Skip to main content

Мемуары Купермана: путешествия по НХЛ

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман вспоминает об историях во время поездок с клубом по Северной Америке

Автор Игорь Куперман / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса". 

В одиннадцатом выпуске Куперман вспоминает об интересных приключениях во время поездок с "Виннипег Джетс" по Северной Америке.

Возможно, человеческая память устроена таким образом, что почти все плохое забывается, оставляя на радость "владельцу" только забавное и занимательное. Применительно к поездкам с командой НХЛ по североамериканским городам и весям (как ни покажется странным, но эти самые "веси" существуют и в Канаде, и в США) - может это и покажется странным, но помимо каждодневного выполнения непростых должностных обязанностей мне почему-то больше всего запомнились именно веселые эпизоды. Да и кому интересно читать, к примеру, про "каверзные" вопросы игрокам типа "как вы забросили эту шайбу" и "оригинальные" ответы что-то вроде "я бросил - она и залетела... "?

Знакомство с Северной Америкой происходило именно в ходе поездок с командой на матчи. И впечатлений было, конечно, просто море, а точнее - океан, благо что Тихий и Атлантический омывают этот большой хоккейный континент. Как правило, начинались эти впечатления с обычных рейсов эконом-классом, т.к. четверть века назад слово "чартер" еще не входило в ежедневный лексикон. Летали из Виннипега в Америку, в основном, через Миннеаполис (прямых рейсов в США практически не было) - навстречу матчам и приключениям. 

 

[Смотри также: Март в НХЛ: разные задачи и азбука межсезонья]

 

"Пойдем в "Черное море"? - сказал мне при прилете в Лос-Анджелес нападающий "Джетс" Евгений Давыдов, едва команда заселилась в гостиницу. Я приготовился было прочесть ему небольшую лекцию на тему того, что Черное море находится в Европе и теплый калифорнийский воздух - посредине жутко-холодной зимы в Виннипеге - не должен затуманивать мозги хоккеистам-профессионалам. Но Женя не позволил раскрыться моему красноречию и быстро объяснил, что "Черное море" - это известный русский ресторан. Компанию я ему и другим ребятам не составил, а зря. Оказалось, что в этом ресторане выступала уникальная певица Жанна Агузарова из группы "Браво"! 

На следующий день выяснилось, что в огромном Лос-Анджелесе (протяженность с пригородами - аж 200 километров) команду встретили не очень радушно. А точнее - отправили тренироваться на каток, который никак не соответствовал представлениям о ярком калифорнийском бытии. Темный, с подозрительного цвета "несвежим" льдом, низким потолком и такой же низкой температурой в зале. "Нам явно срывают подготовку к матчу," - шутливо посетовал Игорь Уланов, пытаясь найти душ в раздевалке. А в день игры пришел черед удивляться уже и журналистам. Я впервые увидел, как несколько представителей пишущей прессы в открытую выражали свое недовольство малопривлекательной едой в пресс-центре "Форума". Нет, конечно, никто котлетами в официантов не бросал, но смысл этого мини-протеста можно было бы выразить так - вот сами и ешьте! А мне почему-то подумалось, что быть может владелец "Кингз" слишком много денег потратил на покупку Уэйна Гретцки и больше ни на что не осталось?

Но самое интересное ждало нас на следующий день. По расписанию предстояла игра с "Сан-Хосе", незадолго до этого присоединившегося к лиге. Автобус подвез команду к старому дворцу, построенному еще в 1941 году (новую арену только начали строить). Историческое название немного удивило - Cow Palace, то бишь "Коровий дворец", причем эти буквы былы написаны яркой красной краской на фасаде арены. Мне кажется. что смысл названия соответствовал атмосфере внутри, причем в прямом смысле - оказывается, там ежегодно проходили всеамериканские турниры по родео (с лошадьми и быками) и "соревновательный дух" буквально пропитал весь дворец. Остается добавить, что "Джетс" неожиданно проиграли "Акулам" и игроки команды не преминули заметить, что очень уж непривычными были условия, включая находящуюся на втором этаже раздевалку с длинной и крутой лестницей, ведущей к площадке. А вот местным болельщикам эта уютная арена (вмещающая всего 11 тысяч зрителей) пришлась по душе - в течение двух сезонов все билеты на матчи "Шаркс" исправно распродавались.

Кстати, о лестницах. Старинный и оглушающий "Чикаго Стэдиум" был знаменит и своей особой лестницей. Вела она наверх, от раздевалки "Блэкхокс". Поднимаясь по неширокому пролету, я думал о том, что здесь когда-то на игру выходили Бобби Халл, Стэн Микита, Тони Эспозито ... Ностальгические мысли прервали невесть откуда взявшиеся зрители - оказалось, что лестница вела прямо к площадке, калитка была открыта, но на лед я выходить не собирался... Надо сказать, что первый визит в Чикаго запомнился и тем, что наш автобус подъехал прямо к дверям арены, насколько это было возможно. Несколько метров, разделяющие автобус и арену, были огорожены проволочными заграждениями, стояло несколько полицейских. Конечно, я читал, что "Чикаго Стэдиум" находился в "неблагополучном" районе города, но личные впечатления - особенные. В Детройте игрокам "Джетс" тоже настоятельно советовали не шататься по даунтауну, а сидеть в номерах. И уж, конечно, ни в коем случае не идти несколько минут пешком до арены, а дождаться командного автобуса. 

Однако, "леденящая душу история" произошла не в Чикаго или Детройте, а в мирном городе Баффало, где я почему-то решил "слиться с народом" и сел среди болельщиков на трибуне. А как все хорошо начиналось... Перед игрой я пообщался с Александром Могильным, только что назначенным капитаном "Сэйбрз" (Пэт Лафонтэйн получил тяжелую травму) и ставшим первым россиянином, удостоившимся такой чести. Хозяева выиграли аж 6:0 (Могильный забросил три шайбы) и матч превратился в сплошную драку, где команды в сумме набрали 122 минуты штрафа. Штатные забияки Тай Доми и Роб Рэй хватали друг друга за грудки при каждом совместном выходе на лед и умудрились даже выбить заграждение из стекла, которое упало на головы сидевших у борта болельщиков. Такого оскорбленья они стерпеть не могли и даже пытались вылезти на лед, чтобы разобраться с канадскими обидчиками. А в это время на трибуне вокруг меня вовсю буянили зрители, облили меня пивом и даже начали расспрашивать, почему я не прыгаю от восторга, когда "Баффало" забрасывает шайбы? Малоприятная ситуация... Выбраться с места не было возможности, но когда это мне все же удалось сделать, около раздевалок я увидел полицейских, отгоняющих Доми и Рэя друг от друга. Дикий Запад... или Восток?

"Путешествие становится опасным" - так называлась известная книга, повествующая о приключениях литературных героев. Конечно, в Бермудский треугольник команда не попадала, но и без этого передряг было достаточно. Только Женя Давыдов собирался пошутить с пограничником по поводу того, что именно у него лежит в багаже, как узнал, что за несколько дней до этого Сергея Федорова из "Детройта" "взяли под белы руки" в аэропорту - он произнес слово "бомба" в ответ на вопрос о содержимом сумки. Неожиданно столкнулся со стражами закона и я - граница на замке! После матча в Торонто команда добиралась до Детройта автобусом, через канадский Виндзор и тоннель в США под рекой. Американский пограничник вошел в автобус и строгим голосом спросил: "Есть ли граждане не США или Канады? ". "Признавшимся" шведам и финнам даже паспорта не пришлось доставать, Алексей Жамнов, Давыдов и Уланов отделались легким испугом, а вот я услышал почти то же, что и разведчик Штирлиц: "А вас я попрошу следовать за мной... ". Хорошо, что хоть не с вещами... Увидев паспорт уже несуществующей страны СССР, меня интервьюировали минут 40, но все же отпустили... В автобусе по этому поводу больше всего почему-то иронизировали именно наши ребята.

Конечно, не хоккеем единым жила команда, тем более что звезды клуба как магнитом притягивали знаменитостей. Осенью 1994 года после матча в Лос-Анджелесе я заметил человека, мирно беседовавшего с Жамновым и Теему Селянне. Никак не могли вспомнить кто это, как вдруг незнакомец приобнял Селянне и вкрадчиво спросил: "Кстати, Теему, а где вы были и что делали 12 июня 1994 года?". Тут до меня дошло - так это же тот самый Роберт Шапиро, адвокат О. Дж. Симпсона! Теему, правда, и бровью не повел и громко рассмеялся.

Путь на арену в Далласе пролегал через то самое место, где было совершено покушение на президента Джона Кеннеди. Глазам своим не мог поверить - вот то окно в здании, откуда стреляли, а вот та самая дорога... Но мою любознательность разделяли не все. "Ребята, посмотрите, вот здесь убили Джона Кеннеди," - я не мог все это созерцать в одиночку. "Подумаешь, в Москве сейчас каждый день по 20 человек убивают, " - услышал я комментарий одного молодого игрока. Вопросов я больше не имел...

С каждым городом меня незримо связывает какая-либо история. Торонто, где редкие матчи с "Джетс" показывали в Hockey Night in Canada. Трансляции эти начинались стандартной фразой о том, что матч будет показан coast to coast (от берега до берега, то есть на всю Канаду). И вскоре Жамнов, лидер российской диаспоры в команде, предупреждал сограждан о важности таких игр - "будут показывать "кост ту кост", проглатывая букву "у" в слове. Ванкувер "связан" с напрочь пропавшим у меня желанием есть лазанью - это блюдо подавали в самолете каждый раз после матча плей-офф, а играли мы с "Кэнакс" аж 13 раз в сериях в течение двух лет. Нэшвилл, где построен Парфенон, точная копия афинского и где было так много церквей и баров с музыкой кантри, что город N из "Двенадцати стульев" действительно мог показаться уездным с его многочисленными парикмахерскими и другими заведениями. Наконец, европейского плана Монреаль, где однажды продлив серию неудач, ночью мы отправились на автобусе в Квебек-Сити. Настоятельно попросив у Жени Давыдова отдать мне наушники и уокмэн (со словами - "думай над тем, почему ты опять не забил"), я слушал "Эскадрон" Олега Газманова и проезжая мимо заснеженных канадских полей, грустно думал: "Что я здесь делаю...?". Но наутро грусть быстро улетучилась и снова началась интересная жизнь. 

Лишь пару недель назад я смотрел как "Вашингтон" и "Торонто" играли на стадионе Военно-морской академии США в Аннаполисе. А в начале 1990-х в кампусе этой академии остановился мой "Виннипег Джетс", чтобы как следует потренироваться перед матчем с "Кэпиталз". Весельчак Кит Ткачук сообщил охранникам, что сюда "пробрались русские", меня с Улановым быстро "отловили", но так же быстро и отпустили. А потом все "Джетс" были приглашены на обычный обед, в столовую, куда пришли 4 тысячи курсантов. Перед самым началом обеда все почтили минутой молчания память одного из выпускников академии, погибшего при выполнении задания. А потом все сели за столы, по 10 человек. Мы сидели с Улановым и, узнав что мы из России, курсанты положили нам в тарелки "пожирней и погуще". И долго жали руки при прощании. Это запомнилось больше всего...

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.