Skip to main content

Мемуары Купермана: вторая жизнь Якушева

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о непростой, но блестящей карьере Александра Якушева

Автор Игорь Куперман / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 28-м выпуске Куперман рассказывает о том, как знаменитая серия игр СССР-Канада 1972 года помогла Александру Якушеву стать великим хоккеистом.

... Удивительные вещи происходят иногда в хоккейной жизни. Играет человек в хоккей, блестящими финтами, бросками и проходами будоражит многонациональную публику и, конечно, никто не думает и не гадает, что когда-то его введут в Зал хоккейной славы. Ну, может, болельщики и помышляют. Но сам игрок так далеко не заглядывает. А потом проходит много, ну очень много лет, о нем вспоминают и - пожалуйста, получите новоиспеченного лауреата.

Об Александре Якушеве написаны тома и тонны статей по обе стороны океана. Интересно, что настоящая известность пришла к Якушеву довольно поздно, в 25 лет. И, как ни странно, причастны к этому его самые что ни на есть главные соперники - канадцы.

 

[Смотри также: Путь Александра Якушева в Зал славы]

 

Клубная, спартаковская звезда Якушева взошла еще в конце 60-х годов и после завершения карьеры великих партнеров, Вячеслава Старшинова и Бориса Майорова, он на долгие годы стал лицом "Спартака". Якушева регулярно приглашали в сборную страны, он выигрывал золотые медали Олимпийских игр и чемпионатов мира, но... взахлеб говорили о других - Третьяке, Михайлове, Петрове, Харламове, Мальцеве... На вторых ролях Якушев, конечно, не был, но играл он не так ярко, как в родном "Спартаке". В те победоносные времена великим тренерам сборной, Аркадию Чернышеву и Анатолию Тарасову, не надо было подыскивать индивидуальные ключики к каждому игроку, поскольку это и не предусматривала созданная ими система. Ну, а может, хоккей просто был частью системы страны, вот ничего особенного в этом плане и придумывать было не надо. Взяли в сборную - покажи, что можешь! А не можешь, так все равно покажи!

Много лет спустя Александр Сергеевич - или просто Саша - откровенничал: "Мне в сборной Тарасов не позволял делать того, что в "Спартаке". Якушев никогда не жаловался, ни в частных беседах, ни тем более на страницах прессы. Просто отмечал, что тренеры говорят, как надо играть, и эти игровые планы надо выполнять. А между тем, в родном "Спартаке" становлению Якушева помог другой великий тренер и кумир многих футбольно-хоккейных поколений Всеволод Бобров. Он какими-то только ему известными методами умел находить именно те незримые точки в душе и сердце хоккеиста, при прикосновении к которым игроки преображались и буквально летали по льду.

Готовя этот материал, я случайно заглянул в справочник и обнаружил удивительные цифры. Оказывается, на победной Олимпиаде 1972 года в японском Саппоро Якушев в пяти матчах забросил ровно... ноль шайб! Пишу это лишь потому, что именно после этого турнира тренеры Чернышев и Тарасов ушли в отставку. А на должность заступил, как известно, Бобров. Ровно через два месяца чемпионат мира в Праге оказался проигранным, но Якушев забросил 11 шайб в 10 матчах! Я сам не большой сторонник теорий "своего тренера" и считаю, что хоккеист должен хорошо играть вне зависимости от симпатий и антипатий. Но я помню, как удивила меня игра Якушева на том чемпионате, словно он играл не в красной майке сборной, а в точно такой же, но со спартаковским ромбиком на груди. 

А потом был сентябрь 1972 года и знаменитая серия СССР-Канада. Причем для Якушева это была не первая серия с канадцами. Понятное дело, те, предыдущие матчи были с любителями, но по части жесткости они ненамного отставали от соотечественников-профессионалов. Тот же Тарасов обожал серии игр за океаном и много лет спустя, когда я сотрудничал с ним в написании книги, рассказывая об этих непростых турне, охотно употреблял одни из своих любимых словечек - "канадский оселок". Проще говоря - проверка на прочность. Так вот, Якушев много раз включался в состав и второй, и национальной сборной и, как тогда писали, спуску канадцам не давал.

В той самой исторической серии Якушев сыграл просто блестяще. Может быть, даже лучше всех в советской сборной, да и канадцев всех затмил. И - вот ведь удивительно - с этого момента началась его новая карьера, где уже не было места невыразительным матчам и турнирам без голов. Трудно сказать, то ли тренерство Боброва так подействовало, то ли просто "прорвало", да так сильно, что остановить его уже было нельзя. И другим тренерам сборной СССР, пришедшим на смену Боброву, достался уже другой Якушев, звездный и неповторимый.

 

[Смотри также: Эспозито: Якушев заслуживает Зала славы]

 

В пору его игровой карьеры интервью с Якушевым хоть и можно было взять, но многословием Саша не отличался. Разговорить его было непросто, а уже "залезть в душу" и вовсе невозможно. Но когда вопросы касались игр с канадцами, Якушев оживлялся и вполне можно было услышать интересные истории. О поражениях тоже помнил, но рассказывал, правда, неохотно. Как-то я спросил его о тот самом злополучном матче с "Баффало" в серии 1975-76 гг., когда "Крылья Советов" (красно-белый спартаковец Якушев был придан в качестве усиления на время турне) был разгромлены 6:12, а звездного форварда почти в каждой смене вминал в борта здоровяк Джерри Корэб. Да еще с таким буквальным треском - рядом с бортиками в Баффало были вмонтированы микрофоны и грохот был на всю арену. Так вот, я ожидал нейтрального ответа что-то типа "был не мой день". А дождался оригинального объяснения: "Может, потому что форма была синяя, необычная?". 

Кстати, глядя на игру Якушева и его партнеров против сборной и клубов НХЛ, я всегда поражался сколь живучи стереотипы, причем хоть кол на голове теши, а доказать обратное не получается. Вот и сейчас, в преддверии введения Якушева в Зал хоккейной славы, читаю давно знакомые высказывания о том, что "все советские игроки были как роботы" и "у них отсутствовали эмоции". Ну, да, они не рычали на судей и не проводили ладонью по горлу как Фил Эспозито, обещая всем неминуемый "секир-башка". И без перевода все понятно. 

Как раз-таки все игроки сборной ССР и отличались "лица необщим выраженьем" и не по желобкам бегали на площадке. Это что, Харламов робот, своим дриблингом буквально "вытаскивающий из штанов" защитников? Или Мальцев, чьи хитроумные финты были столь искрометны, что вратари часто обнаруживали шайбу уже в воротах, не успев даже толком среагировать на бросок. Ну, а про Якушева и говорить ничего не надо, таких вообще по пальцам во всем хоккейном мире можно было посчитать. 

А что касается эмоций после забитых голов... Ну, какие-такие особые эмоции могли быть, скажем, во время московского чемпионата мира, когда сборная СССР забросила ровнехонько 100 шайб в 10 матчах? Чему радоваться-то, одной шайбой больше, одной меньше. А вот в упорных играх, когда забивались важные голы, и подпрыгивали, и обнимались... Не верите? Посмотрите видео игр, в интернете матчей сборной СССР более чем достаточно.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

Кстати, вот именно это слово важно - "посмотрите". Так уж получилось, что советские хоккейные герои 1960-х были малоизвестны в Канаде, поскольку тогда связей НХЛ с европейским хоккеем не существовало. Звездному поколению 1970-х годов повезло больше, но серии против НХЛ хоть и исключительно важны в плане истории хоккея, но пара десятков игр - это лишь очень небольшая часть карьеры великолепных мастеров. Почему при введении в Зал славы никогда не обсуждалась кандидатура Александра Мальцева, например? Правильно, потому что он не всегда был заметен в играх против канадцев. А всю его бесподобную гегемонию в Европе на протяжении многих лет просто не видели...

Александр Якушев играл так, что даже спустя 35 лет после завершения карьеры его помнят по обе стороны океана. Впрочем, может в этом что-то и есть, что "звезда нашла героя" с таким опозданием. В конце концов именно Суперсерия 1972 года и подарила Якушеву вторую, чуть "позднюю", но такую звездную хоккейную жизнь. А вот теперь его официально причислили к лику хоккейных святых, уже навсегда. 

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.