Skip to main content

Жизнь и смерть русского "Детройта". Часть 2

Вторая часть очерка о "Детройте", российские традиции которого ушли в прошлое

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для nhl.com/ru

После ссылки защитника Алексея Марченко на драфт отказов в "Детройте" не осталось ни одного российского хоккеиста. Игорь Рабинер рассуждает о феномене российского боления за "Ред Уингз". Во второй и заключительной части очерка о том, как Скотти Боумэн едва не вошел в штаб олимпийской сборной России и как некогда самый русский клуб НХЛ может за 13 лет задрафтовать двух россиян в 7 и 8 раундах.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ДАЦЮКА И ИНЕРЦИЯ БОУМЭНА

В сезоне-2001/02 в боумэновском "Детройте" появился новый гений - Павел Дацюк.

"Этот парень умеет слушать и учиться", - говорил о нем Игорь Ларионов. Два великих центра, Профессор с Сергеем Федоровым, заодно со Скотти Боумэном стали его первыми учителями в НХЛ. И в первый же сезон пришел его первый Кубок Стэнли. Лучше, чем в этом, слово "преемственность" не выражается ни в чем.

И так же бурно, как в 1997-м Кубок Стэнли встречали на Красной площади и в "Лужниках", теперь его приветствовали на Центральном стадионе Екатеринбурга и в том месте, где заканчивается Европа и начинается Азия. В такие диковинные края его доставил уральский Волшебник.

Ларионов, вспоминая начало карьеры Дацюка в "Ред Уингз", говорил: "Если бы Пашу ограничили в действиях в "Детройте", то давно бы его потеряли. А может, вообще бы не обрели". О том же - и сам Дацюк: "Боумэн позволял мне играть в свой хоккей. Не закрепощал и не переделывал". Дебютируй Дацюк в "Детройте" сегодня, закрепощений и переделок было бы не избежать. 

Своим творчеством Павел вернул к жизни Бретта Халла, в звено к которому Боумэн его поставил. Нет тех эпитетов, которыми Халл Дацюка не наградил. А старый тренер, сияя, говорил мне: "В лиге, где сейчас крайне трудно по-настоящему творить, Павел умудряется заниматься этим в каждом матче. Горжусь Дацюком и могу назвать его одним из последних своих учеников".

С появлением и расцветом Дацюка, выигравшего один Кубок с Боумэном, а второй - с Бэбкоком, и так не увядавшая любовь России к "Детройту" запылала новым огнем.

Мало кто знает, что был вариант совсем уж невероятный. Фетисов, за четыре года превратившийся из обладателя Кубка Стэнли в главного тренера сборной России, взял на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити Дацюка, но главное - пригласил Боумэна на роль своего консультанта в российскую команду! 

На "Матче звезд-2002" в Лос-Анджелесе, когда я спросил об этом Боумэна, он ответил: 

"Да, Слава высказал пожелание, чтобы я был задействован в подготовке сборной России к Олимпиаде. Действительно, почти все игроки команды говорят по-английски, да и к вашему хоккею я неравнодушен: как неоднократно говорил, считаю одним из своих учителей Анатолия Тарасова. Но после недолгого размышления я понял, что не смогу работать против сборной родной Канады". 

После того сезона, в котором Боумэн взял очередной Кубок Стэнли, он в 68 лет ушел с тренерской работы. Непобежденным. 

При Майке Бэбкоке "Ред Уингз" начали меняться. Ларионов говорил мне: "Бэбкок - тренер системный, который любит, чтобы его команда играла по четкой структуре. Его "Детройт" - это немножко другая игра, чем тот хоккей, в который мы играли в "Ред Уингз" при Боумэне".

И все же инерция Боумэна работала еще долго - уж слишком масштабна его личность. Он был хоккейным Алексом Фергюсоном - ни одно кадровое решение в клубе не могло быть принято без него. Поэтому еще долго хоккей "Детройта" сохранял хотя бы какие-то черты боумэновского. А состав - тем более. 

Две главные примы "Детройта" Бэбкока, Дацюк и Хенрик Зеттерберг, не только были задрафтованы, но и появились в "Красных Крыльях" при Боумэне. А медленно умирать чемпионские "Ред Уингз" начали после ухода из хоккея Лидстрема и одновременно со старением российской и шведской суперзвезд. 

Вот вроде бы и работал генменеджером все это время, с 1997 года, один и тот же Кен Холланд - но отчего-то при Боумэне даже в невысоких раундах (команда-то всегда шла в лидерах, и шансов на самые лакомые кусочки не было) драфтовались бриллианты, а после него - середняки. И мало-помалу ресурс иссяк.

ДВА РУССКИХ ДРАФТ-ПИКА ЗА 12 ЛЕТ - ЭТО ТОСКА ПО РУССКОЙ ПЯТЕРКЕ?

В январе 2014-го мы общались с Холландом в Сан-Хосе, и он говорил: 

"Очень скучаю по Русской Пятерке. Своей неповторимой, ни на кого не похожей игрой они очень помогли нам выиграть Кубок Стэнли и стать той командой, которой мы в глазах болельщиков являемся по сей день. Это было замечательное время".

В течение многих последних лет я не наблюдал у Холланда желания то замечательное время вернуть. Еще одна цитата из того нашего разговора: "У нас сейчас нет задрафтованных, но не играющих в "Ред Уингз" россиян, но драфт - процедура ежегодная и нескончаемая. Так что если обнаружим новых Козловых и Дацюков, то обязательно их задрафтуем". 

К тому моменту в составе "Крыльев" только дебютировал Марченко. С 2002-го по 2013-й, за 12 лет, "Детройт" поставил на драфт лишь двоих (!) россиян. Наряду с Марченко (7 раунд в 2011 году, 205 номер) еще Геннадия Столярова в 8-м раунде 2004 года под 257-м номером. Удивительно, что хоть один из них пробился в НХЛ. 

Понятно, что в конце 2000-х - начале 2010-х, в годы создания КХЛ, из-за уже совершенно иной, чем в 1990-е, экономической конъюнктуры клубы НХЛ не всегда и не сразу дожидались задрафтованных ими россиян. Руководители многих клубов, боясь попросту потерять свои драфт-пики, перестали обращать внимание на российских хоккеистов, что подтверждает в интервью NHL.com/ru и Боумэн-старший. 

Холланд был в их первых рядах. Но ведь так поступили далеко не все его коллеги. А что происходило столько лет до КХЛ - если он так "скучал по Русской Пятерке"?

Евгений Кузнецов, ушедший под 26-м номером в "Вашингтон" на драфте-2010, при желании Холланда мог легко оказаться в "Детройте", - но тот 21-м выбрал Райли Шихана. Да, Шихан был доступен сразу, а за Кузнецова "Кэпиталз" пришлось с "Трактором" еще долго воевать. Но теперь-то ясно, что овчинка стоила выделки. 

А такие таланты, как прошлогодний обладатель "Колдер Трофи" Артемий Панарин и Никита Зайцев, вовсе оказались незадрафтованными. И это при том, что к драфту-2011 сборная России с ними в составе уже одержала эпическую победу в финале молодежного чемпионата мира в Баффало над Канадой, и Панарин в том матче сделал дубль. 

Панарин был подписан "Чикаго" Стэна (читай, Скотти) Боумэна. Зайцев и Марченко теперь играют в "Торонто" у Шэнахэна и Бэбкока. А самым драфтующим россиян клубом стала "Тампа" Айзермана. Вот вам уже три "Детройта". Тут я задумался: а никогда ли не играл в "Детройте" генменеджер "Монреаля" Марк Бержевен, у которого теперь четверо, а с учетом Сергачева даже пятеро игроков из России? И на тебе: весь сезон 1995-96, когда Русская Пятерка уже выступала там в полном составе!

Бэбкок не поленился слетать в Москву на ЧМ-2016, чтобы поужинать с Зайцевым, которого "Торонто" собирался подписывать. И Шэнахэн говорил Ларионову о желании построить клуб по старому детройтскому образцу. 

Боумэн-старший (символично находясь в Тампе, одном из тех мест, куда телепортировались "Крылья") для NHL.com/ru на вопрос о конце эры русского "Детройта" отреагировал так:

"Думаю, об этом можно говорить применительно к "Детройту", но в лиге в целом начинается новая эра российских хоккеистов. И сейчас они во многом другие. Когда-то русские, например, не ассоциировались с сильным броском. Но посмотрите на того же Кучерова, у которого он прекрасен! И он такой не один". 

В СКА ДАЦЮК - С КОВАЛЬЧУКОМ. В "ДЕТРОЙТЕ "ТАКИХ ПАРТНЕРОВ У НЕГО БЫ НЕ БЫЛО

Итак, люди из старого "Детройта" на русских по-прежнему ставят, но к "Красным Крыльям" сегодняшним это уже не имеет отношения. И вся декларируемая на словах ностальгия Холланда по Русской Пятерке - не более чем фигура речи. Только в 2015-м они спохватились и в первом раунде задрафтовали форварда Евгения Свечникова. 

Дай бог, чтобы сработало, и русская история "Детройта" задышала новой жизнью. Но сейчас в "Крыльях" не осталось не только русских, но и стиля. Причем - никакого. 

Незадолго до Олимпиады в Сочи я разговаривал с Дацюком. Летом 2013-го он продлил свой союз с "Детройтом" на три года и говорил мне: "Я подписал новый контракт, потому что здесь могу развиваться как хоккеист и играть в лучшей лиге мира". 

Спустя два года, за сезон до окончания контракта, один из 100 лучших хоккеистов в истории НХЛ уехал в Санкт-Петербург. При том, что мог по-прежнему "играть в лучшей лиге мира". Вот только в том "Детройте", каким команда стала к 2016 году, развиваться как хоккеист Дацюк больше не мог. И допускаю, что наряду с рядом других факторов это тоже повлияло на его решение. Он и сам говорил мне: "Играем ни шатко ни валко".

Да, его давно тянуло домой, и травмы давно мучают (а степень контактности игры в КХЛ куда ниже). Но если бы в "Ред Уингз" было к чему стремиться - Дацюк мог и остаться. Тем более что в этом сезоне он с большой вероятностью провел бы свой 1000-й матч. Но он уехал, и играет теперь в одном звене СКА с Ильей Ковальчуком. Партнеров такого уровня в сегодняшнем "Детройте" у него, как ни парадоксально, и близко бы не было.

В прошлом декабре четырехкратный обладатель Кубка Стэнли Лэрри Мерфи говорил мне: "Главной причиной тех проблем, которые есть сейчас у "Детройта", считаю потерю Дацюка. Он был главным игроком в этой команде, и его уход оставил у "Крыльев" большую дыру, которую пока не удалось залатать".

Тот "Детройт" помнят, по нему скучают. И когда накануне "Зимней классики" 2014 года в Энн-Арборе сразились ветераны "Детройта" и "Чикаго", на них пришли 40 тысяч зрителей. И Русская Пятерка вышла на первое вбрасывание в полном составе. По сценарию, Ларионов должен был его выиграть, отбросить шайбу Фетисову, а тот - отпасовать Константинову. Но Владиатор несколько секунд постоял на льду и почувствовал себя неважно. Его увели...

Русской Пятерки в НХЛ, наверное, больше не будет никогда. И такого "Детройта" ждать его болельщикам придется еще долго. И будет символично, если, лишившись россиян, "Красные Крылья" в том же сезоне впервые после фантастической 25-летней серии не попадут в плей-офф.

Но он, ТОТ "Детройт", был. И счастья быть его современниками у тех, кто их видел, уже никто не отнимет.
 не отнимет.

Расширить