Skip to main content

Жизнь и смерть русского "Детройта". Часть 1

Первая часть очерка о неповторимом "Детройте", российские традиции которого ушли в прошлое

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для nhl.com/ru

После ссылки защитника Алексея Марченко на драфт отказов в "Детройте" не осталось ни одного российского хоккеиста. Игорь Рабинер рассуждает о феномене российского боления за "Ред Уингз". В первой из двух частей очерка - о Русской Пятерке в целом и Сергее Федорове в частности.

"КРАСНЫЕ КРЫЛЬЯ" ВЕРНУЛИ РОССИИ ЕЕ ПОТЕРЯННЫЙ ХОККЕЙ

Ссылка "Детройтом" на драфт отказов Алексея Марченко, тут же подобранного "Торонто", болью отозвалась у тысяч хоккейных болельщиков в России. Потому что для них "Ред Уингз" были не просто клубом, где более 25 лет подряд играли россияне, а чем-то гораздо большим. 

Для России в 1990-е годы "Красные Крылья" с их Русской Пятеркой стали заменителем великого советского хоккея. 

Для страны и ее хоккея то было небывалое время. Такого преклонения перед американскими ценностями и стилем жизни, как в конце 1980-х и 1990-е, в России не случалось никогда. В то же время никуда не делась и людская любовь к хоккею. Болельщики скучали по ледовой Красной Машине, в большинстве своем совершенно не тоскуя по той машине, что ее породила, - советской власти. 

Но прежняя система рухнула вместе с хоккеем. И за океан ринулось более сотни ведущих хоккеистов страны - 60-70 из них ежегодно были задействованы в лучшей лиге планеты, другие играли в ИХЛ и АХЛ, еще многие уехали в Европу. За НХЛ следили намного увлеченнее, чем за своим чемпионатом. Страницы "Спорт-Экспресса" с репортажами и интервью из Северной Америки все мое поколение 20-летних, равно как и тинейджеры, зачитывало до дыр.

Понятно, что Скотти Боумэн об этом и понятия не имел. Но однажды его озарило создать в "Детройте" новую пятерку Ларионова. Русскую Пятерку. Попробовать, работает ли русская ледовая круговерть в условиях НХЛ. Благо, материал был первоклассный. Того, советского производства. 

"Троих - Федорова, Константинова и Козлова - мы задрафтовали, - вспоминает Боумэн теперь в Тампе специально для NHL.com/ru. - У нас был перебор правых форвардов, и мы обменяли одного из них, Рэя Шеппарда, на Ларионова, а также приобрели Фетисова. Они двое были частью первоначальной Русской Пятерки с Макаровым, Касатоновым и Крутовым - самого доминирующего звена мирового хоккея. Объединили их с тремя молодыми парнями, и у них стало получаться!"

Боумэн добился выдающегося эффекта. В России стали воспринимать "Детройт" как реинкарнацию сборной СССР. На тех "Крыльях" выросло целое поколение российских хоккейных болельщиков.

"В НХЛ было много сильных русских вроде Павла Буре в Ванкувере или Александра Могильного в Баффало, - вспоминает теперь Боумэн. - Но их было по одному-два на команду, а у нас - целая пятерка, причем объединенная в одно звено. Поэтому, наверное, за нас и болели в России больше, чем за других".

Когда Фетисов, Ларионов и Козлов летом 1997-го привезут Кубок Стэнли в Москву, ему будут радоваться почти как золотым олимпийским медалям. Их фото с трофеем на Красной площади украсит первые полосы газет, а футбольный матч в "Лужниках" встретит вынос Кубка таким ревом, словно "Спартак" забил золотой гол. 

Когда незадолго до того в автокатастрофе разбились и стали инвалидами Константинов и массажист Сергей Мнацаканов, страна переживала это так же, как 16 годами раньше гибель Валерия Харламова. И проклинала водителя того проклятого лимузина Ричарда Гнайду (даром что по-русски эта фамилия звучит очень похоже на оскорбительное "гнида"), в чьей крови была обнаружена марихуана.

И Россия рыдала вместе с "Джо Луис Ареной", когда после еще одной победы "Ред Уингз "в Кубке Стэнли год спустя капитан Стив Айзерман передал трофей Константинову, и тот в инвалидном кресле совершил круг почета по льду. И проводила аналогию между этой победой и триумфом сборной СССР на Кубке Канады-1981, который советские хоккеисты посчитали себя обязанными выиграть в память о погибшем в те дни Харламове. И в финале разгромили Канаду - 8:1. 

Кстати, канадцев тогда тренировал Скотти Боумэн. 

"ВСЯ НХЛ ХОТЕЛА КОПИРОВАТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЛИ РУССКИЕ В "ДЕТРОЙТЕ"

Эффект игры Русской Пятерки распространился далеко за пределы Детройта. На всю НХЛ.

Боумэн с высоты прошедших декад объясняет этот эффект для NHL.com/ru: "Думаю, они заставили всех понять важность контроля шайбы. Ведь в то время многие в НХЛ предпочитали просто вбрасывать ее в зону". 

Партнеры восхищаются Русской Пятеркой до сих пор. Многие из них по первому зову полетели в Москву на прощальный матч Фетисова, а после - Ларионова. Сам же Фетисов стал крестным отцом ребенка Дага Брауна, а последний настолько обрусел, что в "Крыльях" его звали - Браунов.

Брендан Шэнахэн год назад заявил мне следующее: "Вся НХЛ в тот момент захотела в чем-то копировать то, что делали русские в "Детройте". По контролю шайбы с ними сравниться было невозможно, и это то, на чем строилась их игра еще до НХЛ. Удалось им перенести это и в нашу лигу. Однозначно, что русский хоккейный стиль оказал огромное влияние на нас. И то, что сейчас делает Стэн Боумэн в "Чикаго", очень похоже на "Детройт" нашего времени". 

Игорь Ларионов однажды прозрачно намекнул мне на то, что стиль игры нынешних "Блэкхокс", где Боумэн-старший - советник Боумэна-младшего, происходит именно оттуда: "В "Чикаго" Скотти контролирует все, как всегда и везде. Мы с ним много общаемся по Залу славы и я знаю, о чем говорю".

Так что "Детройт" сейчас все же есть, и даже не один. Но только не в Детройте... 

В марте 1997-го, за три месяца до первой победы "Крыльев" в Кубке Стэнли за 42 года, мы с Боумэном в ложе прессы "Сан-Хосе Арены" целый перерыв разговаривали о Русской Пятерке, которую тренер начал разбивать. И я поинтересовался у тренера, не конец ли это революционной идее.

"Мы и дальше будем использовать их в одном звене, - успокоил Боумэн. - Но не так часто, как раньше. Я пришел к выводу, что для "Ред Уингз" в целом лучше, когда россияне играют в разных звеньях. В действия каждой из пятерок они вносят свою изюминку, и соперникам тяжелее к этому приспособиться, чем к звеньям с изначально известным стилем игры - будь то канадский или русский. Кроме того, и Ларионов, и Федоров - центрфорварды. Они замечательно смотрятся вместе, но, выпуская их в одном звене, мы теряем одного классного центра".

Я пригорюнился - но на следующий день в Сан-Хосе "Детройт" весь матч провел с Русской Пятеркой в одном звене, и набрало оно девять очков. И потом еще многажды выходило вместе. А о тех словах Боумэна я вспомню много лет спустя, когда Ларионов скажет: 

"У Боумэна всегда было несколько опций. Это были шахматы на льду - он знал, что если на выезде под такое-то звено поставят того и того - есть вариант моментальной замены внутри троек. Если весь сезон играешь в одних сочетаниях, тебя к плей-офф уже знают от и до". 

Сам Боумэн тогда сказал мне, что убежден: команда намного лучше готова к плей-офф, чем годом ранее. И если хорошо сыграют вратари, шансы на трофей будут очень высоки. Майка Вернона в итоге признают MVP Кубка Стэнли. А команда выиграет две финальные серии за два года - и обе, у "Филадельфии" и "Вашингтона", по 4:0. Понятно, что командой-династией детройтцы стали далеко не только благодаря россиянам. Но в немалой степени и им.

 

"Работа с русскими чем-то отличается от работы с североамериканцами?" - спросил я Боумэна. 

Ответ был таким: "Я бы не сказал. Ваши ребята так же хорошо тренируются и стремятся к победе, как те, кто родился в Северной Америке. Раньше у некоторых из них были проблемы с английским, и это мне казалось серьезным недостатком. Но сейчас они говорят очень хорошо. Я доволен тем, как они освоились в команде, как складываются их отношения с остальными. Вчера вот пятерка русских повела всю команду на ужин в ресторан. 

И я по-прежнему остаюсь большим поклонником российского стиля игры. Что-то, по-моему, в их манере позаимствовано из соккера: скажем, как только игрок отдал шайбу, он должен тут же открыться. Хоккей, который демонстрируют русские, нравится болельщикам. Не согласен с мнением, что они не созданы для плей-офф. И четверо россиян в "Рейнджерс" 1994-го, и Гусаров, Каменский и Озолиньш в прошлом сезоне в "Колорадо" доказали обратное". 

ФЕДОРОВ: ПОБЕДНЫЙ ГОЛ СО СЛОМАННЫМИ РЕБРАМИ

Боумэн как в воду глядел. Пару месяцев спустя лучшим бомбардиром "Детройта" в победном Кубке Стэнли станет Федоров, которого до того как раз больше всего в мягкотелости и обвиняли. Но после одного эпизода все критики закрыли рты. 

В шестом матче полуфинала с "Колорадо" Федорову сломали несколько ребер. Когда он с помощью врача ковылял в раздевалку, капитан Айзерман бросил ему: "Ты нам нужен на льду". Но не менее важные слова в перерыве произнес Константинов. Владиатор, имея в виду репутацию русских как некубковых хоккеистов, тихо сказал ему: "Не делай ничего, что может подставить нас всех!" Через жуткую боль ("такой я не испытывал никогда в жизни", - говорил он мне), еле дыша, он вышел на лед.

И забил решающую шайбу.

Так добываются великие победы, места в Зале хоккейной славы и в сотне лучших хоккеистов НХЛ всех времен. 

Но больше половины следующего сезона Федорова в составе "Ред Уингз" не было. Контрактный спор дошел до того, что Сергей заявил: "В "Детройт" не вернусь никогда!"

И все-таки он вернулся. "Каролина" предложила ему 38 миллионов долларов за шесть лет, причем 14 - за... выход в плей-офф. Куда "Детройт" попал бы и без Федорова. Но "Крылья" повторили предложение "Харрикейнз" - и он вынужден был остаться в команде.

Говорят, будто владелец "Красных Крыльев" Майк Илич хотел насолить хозяину "Ураганов" Питеру Карманосу по старым личным счетам времен юниорских лиг. Но без Боумэна это решение в любом случае не могло быть принято. А Скотти высказался четко: "Надеюсь, что руководство клуба сделает все возможное, чтобы подписать с ним контракт".

И еще очень большой вопрос, выиграл ли бы "Детройт" Кубки Стэнли 1998 и 2002 годов, если бы Федорова там уже не было.

Расширить