Skip to main content

Истории о Ламорелло. Часть третья

Третья часть уникальных историй о генменеджере "Торонто" и легенде "Нью-Джерси" Лу Ламорелло от российских экс-игроков НХЛ

Автор Игорь Рабинер / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

NHL.com/ru завершает трилогию об одном из самых ярких представителей НХЛ, генеральном менеджере "Торонто Мэйпл Лифс" Лу Ламорелло. О члене Зала хоккейной славы рассказывают российские игроки, ранее выступавшие в НХЛ. Во заключительной части о Ламорелло рассказывают Александр Семак, Илья Ковальчук и сам Ламорелло.

КАК ЛУ НЕ УБЕДИЛ ФЕТИСОВА БЕЖАТЬ ИЗ СССР

Ламорелло вообще, кажется, неровно дышал к российским, а до того - советским хоккеистам. Причем даже необязательно к звездным: по тем же Зелепукину, Брылину и Старикову об этом можно судить. Достаточно перечислить хоккеистов из России, которые выигрывали в составе "Дьяволов" Кубок Стэнли: Брылин (трижды), Зелепукин, Александр Могильный, Владимир Малахов, Сергей Немчинов, Олег Твердовский. Илья Ковальчук, Алексей Поникаровский и Антон Волченков доходили до финала. А великие российские хоккеисты Игорь Ларионов и Валерий Каменский именно в "Нью-Джерси" завершали свои карьеры в НХЛ...

Еще один пример такого отношения - форвард команды первой половины 90-х Александр Семак, у которого в "Девилз" все складывалось удачно при Хербе Бруксе, а вот при Жаке Лемэре не получилось, и его обиднейшим образом обменяли посреди сезона, который завершится первым для команды Кубком.

В начале 2000-х, когда мы с Семаком поговорили о его судьбе, он отзывался о Ламорелло с неподдельным восторгом. Более того, всякий раз, когда Александр приезжал в свой дом в Нью-Джерси, непременно заглядывал в кабинет Ламорелло, а в специальном окошечке дворца его ждали билеты на матчи "Девилз".

"У меня дочка учится в школе в Нью-Джерси, и как-то мы с ней зашли в кабинет к Лу, с которым мы в хороших отношениях, - рассказывал Семак. - Она рассказала, что вся ее школа, а особенно хоккейная команда, менеджером которой она является, яростно болеет за "Девилз". Я, конечно, не стал объяснять Лу, что менеджер в ее случае - громко сказано: Кристина носит на тренировки и матчи бутылки с водой для игроков. Но Ламорелло сказал своей юной "коллеге": "Зайди позже". И надарил ей сувениров для одноклассников с эмблемой клуба - майки, кепки, шайбы...

А идеальный хоккейный менеджер как раз и должен быть таким, как Лу, - умным и хитрым. Разбираться в каждом нюансе и уметь объегорить любого. Я потом работал в "Айлендерс" с Майком Милбери, бывшим бойцом, и не сомневаюсь: если Ламорелло надо будет на обмене обмануть Милбери и всучить бог знает кого, он найдет способ это сделать. Недаром же ему доверили и баскетбол! Вроде бы он в нем и не разбирается, но со своим талантом менеджера сделал из "Нетс" такую команду, которая дошла до финала и уступила только "Лейкерс"..."

Признаться честно, о баскетбольном фрагменте карьеры Ламорелло понятия не имел. Впрочем, когда речь идет об этом человеке, удивляться не приходится ничему.

В декабре 2006 года на Красной площади состоялся первый в ее истории хоккейный матч, на котором впервые за много лет воссоединилась великая пятерка Ларионова. Накануне игры я разговаривал с Алексеем Касатоновым, и бывший защитник ЦСКА и "Нью-Джерси" говорил:

"Недавно в Штаты приезжала съемочная группа из России, которая записывала интервью с Ламорелло для фильма о нашей пятерке. Я на этом интервью тоже присутствовал, а мой сын его переводил. Наша встреча с Лу, глубоко уважаемым мною менеджером и человеком, получилась очень теплой, он дал доброе интересное интервью, причем рассказал ряд вещей, которых не знал даже я сам.

Оказывается, во время нашей последней Суперсерии в конце 88-го - начале 89-го года Лу предлагал Фетисову убежать из команды и остаться в Америке, а переводчиком во время этого разговора был Ларионов! Но Фетисов отказался. Выяснилось, что к тому времени Ламорелло уже давно проводил серьезную работу, чтобы заполучить нас в НХЛ и, называя вещи своими именами, разрушить нашу пятерку. Ставка поначалу была сделана на Фетисова, а я обо всем, что происходит, не имел никакого представления.

Лу подчеркнул, что прекрасно понимает и не осуждает Виктора Тихонова, потому что каждая сторона билась за свое дело. Терминов вроде "угнетения", "рабства" и других, широко использовавшихся в нашей прессе, Ламорелло не применял, признавая, что и американская сторона, и российская имели право бороться за свои корпоративные. Он знает, о чем говорит, потому что именно Лу со своей неистощимой энергией стал архитектором развала нашей пятерки. "Ванкувер" и "Калгари" последовали уже за ним".

Когда мы общались с самим Ламорелло, не затронуть тему Фетисова было невозможно. К сожалению, все наше общение ограничилось 15 минутами перерыва в матче "Сан-Хосе" - "Нью-Джерси".

Тогда же я сначала спросил, как вообще ему пришло в голову задрафтовать Фетисова и Касатонова во времена, когда сама идея переезда советских мастеров в НХЛ казалась абсолютной утопией. Оба суперзащитника были взяты "Нью-Джерси" на драфте в 1983 году: Фетисов - в восьмом раунде, Касатонов - в 12-м.

"В случае с ними драфт был вещью формальной и не имел никакого значения до тех пор, пока они не оказались в "Нью-Джерси", - сказал Ламорелло. - А начал я за ними охоту только по одной причине - мне хотелось, чтобы мы стали лучшей командой, чем были на тот момент. С этой целью я ездил на Олимпиаду-88 в Калгари. Я искал любой шанс для того, чтобы это произошло, провел много времени в России (точнее, в СССР, - Прим. И.Р.)".

Что же касается предложения Фетисову бежать из СССР, как это чуть позже произошло сначала с Александром Могильным в "Баффало" и Сергеем Федоровым в "Детройт", то Ламорелло подтвердил:

"Когда ситуация выглядела так, что власти не отпустят его (хотя они утверждали обратное, но делали все наоборот), я действительно сделал ему такое предложение. Но Фетисов отказался, сказав, что хочет сделать все легальным путем и тем самым пробить дорогу в НХЛ своим товарищам и более молодым советским хоккеистам. Мы со Славой очень близки. Он и играл несколько лет за нас, и вернувшись, тренировал - причем как тренер выиграл Кубок Стэнли. Мы проводили много времени вместе, общаемся и сейчас".

У Ламорелло было возможно даже такое, что Фетисов и Касатонов, во времена игры за "Нью-Джерси" не разговаривавшие друг с другом, выходили на лед в одной паре и отлично делали свое дело. Генменеджер прокомментировал этот факт лаконично: "Это никогда не было проблемой, которая сказывалась на игре команды. Они выходили на площадку вместе - и все было в порядке".

Иными словами, проиграв локальную битву за Фетисова зимой 88-го, Ламорелло выиграл за него войну. И так у него происходило всегда. Кроме одного случая.

ЦВЕТЫ - ЖЕНЕ КОВАЛЬЧУКА, ПОДАРКИ - ДЕТЯМ

Обмен Ильи Ковальчука из "Атланты" именно в "Нью-Джерси" незадолго до плей-офф сезона 2009-10 стал настоящей бомбой - ведь Ламорелло никогда не практиковал ставку на звезд-индивидуалистов, а у россиянина в НХЛ на тот момент была как раз такая репутация.

Причем и тут был задействован Фетисов, при котором 18-летний Ковальчук дебютировал на Олимпиадах в Солт-Лейк-Сити! Когда мы почти сразу после Олимпиады-2010 беседовали с Ковальчуком, он признался: "Ламорелло говорил мне, что много беседовал с Вячеславом Александровичем перед тем, как меня приобрести. Лу сказал: "80 процентов обмена сделал я, 20 - Фетисов".

Когда я после Ванкувера спросил Ковальчука, доводилось ли ему общаться с Ламорелло один на один, тот улыбнулся:

"Да, он всегда с нами, на всех выездах. На самом деле, как говорится, не так страшен черт, как его малюют. Он отличный мужик. Заботится обо всех ребятах, об их семьях. И вообще, всегда подчеркивает, что "Нью-Джерси" - большая семья. Вроде бы я в клубе совсем недавно, а он уже послал подарки моим детям и цветы - жене. Поздравил таким образом Николь с тем, что мы перешли в новую организацию. Такое внимание приятно".

Многие даже после обмена не могли поверить, что Ковальчук задержится в "Девилз" надолго. Предполагали, что его взяли под плей-офф, а потом он подпишет многомиллионный контракт с кем-нибудь еще. После Олимпиады в Ванкувере, когда я спросил Ламорелло о его отношении к тому, что на ней Кови забил всего один гол, в ответ прозвучало:

"Я смотрю не на то, сколько забивают наши игроки, а как они работают на площадке и ведут себя по отношению к партнерам. А в этом плане никаких претензий к Илье возникнуть не могло. Мы счастливы видеть его в нашей команде. И, безусловно, хотели бы его сохранить. Мы хотим, чтобы Илья пробыл у нас в организации долгое время. Тут не может быть никаких сомнений. Это великолепный игрок и великолепная личность. А как будут развиваться события - покажет время".

Время показало, что Ламорелло после того сезона пошел на невиданный для себя шаг. Более того, НХЛ отказалась регистрировать беспрецедентный контракт на 17 лет и $102 млн, усмотрев в нем нарушение потолка зарплат, а затем через суд добилась его аннулирования. Новый контракт на $100 млн за 15 лет лига все-таки одобрит...

И решение поначалу сработает. С Ковальчуком под руководством Питера Дебура "Нью-Джерси" в 2012 году дойдет до финала Кубка Стэнли, где проиграет "Лос-Анджелесу" (а Ковальчук, долго лидировавший в схватке бомбардиров, проиграет по очкам Анже Копитару и Дастину Брауну) во многом из-за того, что российский форвард играл с травмой спины.

Потом будет локаут, и Ламорелло разрешит Ковальчуку задержаться на несколько лишних дней, чтобы сыграть в Матче звезд КХЛ. Игрок скажет мне: "Я сам связался с Лу, и он с пониманием отнесся к моей просьбе, и я ему за это очень признателен".

Но еще полгода спустя болельщики и в России, и в Америке долго не могли поверить своим глазам, когда появились новости о том, что контракт Ковальчука с "Девилз" до 2025 года разорван, и он переходит в СКА на постоянной основе. Когда я весной 2010-го спросил Ламорелло, существует ли вероятность перехода Ковальчука в КХЛ, он ответил: "Это гипотетические разговоры, которые я никогда не любил". Три с лишним года спустя теория станет практикой...

Когда я перед Олимпиадой в Сочи спрошу игрока, сколько времени вызревало это решение, он скажет:

"В течение локаута. Разговаривали, думали. Потом, когда приехал в НХЛ, разговаривал с генменеджером "Девилз". Процесс не был простым. Мой агент много встречался с руководством клуба. Обдумывали, как лучше сделать и вообще нужно ли это делать. Хорошо, что все решилось так, - и думаю, что все стороны остались довольны".

Я попросил Ковальчука объяснить последнюю фразу - в том ли дело, что у "Нью-Джерси" в тот момент были проблемы с финансированием, один из совладельцев клуба вышел из бизнеса, и клуб просто не тянул огромный контракт хоккеиста?

"Может быть, - допустил Илья. - Думаю, этот вопрос надо адресовать Лу. Я ни в какие финансовые темы не лез. Задержек по зарплате у нас не было. Хорошо, что мы договорились, поняли друг друга и разошлись, пожав друг другу руки".

"С Ламорелло расстались хорошо?" - уточнил я у Ковальчука. "Да", - уверенно ответил он. И на вопрос, не исключает ли он, что когда-нибудь они еще вместе поработают, произнес загадочное "посмотрим".

Не сильно удивлюсь, если это действительно произойдет. И не только потому, что Ламорелло с симпатией относится к хоккеистам из России. А потому, что, если верить Ковальчуку, Ламорелло при прощании пожал ему руку. Все рассказы о генменеджере "Девилз" свидетельствуют об одном.

Если бы Ламорелло посчитал, что хоккеист поступил подло и его предал, то это рукопожатие никогда бы не состоялось.

Расширить