Skip to main content

Касатонов: Макаров мог стать кумиром Америки

В канун введения в Зал хоккейной славы Сергея Макарова, о своем бывшем партнере по ЦСКА и сборной СССР рассказывает прославленный защитник Алексей Касатонов

Автор Павел Стрижевский / обозреватель NHL.com/ru

В ближайший понедельник во время специальной церемонии в Зал хоккейной славы в Торонто будут введены Сергей Макаров, Роги Вашон, Пэт Куинн, Эрик Линдрос, а также телекомментатор Сэм Роузен и спортивный журналист Боб Верди. Всю текущую неделю NHL.com/ru продолжит рассказывать о жизни и карьерах этих великих людей. Сегодня своими воспоминаниями о Сергее Макарове делится его многолетний партнер по знаменитой пятерке ЦСКА и сборной СССР Алексей Касатонов, с которым побеседовал обозреватель NHL.com/ru Павел Стрижевский.

О знакомстве с Макаровым:

- Вышло так, что познакомиться с Сережей мне довелось при очень трагических обстоятельствах. Это было в юниорской сборной СССР как раз в тот год, когда к нам приезжали канадцы и случилось знаменитое несчастье в Сокольниках (10 марта 1975 года в страшной давке из-за бесплатной жевательной резинки в сокольническом дворце спорта во время матча советской юниорской сборной и канадской юниорской командой "Бэрри Кап" погиб 21 человек, включая 13 детей, и 25 человек получили увечья - прим. П.С.). Это был первый матч, который мы сыграли вместе, там и познакомились. До этого случалось играть только друг против друга на уровне "Трактора" и СКА.

О том, что делало Макарова уникальным игроком:

- Он уже в те годы был явным лидером, хоть и играл с ребятами на год-два старше него - за команды 1956 года рождения. Уже тогда у меня не было сомнений, что из Макарова получится настоящая звезда. Еще мальчишкой он был очень хорошо физически развит, весь такой плотный. Сережа показывал уникальное катание, позволявшее ему делать все эти маневры: улитки и, как мы говорили раньше, циркуля. Макарову ничего не стоило сменить направление, мгновенно добавить в скорости, что и позволяло ему делать самое главное: обыгрывать соперников один-в-один. Невероятно одаренный хоккеист! Катание, владение клюшкой, шайбой, видение поля, чтение игры - все было при нем. У него наготове всегда было по три, четыре, пять вариантов продолжения атаки и обострения игры. В обороне тоже всегда работал, возвращался к своим воротам. И еще, конечно, сумасшедшая выносливость. Важнейший фактор! Он ведь выходил на лед и в большинстве, и в меньшинстве, и в силовой хоккей умел сыграть. Уникальность Макарова в том, что он был одарен буквально во всех аспектах игры.

В те годы в СССР не велась статистика игрового времени, так что никто в точности не знает, по сколько минут их тройка проводила на льду. Зависело от ситуации: если матч надо было вытаскивать, мы выходили и в большинстве, и в меньшинстве, и могли, я думаю, до 25 минут наиграть. Но если выигрывали (а таких матчей было большинство), то понятно, что Виктор Тихонов старался дать игровую практику всем пятеркам. Хочу отметить, что Макаров и в тренировочном процессе всегда был лидером. Во всех этих сложнейших беговых программах, интервальных тренировках Михалыч всегда был, как говорится, забойщиком - тащил ту группу, в которой находился. Даже нам, его партнерам по пятерке, бывало тяжело это выдерживать. Помню, на летних сборах, на которых нам устраивали тяжелые трехразовые тренировки, всем хотелось поспать. К 8 утра уже надо было идти на зарядку, а Михалыч всегда находил себе партнеров для игры в теннис, и уже в 7 утра скакал вовсю. Представляете, мы все еле из кроватей выползли, тащимся на зарядку, а он уже в теннис бьется!

O парадоксальном сочетании в Макарове постоянного стремления быть лучшим и нелюбви к общественному вниманию:

- Сложно говорить об этом за него, - усмехается Касатонов. - Он всегда воспринимает все предельно конкретно и жестко. Даже сейчас подбираю слова с опаской. Может быть, из-за того, что он из Челябинска? Такая вот региональная черта. Наверное, родители воспитали в нем эту человеческую скромность.

О том, с какими игроками прошлого или настоящего его можно сравнить:

- Таких, чтобы прямо-таки его уровня - даже не назову. Были, конечно, Саша Могильный, Паша Буре - тоже ярко выраженные бомбардиры, но таких выдающихся достоинств в плане организации игры всей пятерки, такого умения сыграть на партнера, как у Макарова, не было даже у них. В этом плане у Сережи однозначное преимущество. Если же брать весь мировой хоккей, наверное, в чем-то с Сережей можно сравнить Мартена Сан-Луи - такой же невысокий, быстрый, забивной. Хотя по технике и общему мастерству я все равно ставлю Макарова намного выше.

О разладе с Тихоновым:

- Сложно говорить о взаимоотношениях двух таких великих людей, каждый из которых для меня настолько близок. Тем более, что в этих отношениях действительно хватало таких, мягко говоря, отрицательных моментов. Сергей всегда четко выполнял все требования Виктора Васильевича, и не могу сказать, чтобы Тихонов как-то особо к нему придирался на собраниях или где-то еще. Да и не за что было. Но какая-то кошка и правда между ними пробежала.

О введении Макарова в Зал хоккейной славы:

- Абсолютно заслуженное включение! Хотел бы отдать должное комиссии Зала славы, которая приняла это решение. Да, по сравнению с теми, у кого вся карьера прошла в НХЛ, у Сережи, может, и нет таких достижений и статистики. И все равно они признали уровень Макарова, его вклад в развитие мирового хоккея, да и в развитие самой НХЛ. Он ведь и правда заставил многих игроков и специалистов пересмотреть свои взгляды на игру, полюбить тот хоккей, в который играл он и стараться быть на него похожими. Поэтому для меня это решение комиссии заслуживает всяческого уважения, и я очень рад, что Сергей Михайлович туда включен. Он обязан был там быть! Весь мировой хоккей без Макарова сегодня не был бы на том уровне, на котором он сейчас.

О чувстве недосказанности от концовки карьеры в НХЛ:

- Думаю, что все-таки он так и не нашел в НХЛ свою команду. Да, он на протяжении нескольких лет очень прилично играл в "Калгари" с Ньюиндайком и Робертсом, а потом отлично смотрелся с Ларионовым в "Сан-Хосе", где они почти дошли до финала Западной конференции. Могу сказать, что вообще в те годы в канадских командах российским хоккеистам было заиграть очень сложно. Хоть "Эдмонтон" в 80-е и играл в более европейский хоккей, остальные были во многих взглядах на игру более консервативны.

О том, как могла сложиться карьера Макарова, проведи он большую ее часть в НХЛ:

- Лично я очень рад и счастлив, что Макаров значительную часть своей хоккейной карьеры провел в Советском Союзе, что я был его партнером, и что у нас была эта великолепная пятерка, которая позволила нам на протяжении 12 лет быть, наверное, сильнейшей пятеркой мира. Но если пофантазировать… Были ведь и наши ребята, которые успели достичь в НХЛ выдающихся результатов: те же Игорь Ларионов, Могильный, Буре, Сергей Федоров - это если брать только нападающих. Понятно, что, окажись Макаров в НХЛ в 20 лет вместо 31, он был бы куда более значимой для Северной Америки фигурой и намного ближе ко многим топовым рекордам НХЛ, если не их обладателем. И, конечно, отношение к нему в Северной Америке было бы примерно таким же, как и к этим выдающимся ребятам, если не круче. Уверен, что Сергей, окажись он там в молодости, стал бы и лидером любой команды, и ее капитаном. И в Зал хоккейной славы был бы принят еще лет 10-15 назад. Однозначно.

Расширить