Skip to main content

Мемуары Купермана: как подписать контракт

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о том, как происходит подписание контрактов в клубах НХЛ

Автор Игорь Куперман @NHLrussia / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru будет делиться воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 22-м выпуске Куперман рассказывает о том, как непросто происходит подписание контрактов с игроками НХЛ и какие события этому предшествуют.

Наверное, это может показаться очень странным, но еще 30 лет назад слово "контракт" - применительно к советскому хоккею - вообще не существовало. Да и трудового соглашения в сегодняшнем понятии прав и обязанностей тоже не было. Зарплата была, вычеты на налоги тоже, а контрактов не было. Зато такой документ существовал с самых первых дней создания НХЛ и давным-давно воспринимался как само собой разумеющийся. Однажды мне довелось написать заметку о том, что финский хоккеист Тапио Лево подвергся наказанию со стороны клуба за нарушение своего контракта с "Колорадо Рокиз" , за что меня кто-то обвинил в... "потворничестве рабским законам Запада".

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

На самом деле, ничего плохого в контрактах, естественно, нет. Я почему-то вспомнил, как моя дочка, наслушавшись учителей в школе, спросила: "А что такое эксплуатация?". И я привел ей в пример - ну, конечно, что же еще! - Национальную хоккейную лигу. "Представь себе, что хоккеист подписывает контракт в НХЛ, - разглагольствовал я. - И вот игрока эксплуатируют, эксплуатируют, эксплуатируют... А потом выплаченной суммы хватает ему и его внукам".

Конец цитаты.

Вообще, сам процесс подписания контрактов в НХЛ - очень непростая вещь. Потому как задачи у участвующих диаметрально противоположные. Александр Могильный как-то высказался по этому поводу в одном из интервью: "Все очень просто - или ты их, или они тебя". Не все так однозначно, конечно. Ведь у генерального менеджера задача не просто подписать игрока, но и сделать так, чтобы, к примеру, игрок первого звена не получал меньше игрока третьей тройки, а запасной вратарь зарабатывал на уровне своих коллег из других клубов.

Разговоры по поводу нового контракта начинаются по-разному. Инициатором может стать как агент игрока (сами хоккеисты напрямую с менеджерами по этому поводу, как правило, не общаются), так и клуб. Пару раз мне приходилось присутствовать при таких телефонных разговорах и просто диву давался - вроде бы люди говорят об одном и том же игроке, но если внимательно послушать, то мнения разнятся. И довольно сильно. "Он поле видит почти как Гретцки, а катание лучше чем у Коффи", - наступает одна сторона. "А почему же он тогда сделал только 30 результативных передач, а не 163 как Уэйн", - справедливо замечает другая.

 

[Смотри также: Нюландера не беспокоит отсутствие контракта]

 

В общем, обычный переговорный процесс. Но с обеих сторон ему предшествует немалая работа, чтобы можно было подкрепить свои тезисы фактами. Признаться, меня удивила реакция игроков, когда они узнавали, что кто-то с худшей статистикой подписал большой контракт. Помню, как пара игроков "Виннипега" стала подтрунивать над Эдди Ольчиком, что кто-то теперь будет получать больше него. Но Эдди лишь улыбнулся: "Так это же здорово! Мой контракт истечет в конце сезона и теперь мне дадут еще больше, чем ему. Неплохой ориентир!".  

Конечно, переговорный процесс малоприятен, хотя и регламентирован. Предложения могут делаться как в устной, так и в письменной форме. И нет ничего удивительного в том, что сейчас клубы НХЛ стараются подписать лидеров команды на долгий срок, часто и максимальный - восемь лет. И в принципе, несмотря на кажущиеся умопомрачительными суммы, в этом есть немалый смысл. Клуб рассчитывает на своих звезд и "бодаться" с ними через каждые три-четыре года - после истечения очередного соглашения - вовсе не с руки. Тем более, что генеральный менеджер не знает, сколько может запросить игрок после очередного великолепного сезона. А так - подписал долгосрочный контракт и пусть забивает сколько душе угодно.

Правда, договориться миром удается не всегда. И тогда хоккеист может пуститься во все тяжкие, а именно - объявить забастовку. Да-да, скорее всего английское слово "holdout" на хоккейный манер переводится именно так. Ну, можно еще расширить интерпретацию - деньги на бочку! На моей памяти забастовки Олега Твердовского и Игоря Королева в "Финиксе" завершились довольно быстро. Интересно было наблюдать, как Твердовский вернулся в команду, причем попал сразу же на какое-то нехоккейное мероприятие, прием у спонсоров. Генеральный менеджер "Койотов" Бобби Смит первым подошел к Олегу и заговорил с ним как ни в чем не бывало, как будто ничего неординарного и не произошло.

Но противостояние может и затянуться, причем негативно настроить хоккеиста довольно легко. Сказать что-то про менеджера - вроде "он называл тебя земляным червяком" (фраза из "Маугли") - и дело сделано, игрок точно обозлится. А была на самом деле эта фраза или нет, уже неважно. Потом конфликт разрастается и в него вовлекается все больше людей, причем в основном - со стороны игрока. "Сынок, ну как же это можно - отказываться от трех миллионов? Это же такие большие деньги!", - пытаются повлиять на ситуацию родственники игрока. А в ответ слышат: "Играть за такую зарплату - себя не уважать!". Незнакомому с устройством профессионального спорта обе эти фразы могут показаться абсурдом, но на самом деле все решает рынок и зарплаты должны ему соответствовать.

Сейчас вспомнил, как блестящий вратарь "Монреаля" Кен Драйден великолепно провел сезон 1972-73 (начавшийся Суперсерией Канада - СССР), выиграл Кубок Стэнли и имел лучшие показатели в лиге, но летом получил довольно скромное контрактное предложение, уступающее другим голкиперам. Раз так, играйте сами! И Драйден бастовал целый сезон, но все же добился своего и вернулся через год.

Для того, чтобы предотвратить подобные негативные ситуации, НХЛ много лет назад ввела процесс арбитража, когда независимый судья присуждает определенную зарплату, выслушав игрока (в лице его агента) и клуб. Обе стороны пишут краткие "докладные записки", так называемые "briefs", хотя на самом деле не такие уж они и маленькие, на несколько десятков страниц. И в этих документах обосновываются выводы по поводу запрашиваемой зарплаты. Помогал готовить такие бумаги и я, причем попутно придумав сравнительную систему зарплат и хоккейных показателей, позволяющих определить примерную сумму будущего контракта.

А дальше начинается самое интересное, когда противостояние в арбитраже иногда перерастает в перепалку. Причем сам игрок может услышать о себе много нового и интересного. Однажды шведский вратарь Томми Сало даже расплакался... Задача же менеджмента еще и состоит в том, чтобы, как ни странно, постараться не ранить своми выкладками хоккеиста. Правда, не всегда это получается. "Кто такой Козлевич (или условный финн Мякитало, швед Вэлитало или россиянин Клюшкин)!? Он и на две тысячи не наработал!", - фразы из "Золотого теленка" очень даже подходят, когда сторона клуба пытается "отбиться" от невероятной суммы, требуемой стороной хоккеиста.

Вот потому-то дело часто до арбитража и не доходит, стороны успевают договориться. Потому как неизвестно как все в этом спортивном суде (а арбитраж в общем-то и есть вид правосудия) может обернуться. Арбитр, скорее всего, присудит зарплату где-то посередине, а вот обидные слова могут засесть в головах надолго. В конце все же подписывается долгожданный контракт и можно уже и на лед выходить.

Не знаю, можно ли составить градацию обязанностей генерального менеджера про мере их сложности. Но то, что переговоры по контракту - не самое приятное занятие - это точно. Может, поэтому так часто можно услышать избитую фразу: "Ничего личного, просто бизнес". Хотя иногда я слышал и другую интерпретацию: "Нет ничего более личного, чем бизнес". Ну, это как кому нравится...

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.