Skip to main content

Макаров стал звездой до появления в НХЛ

Сергея Макарова принимают в Зал хоккейной славы как звезду мирового хоккея

Автор Том Гулитти / Штатный автор NHL.com

Сергей Макаров и его одноклубники по "Калгари Флэймз" стали знакомиться друг с другом во время "Турне дружбы" (Friendship Tour): серии предсезонных матчей этой команды в Чехословакии и СССР в 1989 году. Тогда же Макаров пригласил своих партнеров по тройке Гари Робертса и Джо Ньювендайка на ужин в свою московскую квартиру.

Поднявшись на последний этаж в маленьком лифте, Робертс и Ньювендайк поразились двум вещам: насколько маленькой была квартира Макарова и насколько большой была его коллекция наград.

"Мы вошли в квартиру, площадью около 30 квадратных метров. В небольшой комнате были все награды, которые он завоевал, - вспоминает Робертс. - Тогда я понял, насколько хорош этот парень".

Сейчас Макарову 58 лет. В понедельник его введут в Зал хоккейной славы. Он провел семь сезонов в НХЛ, выступая за "Флэймз", "Сан-Хосе Шаркс" и "Даллас Старз". Но для того, чтобы удостоить его такой чести, вполне хватило бы его достижений в составе сборной Советского Союза и ЦСКА. За сборную СССР он играл в течение 11 сезонов, за ЦСКА - 13.

Вместе с Макаровым в Зал славы примут Эрика Линдроса, Пэта Куинна и Роже Вашона. Также туда введут Сэма Роузена, завоевавшего приз Фостера Хьюитта за выдающиеся заслуги в работе комментатором, и Боба Верди, который был награжден призом Элмера Фергюсона за достижения в журналистике.

Макаров родился в Челябинске, восемь раз становился чемпионом мира, завоевал две золотые олимпийские медали и одну серебряную, дважды был чемпионом мира среди молодежи. Он также завоевал Кубок Канады в 1981 году. Девять раз он становился лучшим бомбардиром сезона в чемпионатах СССР и три раза занимал первое место по заброшенным шайбам. Его трижды признавали лучшим хоккеистом страны, 10 раз включали в состав команды "Всех Звезд".

Он сыграл 519 матчей за ЦСКА, большую часть из них в составе знаменитой тройки КЛМ с Владимиром Крутовым и Игорем Ларионовым. Макаров в этих матчах забросил 322 шайбы и набрал 710 очков. Он участвовал в трех Олимпиадах, сыграл там 22 матча, в которых записал на свой счет 28 (11+17) очков. Он также выступал за сборную СССР на трех Кубках Канады: 22 игры, 31 очко, 16 голов.

Он провел 100 матчей на 11 чемпионатах мира, где забил 56 шайб и набрал 124 очка.

"Его статистика великолепна, в этом нет никаких сомнений, - сказал Ларионов, которого приняли в Зал хоккейной славы в 2008 году. - Он был одним из лучших хоккеистов в составе советской сборной на Олимпиадах, чемпионатах мира, а потом в 1989 году приехал в Северную Америку и НХЛ. И он всегда был поразительно стабилен".

Макарову был 31 год, когда власти разрешили ему уехать в НХЛ. Это было перед сезоном 1989-90. В том чемпионате он набрал 86 (24+62) очков в 80 играх и завоевал приз Колдера (лучшему новичку).

Макаров до сих пор улыбается, когда вспоминает, какие споры тогда велись вокруг его номинации. В результате правила изменили и этот приз может теперь вручаться только хоккеисту не старше 26 лет.

Макаров говорит мало, особенно когда речь заходит о нем. Не стал он рассуждать и о том, какое место этот приз занимает в его коллекции наград.

"У меня нет чего-то особо важного, что можно было бы выделить. Я долго играл и в моей жизни было много хорошего", - сказал он.

Что для него значит то, что его приняли в Зал славы?

"Конечно я рад, как и все", - сказал он.

Те, кто играл с Макаровым, считают, что он отлично бы вписался в современную НХЛ. При росте 180 см и весе 88,5 кг он закрывал шайбу от защитников, мог обыграть их на скорости, забить сам или отдать пас на партнера.

"Он был выдающимся игроком, - говорит Павел Буре, член Зала славы с 2012 года, игравший с Макаровым в ЦСКА. - Он мог в одиночку разобраться со всей пятеркой соперника. Он мог один их всех обыграть и забить гол. Мне повезло. Я играл с ним, когда мне было 16. Я играл с ним в одном звене, когда мне было 17. Я тогда не мог в это поверить".

Ларионов видит общие черты в манере игры Макарова и нападающего "Сент-Луис Блюз" Владимира Тарасенко, а также форварда "Чикаго Блэкхокс" Патрика Кейна. Робертс сравнивает его с Яромиром Ягром из "Флорида Пэнтерз".

"Яромир Ягр - габаритный игрок, и он так же хорошо закрывает шайбу как Сергей Макаров, - сказал Робертс. - Макаров мог держать шайбу, выставить свой большой …(ягодицы), расставить ноги. До клюшки уже было не добраться, поднять ее было нельзя".

Когда говорят о Макарове, чаще всего вспоминают тройку КЛМ. Макаров считает, что своим успехом он прежде всего обязан пятерке. Ее иногда называли зеленой, по цвету свитеров, в которых они тренировались. Речь идет о Крутове, Ларионове, Макарове и защитниках Вячеславе Фетисове и Алексее Касатонове.

"Будет неправильно говорить о нас троих. Нас было пятеро, - сказал Макаров. - Мы вместе играли в ЦСКА, вместе играли в сборной. Мы много времени проводили вместе, хорошо знали друг друга. Каждый знал, что делает его партнер, куда надо идти, как сыграть в пас. Легко играть, когда выходишь с постоянными партнерами и все они великие игроки".

Клубы НХЛ знали о талантливых хоккеистах в Советском Союзе. Их стали драфтовать в поздних раундах. Так "Флэймз" задрафтовал 24-летнего Макарова в 1983 году в 12-м раунде (231-й номер).

"О нем говорили как о российском Уэйне Гретцки, - говорит член Зала славы Клифф Флетчер, бывший тогда генеральным менеджером "Флэймз". - Он играл в очень сильной команде ЦСКА. Это одна из самых лучших команд всех времен и он был ключевым игроком в первом звене. Любому хоккейному болельщику достаточно было просто увидеть его на льду, чтобы понять, что он великий игрок. Проблема заключалась в том, что советское правительство не разрешало им уезжать и надо было получить такое разрешение".

Это случилось только в 1989 году, когда подходила к концу эпоха Холодной войны. Тройку КЛМ разбили. Права на Ларионова и Крутова принадлежали "Ванкувер Кэнакс". Макаров получил место в звене Робертса и Ньювендайка в "Флэймз". Это место освободилось в связи с тем, что Хакан Лооб решил вернуться к себе домой в Швецию после того, как "Калгари" в 1989 году завоевал Кубок Стэнли.

Несмотря на то, что у Макарова возникли сложности с тактикой "бей-беги", которую порой использовали команды НХЛ, его мастерство было очевидно. В первом же сезоне он установил рекорд клуба, набрав семь (2+5) очков в одном матче. Это случилось 25 февраля 1990 года, когда "Калгари" обыграл "Эдмонтон Ойлерз" 10:4.

В сезоне 1988-89, до появления Макарова, Робертс забросил 22 шайбы и набрал 38 очков. В сезоне 1989-90 с Макаровым эти цифры увеличились до 39 и 72 соответственно. Жена Робертса Тамра в том сезоне была беременна и Робертс в шутку пообещал назвать своего первенца, если это будет мальчик, в честь Макарова.

Он вздохнул с облегчением, когда родилась девочка, которую назвали Джордан. Но Макаров не успокоился. В сезоне 1991-92 он помог Робертсу установить личный снайперский рекорд - 53 заброшенные шайбы.

"Он сделал меня лучше, - сказал Робертс. - Он злился на меня, когда я вбрасывал шайбу. Я проходил красную линию и бросал шайбу в угол. Он смотрел на меня и качал головой. Когда мы садились на лавку он говорил мне на своем ломаном английском: "Роб, зачем ты вбрасываешь шайбу? Дай ее мне и иди на ворота".

Макаров признает, что осваиваться в НХЛ ему мешал языковой барьер.

"На льду не было проблем, - сказал он. - Надо было только научиться играть друг с другом. Вне хоккея было много сложностей из-за языка. Я играл с выдающимися хоккеистами. Они мне помогли и все наладилось".

В "Флэймз" он провел четыре сезона. 20 июня 1993 года его обменяли в "Хартфорд Уэйлерз", а через шесть дней после этого Макаров оказался уже в "Сан-Хосе Шаркс". Там он снова встретился с  Ларионовым.

В возрасте 35 лет (сезон 1993-94) Макаров повторил свой снайперский рекорд, забросив 30 шайб. В 14 играх плей-офф 1994 года он отличился восемь раз. "Шаркс" тогда не хватило одной победы для того, чтобы попасть в финал Западной конференции. Он завершил свою карьеру в НХЛ, сыграв четыре матча за "Даллас" в сезоне 1996-97. Потом он провел некоторое время в швейцарской лиге и повесил коньки на гвоздь.

"Его карьера уже пошла на спад, когда он приехал в НХЛ, но он был все равно очень эффективен в течение 2-3 лет. Его талант был очевиден, - говорит Флетчер. - Он очень техничный хоккеист".

Макаров не стал гадать, чего бы он мог добиться в НХЛ, если бы приехал туда лет на 10 раньше. Возможно потому, что он не хочет принижать достижения тех лет, что он провел на родине.

"Нельзя вычеркнуть из жизни те годы, что мы провели вместе, тот хоккей, в который мы играли, - сказал Ларионов. - Это огромная часть истории советского хоккея, мирового хоккея, образец того, как надо играть в хоккей".

Буре также не видит смысла обсуждать то, что могло бы быть, если…

"Когда он приехал в НХЛ, он уже был звездой мирового хоккея, - сказал Буре о Макарове. - Возможно он хотел бы появиться в НХЛ до того, как ему исполнился 31 год, но он уже был суперзвездой".

Расширить