Skip to main content

Хендерсон не должен был выходить на ту смену!

В 46-ю годовщину восьмого матча Суперсерии-1972 Игорь Рабинер рассказывает ее интереснейшие детали

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

Это считается аксиомой: каждый канадец, находившийся в 1972 году в более или менее сознательном возрасте, помнит, где он находился в момент победного гола Пола Хендерсона в восьмом матче Суперсерии. Как-то я решил проверить это и задал вопрос Майку Кинэну. Железный Майк, которому доведется выиграть два Кубка Канады, отчеканил без запинки: "Я был студентом Университета Торонто. Стоял на главной улице города и через окно магазина смотрел игру на большом экране, развернутом на улицу. Там этот гол и встретил".

И правда - помнят.

***

А теперь с улиц Торонто перенесемся в Москву. И обратимся к Фрэнку Маховличу, с которым я пообщался на 45-летие Суперсерии. Биг Эм развенчал немало легенд - например, о том, что он был тем человеком, который в поисках "жучков" КГБ отвинтил какой-то болт в комнате - и этажом ниже в конференц-зале упала огромная люстра.

"История про люстру вообще была шуткой! - рассмеялся Маховлич-старший. - В Канаде нас перед отъездом в СССР провожали кучей наставлений, что наши комнаты в гостинице будут полны этих "жучков". Будьте, мол, осторожны - и, если что, избавляйтесь от подозрительных штук. А потом вдруг якобы я (еще была версия - Эспозито) увидел этот болт, отвинтил - и… На самом деле ничего подобного не было. Кто-то выдумал, потому что красиво звучит. Допускаю, что разочаровал вас, но мы же говорим не для того, чтобы тиражировать мифы, правда?"

 

[Смотри также: Мемуары Купермана: день канадского хоккея]

 

Услышав это, я решил перепроверить еще одну легенду, уже сугубо хоккейную. Будто президент Ассоциации игроков Алан Иглсон во втором перерыве восьмого матча при счете 3:5 зашел в советскую раздевалку и улыбнулся: мол, сыграем вничью, и все будут довольны - ничья по итогам серии. На что советский чиновник Александр Гресько возразил: "Нет, тогда победителями будем мы - по разнице шайб". Иглсон с изменившимся лицом прибежал в канадскую раздевалку, после чего "Кленовые листья" вышли с настроем только на победу.

"Это надо разделить на две части, - прокомментировал ту историю Маховлич. - О том, что разговор по поводу разницы шайб и победителя серии был, я слышал. Но про раздевалку - не думаю, что это правда. Как минимум потому, что Иглсон никогда не появлялся в нашей раздевалке до или во время матчей. Такое право было только у Гарри Синдена как главного тренера".

***

После провала в канадской половине Суперсерии, вызванного и недооценкой соперника "Кленовыми листьями", и сенсационной игрой сборной СССР, через океан канадцы ехали совсем другими. Но сменился настрой и у их оппонентов.

Владислав Третьяк рассказывал мне:

"Когда мы ехали в Канаду, то были сгустком крови. Боялись проиграть и потерять свое имя. А когда летели обратно… "Да мы их там в Канаде на маленьких площадках уделали, а уж у себя-то, на больших..." Тем более такое состояние укрепилось, когда выиграли в Москве первый матч. И из трех оставшихся для общей победы достаточно было взять еще один. Считаю, что мы перед второй частью Суперсерии себя переоценили, и подготовка к ней не была такой, как к первой части. И по домам поехали, и вообще расслабились. Канадцы же, наоборот, собрались".

Мнение Александра Якушева схоже: "Думаю, мы проиграли серию после того, как после победы в пятом матче повели по очкам - 7:3. Тут-то все поверили, что уж из трех-то игр одну возьмем. И игроки почувствовали, что тренеры тоже поверили. От команды ничего не скроешь, она все чувствует - как идет тренировочный процесс, подготовка, какие звучат слова. Забыли, что канадцы есть канадцы, они борются до последней секунды в любом матче. Что при счете 3:5 в третьем периоде последней игры тремя шайбами и доказали".

Спрашиваю Маховлича, правда ли, что канадцев изменил тренинг-кемп в Швеции: "Он помог. Чем дольше мы находились вместе, тем морально сильнее становились. Тут надо понимать: в клубах мы никогда не играли 40 хоккеистами. В НХЛ их всегда было почти вдвое меньше. К такому большому коллективу и сильно лимитированному игровому времени для каждого нужно было привыкнуть. Выезжая в Европу заранее, хотели акклиматизироваться и подготовиться. Поэтому перед перелетом в СССР прошли сбор и два выставочных матча в Швеции".

Фил Эспозито, с которым мы встретились в январе 2018-го в Тампе, вспоминает: "Русские ошиблись в двух вещах. Во-первых, они уже в России недооценили нас. Они не думали, что мы так быстро сможем объединиться и превратиться в команду. Во-вторых, мы заставили их играть в нашу игру. И когда Борис Михайлов ударил ногой Гэри Бергмана, я сказал парням в раздевалке: "Мы взяли их!" Они начали размениваться, они теперь делают то, что надо нам. А еще правда в том, что если бы не дерьмовое, паршивое судейство - они нас все время оставляли в меньшинстве! - мы выиграли бы в России все четыре матча. И мне совершенно не важно, что скажут на эти слова другие люди".

***

"Другие люди" в ответ вспомнят о травме, которую нанес Бобби Кларк Валерию Харламову. И заявят, что именно это стало переломным моментом в серии. Хотя тот же ее лучший снайпер Эспозито считает лучшим игроком советской сборной в ней не Легенду №17.

"Считаю, что лучшим был Якушев (Маховлич-старший таковым называет Третьяка, - Прим. И.Р.). Он был тем человеком, которого мы боялись. А Харламова, я знал, можно вырубить. Что и сделал Бобби Кларк. Плохо, что он не сделал это в первом же матче!", - демонически расхохотался Фил. И добавил: "Такие удары постоянно случались в регулярном чемпионате НХЛ, и мне самому их наносили десятки раз. Мои голеностопы были измочалены! В том числе и самим Бобби. И это было частью игры. А эти советские парни кололи нас клюшками, словно копьями! Кололи!"

И Эспозито с присвистом изобразил, как игроки сборной СССР не просто колют канадцев клюшками, но и проворачивают их. У каждого - своя правда...

У Александра Якушева по травме Харламова иное мнение.

"Конечно, мы это осуждаем. Кларк сам позже признавался, что второй тренер (Джон Фергюсон) дал ему задание вывести этого парня из игры, и он таким вот неспортивным образом это сделал. Для них в то время это, может, и нормальное явление было, но для нас - подлый момент. Извинился ли Кларк тогда или потом? Нет".

Третьяк говорит: "Он сам (Кларк) написал в книге, что ему такое задание дал тренер. А задание надо выполнять. Тем более холодная война шла, отношения были неприязненные. Но в 1976-м приехали играть с "Филадельфией", и Кларк нашел меня перед игрой. Подарил шикарный перстень - десять бриллиантов, гербы Советского Союза и Канады, а также слово "унряжка". Он хотел написать - "упряжка", то есть мы все, советские и канадские хоккеисты, вместе. А еще подарил часы. Я ему в ответ - ондатровую шапку..."

***

И вот - восьмая игра. "Лужники". 22-летний студент Кинэн смотрит игру с тротуара в Торонто. Якушев с Эспозито (ныне - не разлей вода) делают по дублю. Ко второму перерыву Советы выигрывают - 5:3.

В двух предыдущих матчах Пол Хендерсон забрасывал победные шайбы. Это был один из самых неожиданных героев, кого можно было в такой роли представить.

Маховлич: "Пол провел фантастическую серию. От него исходило невероятное электричество. Ни прежде, ни позже он так не играл. Такое впечатление, что он пошел в хоккей ради той Суперсерии. В те секунды он сидел рядом со мной. И кричал. Я спросил: "В чем дело?" - "Пит не сменился, я должен быть на льду!" После чего начал кричать моему брату. Тот услышал и поехал на смену. Перешагнул через бортик, Пол тут же прыгнул на лед - и спустя несколько мгновений забил. Это было очень быстро! Если бы Пит не услышал и не вернулся на лавку, не было бы и этого гола! А Пол, как выяснилось, и не должен был выходить. Брат был уверен, что его попросил смениться тренер. А на самом деле у Хендерсона было какое-то чувство, что он забьет".

***

Рассказывают, главный тренер советской команды Всеволод Бобров в раздевалке воскликнул: "Пижоны! Первый раз вижу людей, которые сами отказываются от новых автомобилей!" Проверяю у Якушева: "Про автомобили не помню. А слово "пижоны" - было".

"У нас должна была состояться общая вечеринка с русскими, - вспоминает Маховлич. - Нам говорили: после восьмой игры будет банкет. А потом они не выиграли - и нет вечеринки! No win - no party. Мы спросили: почему? Вдруг выяснилось, что они столько путешествовали, были вне семей… Но все было понятно. Мы просто поехали обратно в отель".

Третьяк рассказал о судьбе игрового свитера Хендерсона, в котором тот забил победную шайбу: "Он продал его на аукционе, по-моему, за $1,6 млн. Лет 10 назад. Знаю крупного бизнесмена, который его купил, - я с ним встречался. Он строит магазины. На один из юбилеев Суперсерии - кажется, 35-летие - был организован автобус, в котором висела эта майка. Этот автобус проехал по всей Канаде. Я отдыхал в Доминиканской республике, и человек, купивший майку Хендерсона, прислал за мной самолет на матч "Монреаль" - "Даллас". Там стоял этот автобус, а мы с Хендерсоном - рядом с ним. Так тысяч десять человек, которые пришли на игру, с нами сфотографировались!"

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

Теперь они все - братья. И счастливы встречаться.

Маховлич: "У нас действительно братство. Когда оглядываешься назад и понимаешь, что вы вместе сотворили историю, - относишься к этим людям по-особому. Мы не только для себя постарались - для хоккея! А в Канаде у всех открылись глаза, что хоккей может быть классным не только у нас".

Третьяк: "Сейчас участники Суперсерии с обеих сторон - лучшие друзья. Две команды сделали огромное дело. Те матчи считаются одним из самых значимых спортивных событий ХХ века. В той серии, считаю, проигравших не было. Выиграли все. А главное - хоккей".

Лучше и не скажешь.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.