Skip to main content

Мемуары Купермана: пресса в НХЛ - часть работы

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о том, как непросто было привыкать россиянам к прессе в НХЛ

Автор Игорь Куперман @NHLrussia / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 21-м выпуске Куперман вспоминает о первом знакомстве с прессой в НХЛ, о "трудностях перевода" и непростом отношении россиян к североамериканским СМИ.

"Эх, не было бы прессы, играли бы себе в хоккей спокойно". Вспомнил сейчас эту давнюю диковинную фразу одного из руководителей некогда всемогущего хоккейного ЦСКА, да и призадумался. На минутку представил, как все было бы простенько - поиграли, какой-нибудь приз разыграли, вручили и все разошлись по домам довольные. Честно говоря, даже тогда не хотелось иронизировать по такому поводу, настолько все выглядело абсурдным.  

Между тем, внимание в советской центральной прессе уделялось практически только лучшим игрокам страны, причем по каким-то непонятным причинам было запрещено использовать выражение "национальная сборная". Все остальные хоккеисты могли лишь рассчитывать на упоминание в отчете о матче или еженедельном обзоре. Телевидение ограничивалось показом большого количества матчей, а радиорепортажи обычно начинались минут за 10 до окончания матча. И все. Пишу об этом для того, чтобы можно было как следует осознать фразу "не избалованы прессой" и заодно представить, с чем столкнулись первые российские "переселенцы" в НХЛ.

 

[Смотри также: Тренеры и персонал - рабочее межсезонье]

 

Начну с того, что такого понятия как "отдел по связям с общественностью и прессой" вообще в России не было. А тут, в НХЛ, какие-то люди из офиса берут игроков за руку и подводят их к прессе. Причем, прибыв в "Виннипег Джетс", я с ужасом осознал, что этим придется заниматься и мне. Что, журналисты буду захаживать в раздевалку после каждой игры, причем даже после проигрышей? Просто кошмар какой-то...

На деле же оказалось, что ничего страшного в этом нет и в НХЛ это давным-давно в порядке вещей. Но столкновение с неизвестной реальностью поначалу просто шокировало. Я не понимал, как лидер атаки "Джетс" американец Эдди Ольчик беззаботно болтал с журналистом, который накануне "приложил" его в газете за плохую игру. И зачем кореспонденты газет и телевидения вообще каждый день разговаривают с худшими игроками команды, что с них взять? Кстати, именно на этом я однажды и "погорел".

В мои обязанности входило готовить своеобразные программы (game notes) для посещающих игры представителей средств массовой информации (фраза-то какая громоздкая, то ли дело сейчас - просто СМИ). Так вот, однажды текст просто не умещался в отведенных страницах, а поскольку был жесточайший цейтнот, я и не включил информацию по последнему в списке игроку, Майку Иглзу. И надо же было такому случиться, что после игры, на парковке, возле меня остановилась машина... именно Иглза. Майк и его жена были очень недовольны случившимся и выразились очень верно: "Получается, что если игрок выступает в четвертом звене, то его можно и не замечать вовсе?". Возразить особо было нечего, пришлось извиняться.

Не успел я еще как следует пропитаться североамериканским духом общения с прессой, как мне уже предстояло учить этому прибывших соотечественников. "Скажи ему, зачем он всякую фигню пишет?", - вопрошал Сергей Баутин, завидев приближающегося к нему корреспондента виннипегской газеты. На что я, уже хорошо подготовленный, увещевал, что все же лучше ответить на его вопросы, а то он он еще хуже напишет. Иногда подобные советы помогали, а бывало, что и не очень. И действительно, как заставить игрока говорить с тем, кто только что "ославил" его перед всем городом, а может даже и перед всей лигой? Это сейчас уже считается "частью работы", а тогда воспринималось с недоверием и неприязнью. Россиянами, не привыкшими к такому общению.  

А телевидение, когда камеры выхватывали почти каждый шаг из жизни хоккеиста, как к этому привыкнуть? Чтобы приобщить наших ребят к энхаэловским традициям, я приводил в пример Фила Хаусли, спокойно общающегося с тележурналистами вне зависимости от исхода только что проведенного матча. И, конечно, свой, "родной" европеец, финн Теему Селянне, демонстрировал чудеса коммуникабельности, словно он вообще родился где-нибудь в Ванкувере или Чикаго. А мне в ответ: "А ты посмотри на Теппо Нумминена! Вот он отделывается общими фразами и к нему особо уже никто не пристает".

В общем, трудности роста были у всех и во всем, причем как только приезжал новый игрок из России, так все начиналось с начала. И хотя к тому времени меня уже перевели в отдел хоккейных операций, связи с российскими ребятами я не терял. И уже со смехом вспоминал, как когда-то предлагал лишить аккредитации зарвавшегося - по моему мнению - журналиста, регулярно критикующего игру команды. А заодно поучал на примере своего журналистского прошлого. "Ребята, корреспондент получил задание и обязан заполнить место в газете, отведенное его статье, - приводил я, как мне тогда казалось, железные аргументы. - Если вы откажетесь с ним говорить, можете себе представить, что он о вас там напишет".

Слово "пиар" тогда еще не добралось до России, да и смысл был совершенно другой, как впрочем и сейчас. Конечно, непривычно было летать с командой, когда к ней были "прикомандированы" корреспонденты местных газет, радио и телевидения. И еще удивляло, что директор отдела по связям с общественностью и прессой должен был отправляться на все выездные матчи клуба. Зачем, чтобы только подвести игрока к журналисту для интервью? Или стоять рядом с тренером, окруженным кучей микрофонов и блокнотов?

А объяснялось все очень просто. Роль прессы в НХЛ и других профессиональных лигах Северной Америки настолько велика, что этот процесс нельзя пускать на самотек. Естественно, даже специальные инструкции по этому поводу существуют, как для игроков, так и для работников клуба. Меня сразу же постарались научить, что ни в коем случае нельзя негативно высказываться о своей команде, какие бы эмоции ни клокотали внутри. А поскольку я еще и довольно долго переводил ребятам, то быстро научился и отсеивать лишнее. Вот, как, к примеру, можно было перевести на английский язык замысловатую фразу российского форварда, что-то вроде: "Ну и что с того, что не забиваю уже 15 игр подряд? Еще раз такой вопрос задаст и получит по кумполу".  

Прямой эфир по радио тоже не всегда проходил по заранее составленному сценарию. Впрочем, если команда выступало плохо, то доставалось всем, и канадцам в том числе. Драчун Тай Доми не слишком любил, когда кто-то из болельщиков задавал неудобный вопрос. Но отвечал корректно, лишь давая волю эмоциям после завершения передачи. А поскольку, к сожалению, "русский эксперимент" в клубе провалился, то болельщики отыгрывались на россиянах. Дело однажды даже дошло до того, что устав отвечать на недовольные фразы и даже оскорбления по радио, Алексей Жамнов порывался покинуть студию еще до окончания передачи. Но обошлось. Вот так болельщики иногда понимали свободу слова.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

Слабо себе представляю, как умудряется существовать нынешнее поколение игроков НХЛ в тотальных условиях социальных сетей, твиттеров, инстаграмов, фейсбуков и прочего-прочего. Но без этого сейчас никуда. И не спрятаться, и даже недостаточно хорошо играть в хоккей. Только представьте, например, каким суперкумиром в Канаде и США мог бы стать блестящий виртуоз Павел Дацюк, если бы раздавал интервью направо и налево!? Таковы здесь правила игры вне льда и отмалчиваться не рекомендуется.

Да и просто "спокойно играть в хоккей" не получится. Так что чем быстрее это впитается в сознание, тем лучше. Канадцам и американцам к такому вниманию прессы не привыкать, а вот россиянам приходится приноравливаться. Ну, в конце концов, это куда проще, чем просто хорошо играть в хоккей. Знаю, что если попробуют, то точно должно получиться!

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.