Skip to main content

Мемуары Купермана: Евгений Набоков, российский вратарь

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман вспоминает о "деле Набокова", сделавшем вратаря россиянином

Автор Игорь Куперман / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В девятом выпуске Куперман вспоминает о так называемом "деле Набокова", позволившем известному вратарю выступать за сборную России.

Наверное, выражение "справедливость восторжествовала" используется настолько часто, что очень непросто найти менее заезженную фразу. Ну, и, конечно, сопутствующие слова типа "надо бороться" тоже встречаются совсем не редко. Но если хотя бы немного вдуматься в смысл этого выражения, то выходит, что кому-то эта самая справедливость вовсе не по душе, а потому ее торжество устраивает далеко не всех. Звучит, конечно, банально, но когда ты лично сталкиваешься с тем, что черное называют белым, то хочется за эту самую справедливость пробить головой стену. Но не всегда это удается.

В августе 2001 года Вячеслав Фетисов был назначен генеральным менеджером сборной России, а я стал его заместителем. Первое задание буквально ошарашило. Надо было "всего-навсего" сделать так, чтобы вратарю "Сан-Хосе Шаркс" Евгению Набокову разрешили играть за сборную России. Оказалось, что дело это тянется уже несколько лет, только решение проблемы ближе никак не стало. Начал разбираться и с такими удивительными вещами столкнулся.

Распад Советского Союза в январе 1992 года, естественно, затронул абсолютно все стороны жизни и хоккей не был исключением. Неразбериха с гражданством была большая, поскольку "серпастый и молоткастый" советский паспорт уже вроде бы и не существовал, а созданные федерации хоккея Белоруссии, Украины, Латвии и Казахстана в срочном порядке набирали игроков в составы своих сборных. А как известно, за сборные могут играть только граждане этих стран.

В один прекрасный день 18-летнего вратаря усть-каменогорского "Торпедо" Набокова пригласили в сборную Казахстана. Да не на какой-нибудь товарищеский турнир, а сразу на чемпионат мира, хоть и в третьем дивизионе мирового хоккея! Только вот незадача - не был Женя на тот момент гражданином Казахстана, хоть уже и прошло два года после получения страной суверенитета. А так и жил с советским паспортом, особенно не задумываясь по поводу государственной принадлежности. "Недоразумение" с гражданством каким-то неведомым образом уладили и провел Женя на чемпионате мира три матча. А поскольку летом 1994 года Набоков перешел в московское "Динамо" и вскоре получил российское гражданство, то про его казахстанское прошлое никто и не вспоминал. До поры до времени...

Когда в конце 1990-х годов Набоков уже выступал в "Сан-Хосе", он изъявил желание выступать за сборную России. Вот тут-то и выяснилось, что согласно правилу 204 Положения ИИХФ, игрок, выступавший за сборную страны после достижения 18 лет, уже не имеет права играть за другую национальную команду. А поскольку у Набокова с середины 1990-х годов уже было российское гражданство, то и за родной Казахстан он уже играть не мог. Задача усложнялась и тем, что руководители сборной России и Федерации хоккея России находились не в самых лучших отношениях. И запрос сборной в отношении Набокова натолкнулся на вполне справедливый ответ ИИХФ - играть ему нельзя, и вообще международная федерация будет контактировать только с ФХР, а не сборной.

Так что же теперь делать? И вообще - можно ли в такой патовой ситуации что-то сделать? Оказалось, что есть такой суд на свете, называется Спортивный арбитражный суд в Лозанне. Вот туда я и обратился в конце концов, но тут новая проблема - а где взять адвоката? Время идет, адвокаты, как известно, бесплатно не работают, да и где их найти-то? Тут и помощь пришла нежданно-негаданно - ФХР порекомендовала швейцарского адвоката и, за неимением иного варианта, пришлось согласиться. Швейцарец, надо признать, оказался грамотным, только вот по сей день я так точно и не знаю, насколько он был заинтересован в успешном исходе дела. Эта мысль пришла ко мне уже позже, после тщательного анализа всех прошедших событий. Как ни парадоксально это звучит, но личный конфликт руководителей сборной и федерации вполне мог оказать влияние на разбирательство дела. Кто же будет помогать недругу, даже если и должность обязывает?!

А разбирать, действительно, было что. Затребовал ряд документов, только вот получил далеко не все. На нет, как известно, и суда нет. Но все же кое-что удалось получить. Смотрю - и глазам не верю. Специальная форма, согласно которой Набоков играл на том чемпионате мира, была заверена двумя контролерами. А вот страница о смене гражданства, с советского на казахстанское, была абсолютно пуста! Может, они молоком или невидимыми чернилами писали, чтоб никто не догадался? Но подержать документ над огнем, чтобы проступили заветные буквы, не решился... Зато было указано, что родился Набоков в государстве Казахстан, в 1975 году. Но ведь такой страны тогда не было! Наконец, подписал Набоков эту бумагу... через неделю после того, как Федерация хоккея Казахстана уже поставила подпись и штамп, заверяющие подпись Набокова. Как такое вообще могло быть?

Еще выяснилось, что, оказывается, был такой рядовой солдат в российской армии, Евгений Набоков, и отслужил он двухлетнюю службу от звонка до звонка. Правда, паралелльно играя в хоккей в обществе "Динамо", принадлежавшее, как сейчас бы сказали, "одной из силовых структур". Ну, в конце концов, в хоккее тоже есть свои "звонки", называемые финальными сиренами. Но граждане Казахстана не могут служить в Вооруженнных силах России! Тогда невольно вспомнилась фраза из известного фильма - получалось, что юноша Набоков был "ландскнехтом наемным"!

Как только все эти несоответствия я пролил на свет божий, сразу же начались звонки из высоких инстанций. Фразы были примерно такими - начиная от "тебе что, больше делать нечего?" и заканчивая слегка завуалированными предупреждениями, что-то вроде "не надо так глубоко копать... ". Признаться, эти звонки разозлили еще больше, и я закусил удила. Перерыл весь свой архив и нашел около 20 случаев, когда хоккеисты выступали за сборные двух стран в главных международных турнирах! Тут тебе и американо-канадцы Марк Хоу (сын великого Горди) и Брайан Тротье, чехо-канадец Петр Недвед, и, наконец, чехо-канадец-словак Петр Штясны! Уже позже, на суде, эти доводы были списаны на счет ошибок, сделанных в то время, когда "еще не существовало компьютеров".

Пока шла подготовка к судебному разбирательству, я старался не звонить Набокову, чтобы не отвлекать его от хоккейных дел. Так что приходилось выяснять детали и доставать документы окольными путями. Буквально накануне суда "ответчики" сделали последний предупреждающий выстрел из крупнокалиберного оружия - самый большой спортивный начальник мира Жак Рогге прислал письмо своим российским коллегам, где черным по-белому было написано, что "Набоков не имеет права играть за сборную России". Мне подумалось тогда - ну, сегодня не имеет права, а завтра, может и будет иметь...

Тем временем я неожиданно получил личный запрет на присутствие на суде - не отпустили с работы в "Финиксе", узнав о моем непосредственном участии в процессе. Оправился от шока я довольно быстро и написал выступление на 10 страницах, которое должно было быть прочитано швейцарским адвокатом, с которым я работал в течение почти полугода. Но по непонятным причинам этого сделано не было...

Как ни странно, но слушание дела проходило без участия главных заинтересованных сторон, российской сборной и федерации. А через неделю после заседания, придя утром на работу, я увидел на своем столе 14 страниц решения Спортивного арбитражного суда - отказ... Причем сколько я не перечитывал бумаги, так и не смог найти ни единого слова о доводах нашей стороны, как будто их и не было! Надо было звонить Набокову и сообщать ему о решении. Слова буквально застревали в горле и выстраивались в какой-то бесконечный набор длинных фраз... Было очень тяжело, и, конечно, Набокову тоже...  

Это уже позже я понял, что все было буквально обречено на провал, причем сделано это было очень грамотно. "Засланный швейцарский казачок" в своих комментариях постоянно указывал, что "возможность победы в суде очень мала" и его постоянно приходилось убеждать, что у нас есть шансы на выигрыш. А итоговые документы по решению суда показали, что масса важных деталей так и не была учтена. Но - перефразируя известное выражение - "не пропал наш важный труд". Пройдет совсем немного времени и ИИХФ изменит свои правила, разрешив хоккеистам менять спортивное гражданство и выступать за другую страну! "Мир стал другим, люди стали чаще чем раньше менять гражданство, и нам тоже нужно менять наши правила," - сказал тогда президент ИИХФ Рене Фазель. А Набокову сразу же даровали возможность выступать за сборную России! И в год столетия Международной федерации хоккея, в 2008 году, именно он привел россиян к золотой медали чемпионата мира, первой за 15 лет!

... Так уж получилось, что в декабре 2004 года Женю пригласили сыграть в матче прощания Игоря Ларионова с большим хоккеем. Команда России выступала в голубой форме, почти в такой же, в которой национальная сборная победила в первом чемпионате мира 1954 года. Перед матчем я зашел в раздевалку и торжественно объявил, что "сегодня Евгений Набоков проводит первый матч за сборную России!". Мне показалось, что ребята были даже более счастливы, чем смущенный Женя. Вот и думай теперь, существует ли справедливость на свете и есть ли суд на "нет"...

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.