Skip to main content

Первый сезон в истории НХЛ: как это было

Появившись на свет в ноябре 1917 года, НХЛ была совсем не похожа на ту лигу, какой мы ее знаем сегодня

Автор Сергей Бутов / Обозреватель NHL.com/RU

С наступлением Нового года НХЛ вступила в особенный для себя момент. Ровно 100 лет тому назад, 26 ноября 1917 года, была образована новая профессиональная хоккейная лига, вскоре вышедшая на лидирующие позиции в мире, которые не уступает и поныне.

По ходу всего 2017 года NHL.com/RU будет регулярно возвращаться в прошлое и знакомить вас с самыми яркими событиями НХЛ за минувшее столетие. Сегодня мы открываем юбилейный мини-сериал рассказом о самом первом сезоне НХЛ 2017-18: в каких условиях рождалась новая организация, кто ей руководил, какие клубы принимали участие в регулярном чемпионате, по каким правилам играли команды, и кем были их первые звездные хоккеисты.

Иными словами, что вообще представляла собой НХЛ в 1917-м?

Video: Столетие НХЛ: 100 лет за 100 секунд

Исторический контекст

На появление на свет НХЛ оказали прямое влияние два фактора общественно-политической жизни тех лет: бурное распространение хоккея в Канаде, которое приводило к появлению новых, конкурировавших и часто поглощавших друг друга лиг, а также Первая мировая война, полным ходом шедшая на полях Европы.

Кубок Стэнли разыгрывался между любительскими клубами еще с конца XIX века. В самом начале XX-го в этот процесс оказались вовлечены и профессиональные команды, где игроки получали за игру в хоккей гонорары, пускай и более чем скромные по нынешним временам. В начале сезона 1914-15 было подписано соглашение между двумя наиболее мощными на тот момент профессиональными организациями, Национальной хоккейной ассоциацией (НХА) и Хоккейной ассоциацией тихоокеанского побережья (ХАТП), о том, что именно победители двух этих лиг станут разыгрывать между собой Кубок Стэнли.

Мировая война, безусловно, не затронула Канаду в той степени, в какой она затронула страны Европы, однако страна мобилизовала на фронт значительное количество своих боевых подразделений. Нетрудно представить, что в их числе было немало занимавшихся, в том числе на профессиональном уровне, спортом мужчин. Уже к 1915 году хоккейные команды по всей стране столкнулись с заметным кадровым дефицитом.

Именно это обстоятельство стало одной из отправных точек конфликта владельца "Торонто Блюшертс" Эдди Ливингстона с остальными владельцами клубов НХА. Конфликтный управленец не мог найти общего языка с коллегами, торпедировал совместные договоренности по календарю и постоянно требовал перераспределения хоккеистов, считая, что его клуб больше других пострадал от призыва в армию. В результате, по ходу сезона 1916-17 "Блюшертс" Ливингстона исключили из розыгрыша, а НХА заявила об открытии в Торонто другой команды.

"Он всегда о чем-то спорил, - вспоминал про Ливингстона владелец "Оттавы Сенаторз" Томми Горман. - Избавившись от него, мы смогли начать зарабатывать деньги".

Судебные разбирательства между владельцами клубов привели к тому, что 26 ноября 1917-го в Монреале было подписано соглашение о создании новой профессиональной лиги - Национальной хоккейной лиги. На тот момент предполагалось, что НХЛ будет временной организацией, которая позволит дистанцировать Ливингстона, после чего клубы вернутся под эгиду НХА.

Однако нет, как известно, ничего более постоянного, чем временное. НХЛ не просто сохранилась в качестве самостоятельной структуры, но и выиграла конкуренцию с другими лигами, уже с 1926 года сосредоточив в себе сильнейшие хоккейные клубы Канады, а затем и США. Именно с этого года команды НХЛ стали в постоянном режиме единолично разыгрывать между собой Кубок Стэнли - де-факто это означало закрепление НХЛ в качестве сильнейшей хоккейной лиги мира.

Формат сезона

Самый первый сезон 1917-18 начали четыре команды НХЛ, а закончили и вовсе три. Он был разделен на две части, где два победителя отрезков выявляли между собой чемпиона.

Первая часть, в которой приняли участие "Монреаль Канадиенс", "Оттава Сенаторз", "Торонто" (команда позже называлась "Аренас", но в том сезоне выступала без прозвища) и "Монреаль Уондерерз", прошел с 19 декабря 1917-го по 4 февраля 1918-го. Первый матч в истории НХЛ состоялся в Торонто, где "Уондерерз" со счетом 10:9 обыграли местный клуб.

По иронии судьбы, эта победа стала первой и последней для "Уондерерз" в НХЛ. Следующие пять поединков испытывавшая трудности с комплектованием команда проиграла, а затем вынуждена была сняться с соревнований по нетривиальной причине - крытая 10-тысячная Montreal Arena в начале января 1918-го выгорела дотла. Игравшие там же "Канадиенс" переехали на другую арену, новый дом предложили и "Уондерерз", но владелец Сэм Лихтенхайм, раздосадованный дефицитом игроков, не повез команду на два следующих матча. В обоих случаях "Уондерерз" присудили поражения, и клуб фактически прекратил свое существование.

Победителем первой части сезона, в котором три клуба из четырех сыграли по 14 встреч, стали "Канадиенс". Вторая часть началась 6 февраля и продолжалась ровно месяц, за который три команды успели провести по восемь поединков. Победу в ней одержал "Торонто".

Таким образом, именно "Канадиенс" и "Торонто" встретились в двух матчах за Кубок О'Брайена, считавшийся эксклюзивным трофеем НХА, а затем и НХЛ (сам Кубок просуществовал до 1950 года и в разное время вручался за разные достижения). Первая игра в Монреале закончилась вничью 3:3, а на домашнем льду "Торонто" уверенно победил 7:4.

Затем, согласно договору с ХАТП, "Торонто" получил право бороться за Кубок Стэнли, для победы в котором нужно было одержать верх в серии до трех побед над чемпионом ХАТП того года, носившим название "Миллионеры Ванкувера". Серия целиком прошла в Торонто, команды по очереди обменивались победами (что не в последнюю очередь связано с тем, что матчи проходили то по правилам НХЛ, то по правилам ХАТП), а в решающем поединке 30 марта 1918-го "Торонто" взял верх 2:1 и завоевал Кубок Стэнли.

Правила

Хоккей сто лет тому назад был совсем другой игрой, нежели сегодня. Ключевым отличием двух сильнейших в 1917-м лиг было количество игроков. В ХАТП на льду находились семь хоккеистов, включая вратаря и ровера - универсального игрока, действовавшего по всей площадке, но чаще всего находившегося у чужих ворот. НХЛ же полностью переняла правила НХА, которая сочла позицию ровера архаичной и вообще тормозящей игру, а потому ликвидированной. На площадке, как и сейчас, могло находиться пять полевых игроков и голкипер, но всего в заявке команды было не более 12 хоккеистов.

Несколькими годами ранее НХА перешла на систему 20-минутных периодов. До 1910-го в хоккей играли два тайма по 30 минут. Изменения были вызваны не столько заботой об игроках, получавших дополнительное время на отдых, сколько коммерческими интересами от продажи еды и напитков для зрителей. На спинах игроков появились номера, были разрешены замены по ходу матчей и разработан институт штрафного времени. Несмотря на это, тот хоккей вы могли и не узнать: нельзя было пасовать вперед после центральной красной линии (входить в чужую зону можно было только за счет дриблинга), синих линий не существовало, равно как и правила проброса.

Первой по-настоящему крупной инициативой самой НХЛ по изменению правил стало принятое (причем, в разгар сезона 1917-18) решение о том, что голкиперы имеют право опускаться на лед. До этого им разрешалось делать сэйвы только в стойке, а любое касание льда телом наказывалось штрафом, который в 1917-м составлял три минуты вместо нынешних двух.

"Они могут стоять хоть на головах", - подчеркнул первый президент НХЛ Фрэнк Колдер, одобривший изменение.

Нововведения не замедлили сказаться на эффективности работы голкиперов. Пять недель спустя изменений в правилах Жорж Везина, чье имя теперь носит приз лучшему голкиперу НХЛ регулярного чемпионата, совершил первый шатаут в истории лиги - нечто совершенно по тем временам неслыханное. Следующий столь масштабный виток перемен, которые коснулись прежде всего игровой стратегии, происходил уже в 1920-х годах.

В 1918-м игра в зоне защиты была максимально контактной, регулярно случались драки. 26 декабря 1917-го Харри Камерон первым совершил то, что позже получило название "хет-трика Горди Хоу" (сам Мистер Хоккей, отметим, родился лишь 11 лет спустя этого события). Недисциплинированное поведение игроков уже тогда каралось НХЛ, однако реакция на наложенные штрафы сильно отличалась от нынешней. В феврале 1918-го игрок "Торонто" Кен Рэндалл, оштрафованный лигой на 35 долларов, принес часть штрафа прямо на один из матчей мелочью, а когда та не была принята, высыпал 300 пенни на лед. Кто-то из игроков с помощью клюшки разметал деньги по всему льду и начало матча было задержано до тех пор, пока официальные лица отскребали их по всей арене.

Звезды

Ими сто лет назад, безусловно, были нападающие. Тройка лучших бомбардиров сезона 1917-18 в полном составе была включена в Зал хоккейной славы.

Джо Мэлоун из "Монреаля" установил никем впоследствии не побитый рекорд по количеству шайб в среднем за игру (2,2), наколотив 44 гола в 20 встречах. С высокой долей вероятности можно предположить, что рекорд этот побит не будет никогда. Мэлоуну потребовалось всего 62 поединка, чтобы забросить первые 100 голов в НХЛ. Он единственный в истории лиги хоккеист, которому удалось забросить семь шайб в одном матче в начале 1920-х.

Не будет большим преувеличением сказать, что именно Мэлоун в годы, когда сама финансовая модель, а, следовательно, и существование профессиональных хоккейных лиг было поставлено под угрозу, спасал хоккей. Он был одним из тех звездных пионеров игры, на которого "пошла" публика сначала в Монреале, а затем и других городах Канады.

Совсем немногим меньше Мэлоуна забили в сезоне 1917-18 два других снайпера: Сай Деннени из "Оттавы" (36 шайб в 20 матчах) и Рег Ноубл из "Торонто" (30 в 20). Левый крайний Деннени был едва ли не первым в НХЛ форвардом-агрессором, который дрался почти так же часто, как забивал. Центрфорвард Ноубл выиграл три Кубка Стэнли с двумя командами и доиграл в НХЛ аж до 1930-х годов.

Как и сейчас, отдельной строкой шли вратари, чье мужество, учитывая колоссальную разницу в экипировке, было выставлено в те годы напоказ.

Уже упоминавшийся Везина не дожил из-за туберкулеза даже до 40 лет, но оставил колоссальное хоккейное наследство. Абсолютно невозмутимый как на льду, так и за его пределами, Везина был образцом мужества и стойкости. Перед матчами он сидел в самом углу раздевалки "Монреаля", курил трубку и читал газеты, а затем выходил на лед, невзирая ни на какие травмы и обстоятельства. Ни разу с 1910-го по 1925-й годы он не пропустил даже единственной игры, сыграв в 328 поединках регулярного чемпионата подряд. Сезон 1917-18 он закончил лучшим в НХЛ, совершив один шатаут и пропуская в среднем 3,93 шайбы за матч.

Первый в НХЛ вратарь-обладатель Кубка Стэнли Хэп Холмс из "Торонто" потом выигрывал этот трофей еще с тремя разными командами. Холмс рано остался без волос и часто надевал на игры бейсболку, потому что его блестящая лысина представляла в плохо освещенных аренах слишком хорошую мишень для плевков и разных предметов, которые летели с трибун чаще, чем это можно себе представить сегодня. Голкипер "Сенаторз" Клинт Бенедикт не только стал первым опускаться на колени во время бросков, но и первым в НХЛ в 1930 году надел, после очередного перелома носа, защитную маску. Как и Везина, Бенедикт был введен в Зал хоккейной славы.

Руководитель

Фрэнк Колдер был настоящим фанатом хоккея, преданным игре до самой последней своей минуты, потому что натурально сгорел на работе. Колдер проводил собрание владельцев клубов НХЛ в январе 1943-го, когда с ним случился сердечный приступ, от последствий которого он пару дней спустя скончался. Первым президентом НХЛ он стал в результате альянса владельцев клубов НХА против Ливингстона. Колдер в то время был казначеем НХА и фактически руководил коммуникациями "заговорщиков", в результате чего превратился в безальтернативного кандидата в руководители новой лиги.

Родившись в Англии, Колдер много занимался традиционными для Великобритании видами спорта (регби, крикетом, футболом), но после переезда в Канаду, еще работая учителем в частной школе, влюбился в хоккей. Позже он был спортивным редактором сразу в нескольких федеральных канадских газетах и великолепно разбирался в финансах, освещая в качестве журналиста деятельность крупнейшей в те годы в Канаде биржи в Монреале.

Разносторонний опыт - именно то, что требовалось руководителю любой профессиональной спортивной лиги тех лет, которые испытывали колоссальное количество "проблем роста". Прогрессивные взгляды Колдера, который консерватором совершенно точно не был и умел перестраиваться на ходу (вспомните хотя бы изменения правил для вратарей, сделанное во имя повышения зрелищности прямо по ходу сезона), сильно помогли становлению хоккея в Северной Америке.

Во главе НХЛ он выдержал нешуточную конкуренцию с ХАТП, а затем и с Западной канадской хоккейной лигой, и к середине 1920-х годов превратил ее в лигу номер один во всем мире. Колдер увел НХЛ за пределы Канады, что дало мощный толчок расширению и усилению лиги - достаточно вспомнить, что сразу четыре клуба "Оригинальной шестерки" базировались именно в США. Он не противился появлению в 1920-х хоккейных команд, полностью составленных из темнокожих игроков (в невероятно популярном в те годы бейсболе такое, напротив, запрещалось), с первых дней существования НХЛ был сторонником соблюдения потолка зарплат, а во время Великой Депрессии сделал все возможное, чтобы минимизировать убытки клубов и не допустить разрушения самой финансовой модели профессионального спорта.

 

Расширить