Skip to main content

Мемуары Купермана: агония поражения в плей-офф

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о реакции игроков на поражения в плей-офф

Автор Игорь Куперман / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru будет делиться воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В пятнадцатом выпуске Куперман рассказывает о том, как реагируют игроки на поражения в плей-офф, когда мечта о Кубке Стэнли не становится реальностью.

Нападающий "Виинипег Джетс" Майк Иглз безмолвно сидел в раздевалке, обхватив голову руками, и слезы текли по его давно небритым щекам. Только что "Джетс" вчистую проиграли "Ванкуверу" седьмой матч серии плей-офф (причем ведя в серии 3-1!) и хоккейные дела сезона 1991-92 неблагополучно завершились. Все. Конец. Встретимся через полгода, в новом сезоне.

Я смотрел на все это печальное действо широко раскрытыми глазами, потому что обнаружил для себя что-то новое в энхаэловском хоккее. К апрелю 1992 года я уже понимал, что даже 0:10 в ноябрьском матче или 1:2 где-то в феврале вовсе не ввергали хоккеистов команды в состояние безнадежного отчаяния. Да, проиграли, но ведь завтра следующий матч и надо поскорее забыть сегодняшний кошмар. Кстати, именно так учили прибывших россиян старожилы команды, знакомя новичков с традициями НХЛ.

"Начни завтра с чистого листа, - поучал Сергея Баутина ветеран лиги Рэнди Карлайл. - Забудь поскорее, что мы проиграли и думай о следующем сопернике".

И действительно, такой подход часто срабатывал, тяжелые думы постепенно улетучивались и... с утра снова всходило солнце.

"Если все время пережевывать поражения и свои ошибки, то так долго в НХЛ не протянешь," - вторил Карлайлу Игорь Ларионов, наставляя молодых россиян.

В принципе, верные мысли, только вот как осуществить их на деле? Почему-то сейчас подумалось о бейсболистах, которые проводят 162 игры в регулярном сезоне, и победа в ста из них считается отличным показателем. А 70 поражений - очень неплохим результатом. Но потом для лучших команд наступает время, когда это самое "завтра" уже может и не наступить. Проиграл четыре матча - и можешь отдыхать, в прямом и переносном смысле. Вот тут уже и уровень ответственности в каждой игре совершенно иной. Кстати, я спрашивал у игроков, как они умудряются отвлекаться от черных "пораженческих" мыслей? Николай Хабибулин, например, иногда пересматривал на видео свои лучшие игры, а кто-то разгонял грусть-тоску длинными звонками в Москву.

Так получилось, что за время моей работы в "Виннипеге" и "Финиксе" команда выходила в плей-офф восемь раз. И ни разу не проходила во второй раунд! Конечно, я тоже переживал, только вот в отличие от игроков мне было непросто отгонять темные мысли. Иногда даже вспоминал увиденную когда-то сценку из телевизионной передачи о мышлении, где ведущий спрашивал: "Думали ли вы когда-нибудь о белых обезьянах? Нет, не приходило на ум такое? Ну, а вот теперь попробуйте от этой мысли избавиться...".

Действительно, мысли приходят спонтанно, в том числе и плохие, только вот игроки хорошо научились их блокировать и реагировать должным образом. А в плей-офф это качество особенно ценно.

 

[Последние новости о плей-офф Кубка Стэнли в твиттере @NHLrussia]

 

Наверное, это можно было бы назвать что-то вроде "агонии поражения", когда моральная боль просто написана на лицах игроков - проиграли! Это вообще удивительный, хоть и общеизвестный факт, что в ходе плей-офф игроки не получают зарплату или бонусов, но интенсивность хоккея несравненно большая нежели в регулярном сезоне. Объясняется тоже все просто - о победе в Кубке Стэнли мечтают все североамериканские хоккеисты. Все поголовно, от детско-юношеского "мала" до профессионального "велика". И когда у тебя отнимают мечту и выбивают из розыгрыша, то это и вопринимается как трагедия. Хотя...

Однажды генеральный менеджер "Финикса" Бобби Смит начал свое выступление на заключительном вечере, посвященном окончанию сезона (похоже, эта фраза прилипла ко мне с очень давних пор) словами о том, что "уже через две недели после начала плей-офф на кубок претендуют всего восемь клубов". Дескать, всегда будет так, что подавляющее большинство команд этот самый кубок смогут увидеть только по телевизору.

Конечно, Смит старался быть дипломатичным, а вот игроки не смогли скрыть досады от неудачно проведенной серии и поражения в седьмом матче. Капитан Кит Ткачук обнаружил, что за столом нет чешского форварда Роберта Райхела и не преминул язвительно сострить, что тот исчез еще во время плей-офф и найти его на льду было невозможно. Вполне объяснимая реакция - в НХЛ почти нет равнодушных и с детства игроки стремятся только к победам, причем во что бы то ни стало. Я часто видел, как хоккеисты играли в теннис и карты, настольный теннис и футбол. И везде была борьба, причем самая что ни на есть "всамделишная".

Безусловно, в ходе плей-офф игроков посещают и другие мысли. И нет ничего удивительного в том, что после поражений голова болит не только от досады. Есть и другие, индивидуальные причины. У кого-то только что закончился последний год контракта и, конечно, мысли о том, что будет дальше, часто посещают закручинившихся проигравших. А вдруг новый контракт не предложат? И как надо будет переезжать, если детишки только привыкли к школе? Те, у кого контракт еще не кончился, тоже чувствуют себя не очень уютно, ведь серия-то проиграна. А вдруг обменяют летом, куда, когда?  

Пресса тоже иногда "сыплет соль на раны". Стоит только команде покинуть плей-офф, как время от времени появляются истории, как кто-то из игроков... заранее купил билеты на круиз или в какой-нибудь райский уголок земли. Ну, понятно, раз купил заранее, значит не верил в победу своей команды. Обычно с опровержением никто не выступает, оставляя подобные домыслы без ответа. Но на раздасадованную публику такая информация действует безотказно и жизнь игроков в городе легче не становится.

Однажды в ходе серии "Виннипег" - "Детройт" в 1996 году мне довелось воочию наблюдать за тем, какие странные метаморфозы могут происходить с игроками, когда казалось бы поражение просто неминуемо. Было уже известно, что клуб переезжает летом в Финикс, да к тому же соперничество со сверхмощным "Детройтом" ничем хорошим для "Джетс" не могло закончиться. Стив Айзерман и Сергей Федоров, Пол Коффи и Никлас Лидстрем, Игорь Ларионов и Слава Козлов... Дальше продолжать, наверное, не надо. Мы прибыли в Детройт, прогрывая в серии 1-3 и, похоже, что эра "Виннипег Джетс" должна была вот-вот закончиться. Игроки вечером направились поужинать в рестораны и, судя по их настроению, можно было вполне предположить, что рано этот ужин не закончится...

Тогда я зачем-то решил взять "инициативу на себя" и позвонил в номер главного тренера Терри Симпсона. Звонил я с наивным прдложением - а что если пообещать игрокам бонусы за победу в завтрашнем матче? Терри поначалу удивился, обещал подумать, но перезвонил уже через пять минут. "Ты знаешь, я подумал, что если игроков надо мотивировать перед ТАКИМ матчем, то, наверное, я выбрал не ту профессию и не тот бизнес," - сказал Симпсон и идея благополучно канула в лету почти сразу же после ее рождения.

... Перед игрой я вышел на скамейку, чтобы посмотреть, возможно, последнюю раскатку в истории "Виннипег Джетс". Вроде бы все было как обычно, не было расслабленных лиц, а уж обреченных - тем более. А в игре, команда уперлась и, казалось, даже и мысли не допускала, что этот матч может оказаться последним. И выиграли-таки, 3:1! Хабибулин буквально стоял на голове, отразив аж 51 бросок, а игроки просто костьми ложились, не хотели уступать и все тут! В конце концов, что ж тут удивительного, кому же хочется прощаться с мечтой и проигрывать в плей-офф за Кубок Стэнли!

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.