вообще должен играть в хоккей".

Это было первое такое пророчество.

Татьяна Николаевна, отозвавшись о Кириллове так же тепло, в нашем разговоре вспомнила интереснейшую историю.

"Все родители считают, что их дети - самые лучшие. И пошли всякие разговоры: "Вот Овечкин играет, потому что у него в "Динамо" папа и мама". Как подвыпьют - сразу начинается. А я как-то пришла на тренировку и услышала. Думаю - да что же это такое?!

Подхожу к тренеру: "Вячеслав Викторович, вы не могли бы поставить Сашу в последнее звено?" Тот поразился: "Татьяна Николаевна, как я туда его поставлю? Это же несправедливо!" - "Поставьте, пожалуйста". - "Ну, вы же понимаете, что скоро последнее станет первым!"

Убедила. Его поставили с начинающими. И тренер оказался прав - через какое-то время это звено стало первым. После чего все те родители закрыли рты. А Саша понял, что доказывать свою силу надо с любыми партнерами".  

"На это потребовалась неделя-две, - уточнил отец. - На каждую игру он выходил, как на бой. Так было всегда". 

 

[Подписывайтесь на нас во "ВКонтакте", Facebook и Twitter для другого эксклюзивного контента и новостей НХЛ!]

 

Игорь Ларионов: советы, которые Ови в 14 слушал с открытым ртом

Мама Овечкина, работавшая главным тренером, а затем президентом баскетбольного "Динамо", рассказывает:

"Водили Сашу на тренировки то мой папа Николай Михайлович, то его старший брат Сережа. А потом, когда мы увидели, что у него хорошо получается, подключился муж. Ему пришлось уйти с работы, чтобы заняться карьерой сына всерьез. Надо было и утром везти его на тренировки, и вечером - на подкатки.

Последнее было необходимо, потому что индивидуально очень много над ним работали. Если кто-то думает, что такого хоккеиста можно вырастить просто так - ничего подобного. Мы прошли очень большой и серьезный путь. Хоккей - это вечный тест на выживание. И для ребенка, и для его родителей". 

К кому именно возили маленького Овечкина - объясняет Михаил Викторович:

"Лет в 14 Саша попал на подкатки в команду ветеранов "Русское золото", где играли Александр Гусев, многие другие олимпийские чемпионы и чемпионы мира. Получилось это так. Когда я ходил на хоккей, всегда сидел рядом с великим тренером Николаем Эпштейном. Как-то спросил, где он сейчас. Николай Семенович рассказал, что есть такая команда ветеранов, где он - президент. Я спросил: "А можно будет с сыном подъехать?" - "Конечно".

Катался с ними Саша месяца три. Такой непрекращающийся мастер-класс! Тренировались они в спорткомплексе "Олимпийский". Когда смена происходила, и сын садился на лавку, великие мастера ему подсказывали: "Сань, там надо было сыграть так-то и так-то." И делали это очень корректно - пацан все-таки. Он как губка все впитывал. В таком возрасте это была бесценная школа. 

Отдельный рассказ Михаила Овечкина - о том, какую роль в хоккейном воспитании сына сыграл Профессор, Игорь Ларионов. 

"Ларионов приезжал во дворец спорта на Лавочкина. Показывал Сашке, какие упражнения в гостинице перед игрой надо делать. И вообще, что в тренажерном зале нужно для каких мышц, а что - не нужно. Очень грамотно и четко объяснял! Сын с открытым ртом слушал. И, по-моему, всегда делал это. И какие-то вещи до сих пор делает".

В прошлом году я решил уточнить у самого Овечкина, не приукрасил ли чего папа. По первым же секундам ответа стало ясно, что нет. 

"Тот момент я никогда не забуду, - сказал Ови. - Приехала настоящая легенда. У нас (в "Динамо") Филипп Арзамасов играл. Его сестра вышла замуж за Игоря. И он приехал к нам тренироваться. На льду работали вместе пару раз. Это были колоссальные советы! Все мальчишки слушали его с открытым ртом. Понятное дело - когда приезжает такой человек, ты хочешь как можно больше интересного узнать об НХЛ и о хоккее вообще. Когда я с ним тренировался, то увидел, какой это настоящий профессионал. До какой степени он знает, как правильно себя готовить к играм и тренировкам. Это был очень большой опыт!"

Зная обычную лаконичность Овечкина, можно представить, какой масштаб уважения он испытывает к Ларионову, что готов произнести такой монолог! Сам же Профессор рассказал мне:

"Саше тогда было 14 лет. И так вышло, что брат моей супруги занимался в школе футбольного "Динамо" вместе с отцом Овечкина Михаилом. Они одного возраста и играли в одной команде. Сначала родители Овечкина вышли на мою тещу, через которую и попросили, чтобы, когда я приеду в Москву, встретился с Сашей, поговорил с ним, позанимался на льду и в зале, подсказал какие-то вещи. Два или три дня мы провели вместе. С тех пор и знаю их семью. 

Мы с Сашей делали то, что обычно делаю я сам. Показывал ему какие-то упражнения из своей летней подготовки. Потом вышел с ним на ледовую тренировку, покатался с их командой, поучаствовал в двусторонней игре. 

Саша был мощным и уже в то время целеустремленным мальчишкой. Не по годам крепким физически. Поразило, что у него еще тогда было колоссальное желание всегда быть первым и быть лидером. Вроде пацан - но уже резкий, здорово меняет направление движения. Таких игроков очень мало, и, чтобы расти, им очень необходимо играть со старшими. Когда я вышел с ними на лед, мне быстро стало ясно, что в свои 14 парень находится совсем недалеко от взрослого хоккея". 

Ларионов окажется более чем прав.  

Александр Мальцев: занятия над техникой и рекомендация в основу

14 ноября 2001 года во дворце спорта "Крылья Советов" в Сетуни, на окраине Москвы, произошло событие, на которое в тот момент мало кто обратил внимание, - но оно стало началом великой хоккейной биографии. 16-летний нападающий Александр Овечкин провел первый матч за взрослую команду "Динамо" в российской cуперлиге, заняв место на левом фланге четвертого звена с Дмитрием Семеновым и Денисом Карцевым. Результативными действиями не отметился. 

Время для первого гола пришло чуть менее двух месяцев спустя. 10 января 2002 года в Уфе вратарь Алексей Волков, чемпион мира среди молодежных сборных, на 39-й минуте матча с "Динамо" пропустил от гостей третью шайбу, и ее автором с передачи Сергея Вышедкевича стал опять-таки 16-летний Овечкин. Интересно, что в обоих матчах за бело-голубых бок о бок с новичком играл нынешний главный тренер сборной России Алексей Кудашов.

А возглавлял тогда "Динамо" Владимир Семенов, тренировавший команду в сезоне 2000/01 и до 4 февраля 2002-го - в 2001/02. Сейчас он работает в динамовской хоккейной школе и скоро выпустит во взрослую жизнь команду 2003 года рождения. Мы отлично поговорили с Владимиром Георгиевичем для этого материала - и при целом ряде интересных историй, которые он рассказал, ни первого матча, ни первого гола Овечкина он не помнит.

"Из головы за столько лет уже все выветрилось, - улыбается Семенов. - Вы это лучше меня знаете. Ни матча в Сетуни, ни игры в Уфе не помню - зато помню, что был в Сашке очень уверен. Чаще всего ставишь молодого и думаешь только об одном - чтобы не ошибся. А у Овечкина уже тогда был виден потенциал, и можно было ожидать, что он создаст что-то в атаке, а не будет действовать по принципу "лишь бы не напороть". 

У меня тогда в "Динамо" играл сын Дима, перспективный парень, задрафтованный "Детройтом" (в четвертом раунде драфта-2000 под общим 127-м номером; Хенрик Лундквист на том же драфте был взят под 205-м, - Прим. И.Р.). Были у нас в команде и другие одаренные молодые ребята - Лешка Смирнов (первый раунд, 12-й номер, выбран "Анахаймом" в том же 2000-м), Лешка Михнов (первый раунд, 17-й номер, выбран "Эдмонтоном" тогда же). Но пришел Сашка, и вижу - это немножко другой коленкор. После этого и сына отправил в ЦСКА, и Смирнова тоже. Если откровенно, освободил под Овечкина место, чтобы он играл побольше". 

Video: Все 700 голов Александра Овечкина

Отправить сына в другую команду - не каждый день главный тренер на такое идет. Тем более что все перечисленные Семеновым игроки были задрафтованы в 2000 году, а Ови - аж на четыре (!) года позже. Кстати, именно в звене с Дмитрием Семеновым Александр провел свой первый взрослый матч. 

Но еще интереснее - то, как Овечкин в 16 лет в основе "Динамо" оказался.

"Я был немного знаком с Сашкой, еще когда он играл за свой год, - рассказывает Семенов. - Видел, как вечерами с ним занимался над техникой катания и владения клюшкой Сашка Мальцев, Александр Николаевич. Это было на футбольной Малой арене стадиона "Динамо", зимой там заливали лед. Они с Мальцевым вдвоем вечерами выходили и работали, а я за этим наблюдал.  В главную команду мне Овечкина порекомендовали как раз Мальцев и Виталий Давыдов. 

Помню, пришел хороший, скромный мальчишка. Физически одаренный, с мощным катанием, тогда уже проскальзывал хороший бросок. Тогда мы должны были ставить молодых ребят - по правилам на льду обязательно должны были выходить два "лимитчика". Одна-две игры - и я перестал бояться ставить Сашку в основу, знал, что он не подведет. 

Индивидуальные занятия с Мальцевым, одним из самых техничных и зрелищных хоккеистов в истории советского хоккея, заслуживают особого интереса. Тем более что на мой вопрос 18-летнему Овечкину, поклонялся ли он какому-то хоккеисту в детстве, он в октябре 2003 года ответил: "Когда я был маленьким, моим кумиром был Александр Мальцев. Он был великим игроком с невероятными руками, скоростью, видением поля. Мальцев играл за "Динамо", и я стал болельщиком этого клуба с детства". 

Сам Мальцев сейчас был недоступен для комментариев, поскольку восстанавливается после операции за границей. И я спросил о деталях той рекомендации Овечкина в основной состав легендарного защитника, трехкратного олимпийского чемпиона, а затем многолетнего вице-президента "Динамо" Виталия Давыдова - еще одного из тех двоих, кто ее главному тренеру Семенову дал.

"Пора уже было Саше показывать себя не только в юношеских командах, но и в первой, - отреагировал на мой звонок Виталий Семенович. - Мы порекомендовали его для того, чтобы он почувствовал себя своим среди мужиков. При его габаритах это в 16 лет было нормально. Саша - хорошей комплекции, сложен по-хоккейному, поэтому здесь ничего противоестественного не было. 

С ним еще Саша Мальцев занимался подкаткой. В Сокольниках Таня Овечкина лед снимала, а он с ним там индивидуально работал. Саша мог показать своему тезке такие виражи, другие движения, как никто другой. Всегда говорю, что есть хорошие игроки, а есть виртуозы. Мальцев был виртуоз. Татьяна - олимпийская чемпионка по баскетболу, всю жизнь в "Динамо". Она попросила, а Саша - человек покладистый. Почему бы и не сделать, не помочь? 

Я и сам с Татьяной очень много общался - познакомились не во время моей игровой карьеры, а уже когда занимался тренерской работой. Постоянно находился в школе, и, когда Сашка тренировался, я общался и с ним, и с ней. Он с самого начала выделялся владением шайбой, уже в детском возрасте мог обыграть соперника. И к концу школы было видно, что его можно спокойно посмотреть в основной команде. Никто бы не мог возражать против этого. Наше с Мальцевым предложение было обоснованно". 

То есть, выходит, Мальцев занимался с Овечкиным и на Малой арене "Динамо" (версия Семенова), и в Сокольниках, лед в которых снимала мама Александра (версия Давыдова)! То есть это наверняка было многократно - и принесло несомненную пользу. 

Давыдов многое в хоккее повидал, ему есть с чем сравнивать - и когда он произносит фразу: "Сейчас трудно найти в мире нападающих, которые обладали бы таким сильным броском", интересуюсь: "А раньше?" - "Считаю, что самый сильный бросок за все времена из форвардов был у Анатолия Фирсова". 

Спрашиваю 80-летнего Виталия Семеновича, как часто они видятся теперь, когда у Овечкина - уже совсем другая жизнь.

"Саша всегда приезжает в школу "Динамо" и приходит на хоккей, - говорит Давыдов. - Он же воспитанник нашей школы и никогда об этом не забывает. Привозит ребятам майки, спортивное снаряжение. От своего родного общества и клуба Овечкин не отрывается. Это очень радует, когда видишь, что человек достиг больших высот, но не забывает, откуда вышел. Он и лично мне привез зимний, утепленный спортивный костюм. Сказал: "Чтобы занимались зимой спортом и не простудились". Я поблагодарил его за такую заботу о моем здоровье..."

Владимир Семенов: первый матч и первый гол за "Динамо"

Но вернемся к Семенову, при котором Овечкин сыграл первый матч за главное "Динамо" и забил первый гол. Проработали они вместе лишь несколько месяцев (о чем тренер жалеет), но пару историй со штрихами к овечкинскому портрету он вспомнил первоклассных. 

"Самое главное, что он человек хороший, - говорит Семенов. - Тогда не было такого, чтобы нам кто-то форму возил. Ребята таскали все сами. И баулы с клюшками, и точильные станки в больших ящиках. Так Сашка был такой парень, что его не надо было заставлять. Свои вещи отнес, вернулся, клюшки отнес, снова пришел. Его даже просить не надо было - сам бежал! И снова приходил: "Владимир Георгиевич, все? Больше ничего не надо?" Это родительское воспитание, однозначно. Тогда мы с папой и мамой Овечкина общались постоянно. Теперь, хоть и реже, но телефоны есть. За уникальное здоровье он должен сказать спасибо им!"

По словам Семенова, в те времена будущий Ови больше бросал кистевыми - ведь, чтобы нарабатывать щелчок, кто-то должен подносить ему снаряды, а он для такой чести был еще слишком юн. При этом - физически одарен уже тогда: "Высокий, уже подкачан, и ручищи были подходящие, и ножищи". А нынешнего Овечкина характеризует как "машину по забиванию голов".

Чтобы эмоционально праздновал голы и тем более прыгал на стекло - такого ни Семенов, ни Билялетдинов у 16-летнего Овечкина не помнят. Играл он в "Динамо" под 32-м номером, и тренер объясняет его происхождение так: "Думаю, какой свободный был - такой и дали". Ту же версию приведет мне и следующий тренер бело-голубых - Зинэтула Билялетдинов. 

С поста главного тренера Семенов ушел 4 февраля 2002-го. И в тот день произошел эпизод, который он вспоминает до сих пор.

"Это мне до сих пор греет душу. Меня отправили в отставку, на базе в Новогорске было собрание, я попрощался с игроками. Спускаюсь вниз - а там стоит Сашка, у него слезы на глазах. "Владимир Георгиевич, извините, что не смогли вам помочь". Мне было так приятно! Никто больше не стоял - именно он. Один".

На вопрос, есть ли у него чувство гордости, что он был первым, кто в профессиональном хоккее выпустил его на игру, Семенов отвечает: "Да, однозначно. У меня внук начинает играть, ему 11 лет, я ему об этом рассказываю, и он гордится этим, потому что НХЛ все время смотрит. Постер на стенку, правда, не вешал. В прошлом году мы с Сашкой виделись накоротке, когда он в Новогорске был. Две-три минуты пообщались. Мои ребята 2003 года рождения это видели, понимают, что мы знакомы. Но я особо об этом с ними разговоров не завожу". 

Семенов не хочет делать вид, будто уже тогда все о будущем Овечкина понимал. Говорит: мол, было видно, что он будет сильным игроком, но чтобы до такой степени - представить было сложно. "А то, что он столько забивает... Божий дар. Все же знают, откуда Сашка будет бросать. А она все равно залетает. Когда с шайбой Овечкин, ворота будто засасывают ее. И 700 голов для него, уверен, не предел..."

Зинэтула Билялетдинов: дисциплина, доверие и... боязнь травмировать

Олимпийский чемпион как защитник, "коуч Билл" явно не зря несколько лет в 90-е работал в системе "Виннипега" и "Финикса". Зинэтула Билялетдинов (кстати, партнеры по сборной СССР называли его Сашей - может, это был знак?) за эти годы понял, на каких китах стоит энхаэловский хоккей, и нет сомнений, что это сказалось на его работе с Овечкиным в течение двух с половиной лет. Александр сам еще в 18 лет отвечал мне на вопрос, уделяет ли ему персональное внимание Билялетдинов: "Благодарен ему, поскольку он все время подсказывает мне детали, как я должен поступить в той или иной ситуации. В моем возрасте он даже дает мне некоторое время в большинстве и меньшинстве". 

Как видим, с годами он мнения о роли этого специалиста в своей карьере не переменил. В этом сезоне Билялетдинов впервые за долгое время не работает, и охотно откликается на мою просьбу поговорить об Овечкине. А на вопрос, неожиданность ли для него, что Ови из всех тренеров за карьеру выделил именно его, отвечает: "Откровенно говоря, неожиданность. В его карьере было очень много тренеров. Мне очень приятно слышать от него такие слова". 

А свои мысли об Овечкине, когда тот только начинал, специалист описывает неожиданно: "Помню, когда его выпускал - очень за него переживал. Потому что Саша еще был очень молодой, 16 лет. Да, уже высокий, видно было, что фактура будет хорошая. Но еще сыроватый. И каждый раз, когда он выходил на лед, у меня было волнение. Думал - скорее бы он сменился, а то не дай бог, что с ним случится! 

У него же азарт всегда был, лез биться в самую кучу. И иногда по молодости это затмевало все. Учить забивать - очень сложно, это внутреннее, оно или есть, или нет. У Саши - было. Моей же задачей было научить его правильно играть в разных игровых ситуациях. Иногда, может, и не надо в эту кучу лезть, напротив, надо подождать. Работал он очень много, всегда был голодный, и это подкупало. Как и то, что он слушал и старался выполнять задание тренера. И рос на глазах". 

Тема Сашиного азарта, иногда с трудом контролируемого, вновь всплывает, когда я спрашиваю Билялетдинова об отношениях с родителями будущей звезды: "Общение у нас было всегда. Мы с Татьяной как динамовцы знали друг друга. Конечно, она интересовалась, как Саша, хотела, чтобы он больше играл. Но я ей объяснял, что нельзя, пока он еще физически сыроват, и есть опасение, что он получит травму. Ему - 16-17, соперникам - 25-30, они взрослые мужики. И в столкновении с ними при его азарте можно получить серьезное повреждение. Поэтому нужно время, надо немножко потерпеть, и он будет играть столько, сколько надо. По нему было видно, что это будет игрок другого уровня. Но иной раз надо уметь не только идти в борьбу и выигрывать ее, но и уходить от нее. Этим вещам я тоже Сашу учил. 

И к работе с отягощениями мы его очень осторожно подпускали, как и других молодых. Если будешь их сильно грузить, можешь повредить плечо, спину. Да, он занимался в зале, но мы его ограничивали. Если взрослые ребята работали с тяжелыми весами, то ему давали чуть поменьше. Он был крепким мальчиком, высоким, с широкой костью. Но все равно и к физическим нагрузкам, и к игровым его надо было подводить постепенно". 

Кто знает - если бы не такая осторожность тренера, получили бы мы в итоге "русскую машину, которая никогда не ломается" и пропустила за 15 лет в НХЛ всего 31 матч? 

На вопрос, не было ли у Овечкина в 16-17 лет инфантильности, Билялетдинов реагирует сразу: "Нет-нет. Он был предан хоккею, отдавался ему без остатка, как фанатик. Мог тренироваться с утра до вечера, его надо было выгонять со льда. Нагружал себя достаточно. Поэтому и достиг таких вершин - за счет работы, труда, а не только таланта. И не шалопай был, серьезный парень, который с уважением относился к тренерам". 

Если посмотреть статистику Овечкина в те сезоны, обращает на себя внимание, что во втором у него резко выросло число штрафных минут - 28 против четырех в первом, - но в третьем вновь упало до тех же четырех. И вот это уж наверняка было результатом работы Билялетдинова. 

"Думаю, да, - подтверждает тренер эту догадку. - 28 минут для такого молодого человека - это достаточно много. И наверняка были сделаны замечания. Сейчас не помню, сажал ли я его на скамейку - но, полагаю, да. Так тоже идет обучение. Игрок должен понимать, что, если он совершает ошибку, то за нее надо отвечать. Можно это делать словами, можно - действиями. 

Сказывался все тот же азарт. Овечкин не то что не боялся борьбы - он стремился к ней, находил ее. Он удалялся не потому, что хамил или цеплял - а просто в азарте, в кураже игры. Я постоянно говорил ему, что голова при всем этом все равно должна быть холодной. Да, эмоции иногда захлестывают, но мы не можем на них ссылаться. Это слишком просто. Хороший игрок должен уметь их сдерживать и правильно вести себя в любой ситуации. Саша это понял". 

Приписывать себе лишние заслуги - будь то по рекомендации в первую сборную (Овечкин дебютировал в ней именно в бытность "коуча Билла" клубным тренером) или по постановке фирменного щелчка из левого круга вбрасывания - Билялетдинов не хочет. Да, говорит, работа над броском шла, но тогда ничего подобного будущему щелчку у него еще не было. "Скорее всего, уже в Северной Америке, в клубе ему подсказали, куда и как вставать. Это же систематический труд. Надо правильно к шайбе подсесть, корпус верно поставить. Многие нюансы необходимы. И они нарабатываются".

Советовался ли с ним Виктор Тихонов перед Кубком Чешской Пойштовны осенью 2003 года - брать или не брать 17-летнего мальчишку в сборную России? А потом - на ЧМ-2004? Билялетдинов сомневается: "Думаю, что такого не было. Конечно, какие-то разговоры (с Тихоновым) у нас были. Но не такая постановка вопроса. Виктор Васильевич был опытнейшим тренером, хорошо понимал игроков и знал, кого берет. Не закружилась ли от этого вызова у Саши голова? Я этого не видел и не замечал". 

И вправду - Тихонов знал. В том сезоне 2003-04 Овечкин провел уже 53 игры, впервые забил больше 10 голов и набрал больше 20 очков. Это был прорывной сезон, в котором работа Билялетдинова по-настоящему начала приносить плоды. 

О самом Тихонове, которого среди людей, давших Овечкину дорогу в хоккейную жизнь, упомянуть также необходимо (не каждый тренер впервые пригласит в сборную 17-летнего!), мы чуть-чуть поговорили с самим Сашей совсем скоро после первого вызова. "Виктор Васильевич - великий тренер и человек, - сказал юный форвард. - Он знает о хоккее все, он вырастил столько поколений. Очень благодарен ему за то, что он пригласил такого молодого игрока, как я, в сборную России".

Вышло символично: специалист, ассоциирующийся у всех с советской "красной машиной", в последний год тренерской карьеры поучаствовал в запуске новой - той русской машины, которая, как афористично сформулировал Евгений Кузнецов, не ломается. 

Еще один штрих из того же нашего разговора 17-летний Овечкин нарисовал, отвечая на мой вопрос, не боялся ли он строгого Тихонова, когда первый раз ехал в сборную. "Никакого страха не было, потому что уже встречался с Тихоновым. Когда мне было 15 лет, он приглашал меня в ЦСКА".

Армейский клуб на рубеже 90-х и "нулевых", когда, выходит, и случилось это предложение, уже далеко не был таким центром притяжения для всех талантов - в том числе из-за более легкого пути в сборную, - как в советские времена. Постсоветское "Динамо" считалось клубом гораздо более благополучным, чем ЦСКА. И воспитанный в нем Овечкин остался верен бело-голубым. 

После того сезона, когда Тихонов впервые позвал его в сборную, Билялетдинова в "Динамо" сменил Владимир Крикунов - но совсем скоро "коуч Билл" вновь поработал с Ови. Теперь - на Кубке мира-2004, куда тренер не побоялся 18-летнего парня взять и выпустить в четвертом звене на два матча, включая четвертьфинал с США. На вопрос, не рано ли это было, Билялетдинов отвечает: "Овечкин заслуживал! Вообще, все, что произошло с ним, было правильно. Как он играл на Кубке мира - хорошо, плохо - не важно. По всей его карьере мы можем сделать вывод, что каждое событие, происходившее в ней, было верным. Вы же видите конечный результат.

В чем суть его феномена? В огромной жажде забить гол. Посмотрите, как он радуется, когда забивает. Для него это как воздух. Он наслаждается этим. При этом Саша всю жизнь трудился, любил хоккей и был предан ему без остатка. Выполнял сумасшедший объем работы. И поэтому стал тем, кем стал". 

На рассказ Давыдова о привезенном ему Овечкиным спортивном костюме у Билялетдинова тоже есть, что вспомнить о дальнейшем их общении со снайпером: "Как-то летом я отдыхал на Кипре. И он, по совпадению, в этой же стране. Так Саша, узнав об этом, ко мне приехал. У меня еще внук маленький был (Александр Романов, сейчас защитник, топ-"проспект" "Монреаля", - Прим. И.Р.). Это было лет 10-12 назад. Мы прекрасно пообщались. Конечно, Овечкин энхаэловского периода и того, когда мы с ним работали в "Динамо" - это зрелость и юность. Но он остался хорошим и порядочным парнем. Его ведь вся эта шумиха вокруг него могла испортить, правильно? Но он, став одним из лучших хоккеистов мира, всегда достойно себя вел и продолжает вести. Не дает никому повода зацепиться. И меня это очень радует". 

Билялетдинова, конечно, не могла порадовать игра Овечкина, как и всей сборной России, на домашней Олимпиаде в Сочи, когда его команда вылетела от финнов в четвертьфинале. Он до сих пор ищет и не может найти ответы, что тогда произошло. Но ни одним словом в нашем разговоре не перекладывает вину на Ови как на главную звезду той российской команды. 

Video: Топ-10 моментов сезона 2018-19: Александр Овечкин

Рафаил Ишматов: золото МЧМ и критический разговор с родителями

На второй сезон в первой команде "Динамо" главный тренер молодежки Рафаил Ишматов пригласил вундеркинда на МЧМ - и сборная России в Канаде выиграла золото, обыграв в финале хозяев. Овечкин, хоть в двух решающих матчах и не забивал, сыграл в Галифаксе гораздо более важную роль, чем обычно достается 17-летним ребятам. В шести матчах на его счету два хет-трика в ворота сборной США (в стартовом матче) и Швейцарии, и с шестью голами он разделил с несколькими игроками лавры лучшего снайпера!

На следующий год Ишматов уже с 18-летним Овечкиным вновь работали вместе, но на МЧМ в Чехии команда с ним, Евгением Малкиным, Александром Семиным, Николаем Жердевым заняла лишь пятое место. 

При подготовке этого материала мы поговорили с Ишматовым, который уже много лет преподает в петербургском университете физической культуры имени Лесгафта. И нельзя сказать, что он поразился результативности 17-летнего Овечкина.

"Мы с ним познакомились только там. Овечкин уже в 17 лет понимал, чего хочет, - говорит Ишматов. - Думаю, что это влияние спортивной семьи, сформированная ей устойчивая психология: мама - змс, папа - хороший футболист. Было видно, что с ним можно идти в разведку. Целеустремленность, одержимость... 

Повлияло и то, что он уже начал играть в команде мастеров "Динамо". Такие факторы всегда играют свою роль. Как и то, что удалось найти правильное сочетание - с Трубачевым и Полушиным. Юра (Трубачев) как центральный нападающий - голова, капитан команды. Он помог Саше правильно решать эпизоды. Трубачев - это был игровой ум, Овечкин - завершение.

Никакого шока от того, что он в первом же матче с США сделал хет-трик, у меня не было. Я не рассматривал игроков по принципу - кто старше, кто младше. Вышел играть - значит, член команды. Но в душе была радость. Принцип Советского Союза заключался в том, что при прочих равных дорогу давали молодому. Я и сам через это прошел, поскольку в 16 лет впервые сыграл за "Трактор" в высшей лиге. И так же получилось с Овечкиным".

Ишматов не зря упомянул СССР. По каждой его фразе чувствуется, что он - тренер советской закваски. Вел ли, например, с Сашей индивидуальные беседы? Нет: "Чтобы создать коллектив, надо относиться ко всем примерно одинаково. Так что индивидуального ничего не было". 

Прыгал ли Овечкин после голов на стекло? "Такого не было. В те годы у нас скромность преобладала, мало артистизма было. Вот глаза - горели! Он вообще только на льду заметен был. Балагуры были другие - Трубачев, вратарь Медведев. А он вел себя очень скромно и собранно. Ха-ха да хи-хи - такого не было. Глаза опущены. Естественно, Саша как самый молодой больше раз принес с тренировок ведро с шайбами. Баулы таскать - это без разговоров. Когда общая форма была, кто помоложе - те и помогали". 

Когда я напоминаю Ишматову эпизод на 10-й секунде полуфинала с финнами, когда Овечкин расплющил силовым приемом лидера соперников Питканена, и это задало тон всему матчу, тренер вспоминает это с удовольствием: "Да, был такой момент. Он показал, кто есть кто. Саша понимал с детских лет, что, как назывался популярный старый фильм: "Бей первым, Фредди!" По-другому не выживешь. Он и по сей день этим пользуется. Тем более что у него есть и здоровье, и правильный образ жизни. Это дополнило его мастерство. А врезал он так, что финн в борт улетел. Причем чисто. Потом Саша и победный гол организовал, отобрав шайбу в чужой зоне. Он объем работы очень большой делал. В том же финале он заставлял работать соперника, и канадцы уставали из-за его ведения шайбы. Это стало частью нашей победы, после которой сначала на трибунах была мертвая тишина, а потом все 20 тысяч начали хлопать сборной России". 

Но не все в опыте их совместной работы было так сладко. Когда я спрашиваю Ишматова, контактировал ли он с родителями Александра, то слышу неожиданный и острый рассказ:

"Да, был такой момент - когда мы на следующий год заняли пятое место. Тогда собралась команда индивидуально намного сильнее, чем в Канаде. Но появился неожиданный фактор. У шести нападающих, одних из сильнейших в мире, - Овечкина, Малкина, Семина и других - пошла индивидуализация, что негативно сказалось на результате. Сказалось влияние импровизаторов, того же Жердева. Троих обыграет, ждет четвертого. Зачем? И это повлияло на многих других игроков, началось то же самое. 

Вот мне и пришлось после чемпионата поговорить с мамой и папой, чтобы они повлияли на Александра, и он стал играть более правильно - так, как требуют спортивные игры. В 2004 году в Финляндии у меня это не получилось. Разговор с родителями получился душевный. Особенно мама говорила: мол, мы, конечно, все понимаем. Но там, видимо, среда такая. Агенты пошли и все такое. 

Я все это откровенно говорил при всех. Нет, не индивидуально - это не мой профиль. Умный поймет, а принципов менять смысла не видел. Я обращался не только к Саше, но не смог ничего сделать. Может, будущим тренерам этот мой рассказ поможет, не хотелось бы, чтобы они попали в такую неприятную историю. Это была наша грубейшая ошибка. По нападающим состав был очень хорош, восемь-девять боролись за первые номера на драфте. Я это понял только спустя время. Как вскрылось и то, что некоторые уходили в ночную. Но Овечкина это не касается, как и вообще первых шести". 

В отличие от Семенова с Билялетдиновым, Ишматов отмечает, что у Овечкина уже имелся мощный щелчок. Видимо, это было заметно на фоне других игроков молодежки, тогда как его коллеги тренировали Сашу в "Динамо", со взрослыми. 

"Да, это начиналось уже тогда, и он этому процессу уделял внимание. Овечкин же сознательный человек - и понимал, что сегодня кормит. Тем более, видимо, у него уже были мысли уехать в Северную Америку. И основное оружие для североамериканского хоккея у него было практически на пятерку. И броски с хода, и кистевые, и главное - удар по шайбе, так называемый щелчок. И силовые единоборства - благо, здоровье есть. Он уже был почти готов к НХЛ".

Ишматов проводит явно доставляющую ему радость аналогию: у него, как и у Овечкина, во время игровой карьеры тоже был номер 8. "И номер машины - 008!" - добавляет он. И признает, что 700 голов - это нечто невообразимое. 

"В голове не укладывается. Надо отдать ему должное. Это говорит о том, что целеустремленность у него по сей день есть. А главное - рекорд (Уэйна Гретцки), который он, видимо, хочет побить. Имеет право. Саша - пример для подражания молодым, как профессионально надо относиться к своей работе". 

Владимир Крикунов: первый клубный трофей, первая Олимпиада

Перед локаутным сезоном 2004-05, который окажется для доэнхаэловского Овечкина последним, в "Динамо" поменялся тренер - Билялетдинов принял казанский "Ак Барс", в котором собралась невообразимая куча суперзвезд, а бело-голубых возглавил Владимир Крикунов. Тот самый тренер, что во главе сборной Белоруссии на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити-2002 учинил суперсенсацию, обыграв в четвертьфинале шведов. С ним Овечкин впервые выиграет чемпионский титул на клубном уровне. Динамовский звездный десант сработает куда эффективнее казанского.

К моменту, когда он пришел в "Динамо", Ови уже был восходящей суперзвездой, летом ставшей первым номером драфта НХЛ. 17 сентября, в самом начале сезона, ему исполнилось 19. Он был нарасхват во всех сборных. Но это его абсолютно не изменило.

"Какие с Сашкой могут быть проблемы? - смеется Крикунов, в свои 69 и сейчас тренирующий "Динамо". Мы говорим по телефону, и фон предельно хоккейный - визг точильного станка. - Он раньше всех приходил, позже всех уходил, готов был тренироваться с утра до вечера. Они все время придумывали что-то - например, бороться на коньках. Самым натуральным образом - чтобы друг друга завалить. В основном они это делали с Ильей Никулиным. Со льда выгнать его было невозможно, трудолюбие страшное!"

Крикунов известен как тренер, дающий своим игрокам огромные силовые нагрузки. В легенду вошли его знаменитые баллоны. Максим Афиногенов однажды объяснил: "Для тех, кто не знает: баллон - это автомобильная шина. Она привязывается на ремне к игроку, а сверху в шину садится другой хоккеист". Спрашиваю тренера, таскал ли Овечкин эти самые баллоны на равных со взрослыми хоккеистами.

"Да, как все, - отвечает Крикунов. - Никакой скидки на возраст. Он вообще спокойно выполнял всю силовую нагрузку, которую я давал. Физически от природы здоровый, плюс мать, видимо, заставляла работать. Она сама тренер, знает, что просто так ничего не бывает. А сам Саша всегда серьезно относился к работе и выполнял все, что давали. И всегда был на позитиве, хотя есть моменты, когда всем тяжело бывает. И в коллективе - нормальный парень, ничем себя не выделял, безо всяких заскоков. Есть такие, которые ничего не выигрывали, а ведут себя как короли. У него все наоборот".

Вспоминая слова Билялетдинова, что мама Овечкина просила его ставить сына больше, интересуюсь у Крикунова, как обстояли дела у него. 

"Родители Саши были на всех домашних играх, поэтому мы все время с ними пересекались. Никаких просьб по поводу игрового времени не было, они понимали, что он молодой. Татьяна - сама тренер, все понимает. А чисто технические или тактические вещи решались внутри команды. Он с детства был приучен работать и правильно относиться к тренировкам.

Тогда был лимит для молодых игроков. Но он играл на уровне мастеров и полностью вписывался в состав даже без лимита. В принципе у нас все звенья играли поровну. Более того, было такое условие. В том "Динамо" было шесть пятерок. Если та или иная проиграла микроматч, я всю пятерку снимал, и на следующую игру заходила свежая. Надо посмотреть, сколько он сыграл - но, думаю, почти все матчи".

Смотрю. Нет, из 60 матчей Овечкин сыграл всего 37, набрав при этом даже больше очков, чем в 53 встречах предыдущей регулярки - тогда было 13+10, теперь - 13+14. Но дело не в том, что Крикунов регулярно сажал Александра на лавку, а в том, что по ходу того сезона форвард получил единственную в своей взрослой карьере серьезную травму - в финале МЧМ против Канады. Повреждение плеча вывело его из строя на два месяца. 

"У всех бывает, - припоминает Крикунов. - Похоже, его и Малкина на том чемпионате мира целенаправленно выбивали. Но он довольно быстро восстановился".

Крикунов подтверждает слова Ишматова насчет прорезавшегося мощного щелчка. То есть к двум последним сезонам в России у Овечкина пошел в этом направлении серьезный прогресс. 

"Да, он уже тогда хорошо бросал. Тренировался, оставался на льду после занятий. Такие вещи игроки в основном тренируют сами. Остаются - и работают, работают, работают. Они оставались с Ильей Никулиным. Илья пасовал ему, он - Илье. После каждой тренировки". 

Плей-офф того сезона, видимо, навсегда останется самым звездным за всю историю российского хоккея. В полуфинале "Динамо" с Павлом Дацюком, Андреем Марковым, Александром Фроловым, Сергеем Самсоновым, Максимом Афиногеновым, Мартином Гавлатом, Любошем Бартечко и Овечкиным обыграло омский "Авангард", победителя предыдущего первенства, во главе с самим Яромиром Ягром. Один из матчей завершился с зубодробительным счетом 11:0, причем бело-голубые в первом периоде забросили шесть шайб. А при счете 7:0 происходит следующее. 

"Во втором периоде избиение чемпиона продолжается, - описывала происходящее диво газета "Советский спорт". -  Овечкин налетает с кулаками на капитана Твердовского. Лупит в лицо до крови, валит на лед, стягивает ему свитер. По заокеанским меркам - чистая победа. Оба игрока удаляются до конца матча. Александр поднимает руку, приветствуя публику. Вылитый гладиатор! Стадион ревет: "Овечкин!" и "Молодцы!"

Твердовский (с которым Овечкин, кстати, играл бок о бок на ЧМ-2004) после матча скажет, что дело было в арбитре: Овечкин, по его версии, ударил Ягра локтем в лицо, судья не отреагировал, и кто, если не капитан его партнеров, должен был вступиться? А поражение свое объяснил так: "Опыта мало, я же не тафгай". 

Тафгаем в той омской команде был грозный Андрей Назаров, но, по заверению того же "Советского спорта", куратор "Динамо" Валерий Шанцев пообещал включить политический ресурс и завести на него уголовное дело, если он в Москве распустит кулаки, и возглавлявший "Авангард" Валерий Белоусов поостерегся давать своему бойцу такую команду. Подтвердил мне эту историю и Максим Сушинский. Так что в какой-то мере Овечкину в тот вечер повезло - с профессиональным энхаэловским "полицейским" тягаться ему было бы сложно. 

Крикунов говорит: "Честно, особо и не помню - так много драк было на моем веку! Обычное дело у хоккеистов. Если у тебя есть характер, если ты не боишься и не хочешь уступать противнику - это бывает. (Насчет удара локтем в лицо Ягра) Не знаю, может, так и было. Хотя Сашка не такой, кто исподтишка бьет. Если бьет, то по-настоящему. А такими вещами он в принципе не занимается". 

Зато собиранием шайб в ведро после тренировки, по свидетельству Крикунова, Овечкин по-прежнему как самый молодой занимался. Тем более что они с Никулиным оставались после тренировок и бросали, бросали, бросали. Это был естественный процесс. 

"Думаю, что ему помогла работа в одной команде с большим количеством серьезных мастеров из НХЛ, - говорит Крикунов. - Когда ты с такими игроками каждый день рядом работаешь, всегда есть чему поучиться. Он понимал свое место в команде и не выпячивался. Но и не ползал. С уважением относился ко всем этим ребятам, при этом вел себя нормально и достойно". 

Возможно, Крикунову не довелось бы поработать с Овечкиным, если бы не годовой, самый продолжительный в истории локаут в НХЛ. Выбора у 19-летнего хоккеиста, уезжать или оставаться, не было, и еще сезон он провел дома. Спрашиваю тренера, уехал ли бы форвард сразу, не будь локаута. 

"На тот сезон Саша хотел остаться и играть здесь, - отвечает Крикунов. - А как он уехал - могу рассказать. Он ушел из "Динамо" в Омск. Там ему дали очень хорошие деньги, которых у нас не было. Президентом у нас тогда был Анатолий Харчук, и я ему говорю: "Давай не будем усиливать "Авангард", у них команда и так мощная. Давай подтвердим эту же зарплату, и он останется нашим игроком (Овечкин был ограниченно свободным агентом и не имел права играть за другой клуб, если старый объявлял, что готов платить ему те же деньги, что и новый, - Прим. И.Р.). Харчук говорит: "Где я найду такие деньги?!" Я ему: "Да он не останется. Уедет тогда в НХЛ". 

А я это знал точно, так сказать, из оперативной информации. Харчук: "А вдруг останется?" - "Да не останется. Давай подтвердим. Зато его в Омске не будет". После чего мы подтверждаем его зарплату, он уезжает в НХЛ и начинает успешно там играть". 

"А если бы не подтвердили - остался бы он в Омске или тоже уехал?" - спрашиваю Крикунова. Он уверенно говорит: "Остался бы в Омске. У него уже были все договоренности, подписанный контракт. Просто последнее слово было за нами. Мы подтвердили, и они обалдели". 

То, что с "Авангардом" у Овечкина был подписан контракт, мне подтвердил и лидер той омской команды, а сейчас ее генеральный менеджер Максим Сушинский - один из тех, кому Александр в нашем интервью более чем 16-летней давности выражал благодарность за теплый прием в сборной. 

"Да, он подписал контракт. Конечно, мне было бы очень приятно, если бы Овечкин перешел к нам, и мы вместе сыграли. Тем более что мне повезло: такие игроки, как Овечкин, Дацюк и Малкин, свои первые турниры в сборной проводили в звене со мной. 

На ЧМ-2004 мы играли тройкой - я, Овечкин и Саша Прокопьев. И я никогда не забуду его работоспособность, желание играть в хоккей, которое давало партнерам энергию, чтобы двигаться дальше. Может, у него еще не было такого мастерства, как потом - но он старался, бился, хотел. И это главное. Человек с хорошей жизненной позицией, он отдается хоккею каждый день. И его 700 голам в НХЛ можно только стоя поаплодировать. Не факт, что еще кто-то добьется таких результатов. На сто процентов уверен, что он догонит и обгонит Гретцки.

Жаль, что в "Авангарде" у нас не сложилось поиграть вместе. Но потом это произошло на чемпионате мира в Квебеке-2008, когда он уже был звездой НХЛ. Мы по-прежнему в контакте, и когда я, как менеджер, рассматриваю игроков из Северной Америки, то с ним советуюсь, спрашиваю его мнение. Он видит их там изнутри". 

В итоге "Динамо" осталось единственным клубом, за который в России когда-либо играл Овечкин. Ведь в локаут-2012 он вернулся в родной бело-голубой клуб. 

А с Крикуновым у них никаких обид не осталось. Той же осенью тренер, возглавив олимпийскую сборную России, в ноябре 2005-го поехал к Овечкину в Вашингтон.

"На ужин с ним сходили, поговорили, потом заехали к нему домой, - вспоминает Крикунов. - Вскоре на Олимпиаду приехал уже другой хоккеист, более уверенный, чем когда играл в России. Не случайно он забил победный гол в четвертьфинале канадцам. Отправили их домой - а они настолько этого не ожидали, что у них даже билетов не было, и они не знали, как выбраться из Турина. Вот только почему-то сам гол, если честно, не могу вспомнить... 

У нас и тогда с ним все было нормально, и сейчас. Он же летом у нас в "Динамо" тренировался. С тех пор, конечно, заматерел. Настоящий мужик, крепкий. К нам на тренировку пришел - такая глыба! Он наших не бил, но такая мощь и энергия от него исходила! Жаль, не спросил его, на сколько килограммов он стал больше, чем тогда. Но внешне - прилично. 

А 700 голов - это, конечно, много. Но раз люди столько забивают - значит, можно это сделать! Он поборется еще за то, чтобы до самого верха дойти. У него еще есть время. Думаю, до сорока он доиграет. Здоровья там хватает". 

Расширить

НХЛ обновила Политику конфиденциальности, которая вступает в силу 27.02.2020. Призываем ознакомиться с ней внимательно.

НХЛ использует cookies, веб-маяки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы выражаете согласие с нашей Политику конфиденциальности и Условиями соглашения, в том числе с Политикой cookies.