Skip to main content

У Боумэна Макаров играл бы и до 40

Рассказ о заключительных годах карьеры форварда Сергея Макарова, который 14 ноября будет включен в Зал хоккейной славы в Торонто

Автор Игорь Рабинер / "Спорт-Экспресс" - специально для nhl.com/ru

"НЕ Я ИЗ САН-ХОСЕ УШЕЛ - МЕНЯ ОТТУДА УШЛИ"

...Завершился сезон 1994-95 - тот самый, что из-за первого в истории НХЛ локаута с грехом пополам начался ближе к концу января и съежился до 48 матчей регулярки.

"Сан-Хосе Шаркс", клуб тогда со всего лишь четырехлетней историей, второй год подряд не просто вышел в плей-офф, но и прошел там первый круг. Произошло это оба раза во многом благодаря легендарной советской связке Сергей Макаров - Игорь Ларионов, быстро сделавшей "Акул" одной из самых популярных команд НХЛ в России и определявшей стиль игры команды. Это был последний аккорд в хоккее великой тройки КЛМ - вернее, ее двух третей, поскольку Владимира Крутова в НХЛ к тому времени давно уже не было.

Пусть ЛМ и не блистали так, как в звене со шведом Юханом Гарпенловом в предыдущем сезоне (когда тот же Макаров почти в 36 лет стал с 30 голами и 68 очками лучшим снайпером и бомбардиром "Акул" в регулярном чемпионате, забил больше всех партнеров - восемь шайб - и в плей-офф, тогда как по очкам в Кубке Стэнли у "Шаркс" не было равных Ларионову), но вновь были среди лидеров команды. С 24 очками у обоих в регулярке они разделили четвертое место по результативности, лишь на очко отстав от второго. И в плей-офф абсолютно не провалились, набрав 15 очков на двоих в 11 матчах.

Спрашивается - не поспешно ли списали легенд ЦСКА и сборной СССР? Вторая из них, став трехкратным обладателем Кубка Стэнли в составе "Детройт Ред Уингз", на мой взгляд, ответила на этот вопрос исчерпывающе. Кстати, по иронии судьбы, в 94-м "Акулы" с Макаровым и Ларионовым, став восьмыми в Западной конференции, "грохнули" в первом круге плей-офф как раз стопроцентных фаворитов из Детройта. Не тогда ли, интересно, Скотти Боумэн вознамерился взять Профессора к себе и создать русскую пятерку?..

В октябре 1996 Макаров, с которым мы в конце 90-х раз в неделю играли в русскоязычной компании в футбол в Калифорнии (и я на себе прочувствовал его сумасшедший игровой интеллект и чтение игры), расскажет мне: "Не я из "Сан-Хосе" ушел - меня оттуда ушли. В "Шаркс" все решает генеральный менеджер Дин Ломбарди. Я ни в коем случае на него не в обиде, чисто по-человечески он мне ничего плохого не сделал. Просто в ту модель команды, которую он задумал на сезон 1995-96, я не вписывался. Кстати, думаю, что я стал одной из жертв локаута...".

А ведь и вправду - в таком возрасте непросто вышвырнуть из игрового ритма полгода. Да, вторые полсезона получились далеко не провальными - но ведь не такими блестящими, как предыдущий сезон. Играй же Макаров без перерыва - как знать, пришла бы в принципе новым боссам в голову мысль об обновлении?

Нет, Ломбарди не окажется руководителем-"пустышкой". Но его звездный час наступит уже в "Лос-Анджелес Кингз", когда он, набравшись опыта, в тандеме с тем же Дэррилом Саттером, с которым он несколько лет уже после Макарова/Ларионова работал в "Сан-Хосе", дважды выиграет Кубок Стэнли. В "Акулах" же ни разу до увольнения не добьется того, чего достигли два советских ветерана - второго раунда плей-офф.

Приведенная парой абзацев выше цитата из нашего интервью - штука по тем временам уникальная, редчайшая. В отличие от Вячеслава Фетисова и Игоря Ларионова, интервью он никогда давать не любил. Калифорнийские коллеги рассказывали, что в бытность его игроком "Шаркс" за обоих приходилось отдуваться Профессору. И с английским это никак не было связано - сторонился Сергей Михалыч, когда играл, и внимания журналистов-соотечественников.

Более или менее открытым для прессы он станет лишь после окончания карьеры игрока. В середине 2000-х в Москву приедет Уэйн Коффи, журналист из Нью-Йорка, работавший над книгой "The Boys of Winter" об американском "чуде на льду" 1980 года. Я позвоню Макарову, и он охотно пойдет на контакт. Мне доведется присутствовать при этой беседе и в самые сложные моменты помогать с переводом - и выяснится, что не только в неформальном общении, но и для печати мастер может говорить очень даже живо и небанально...

"МОЖЕТ, ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ ОКАЖУСЬ НЕНУЖНЫМ - И УЕДУ"

После того, как "Сан-Хосе" пошел другим путем и начал все проигрывать, Макаров целый сезон не играл. В сентябре 1996 он, 38-летний, в цивильном костюме стоял на скамейке сборной России на Кубке мира в качестве одного из тренеров - помощников Бориса Михайлова. Казалось, игровая карьера легенды завершилась, хоть Макаров о том официально и не заявлял.

И вдруг он в октябре того же года подписал однолетний контракт с "Далласом" на 300 тысяч долларов. Спустя несколько месяцев главный тренер "Звезд" Кен Хичкок расскажет мне, как это произошло: "Когда наш генеральный менеджер Боб Гейни увидел, как Макаров тренируется со сборной России на Кубке мира, являясь одним из ее тренеров, его поразил энтузиазм хоккеиста. И мы думали, что за счет этого энтузиазма он сможет вернуться на лед и делать те потрясающие вещи, которые он делал раньше".

Гейни, в свою очередь, объяснил свое решение так: "Убежден, он (Макаров) - выдающийся игрок, и проблем с тем, как побыстрее набрать нужную форму, у него возникнуть не должно".

Когда "Даллас" опубликовал новость о подписании контракта с Макаровым, я наудачу (в футбол мы еще не играли) попробовал ему позвонить. На удивление, это удалось. Еще к большему удивлению, он согласился поговорить.

"Я не возвращаюсь, а продолжаю. Никуда не уходил и никогда не объявлял о том, что закончил играть в хоккей, и прошлогодний перерыв рассматривал только как временную паузу, - сказал Макаров. - Месяц, а то и больше вел интенсивные переговоры с несколькими клубами НХЛ, и в итоге предпочел "Даллас".

Мотивы продолжать играть? Деньги никакого отношения к моему решению не имеют. Просто до сих пор чувствую, что не все сказал в хоккее, что могу приносить ему пользу. Это мое любимое дело, которому я посвятил всю свою жизнь. Я не устал от него и хочу играть. Если бы хоккей перестал приносить радость - давно бы уже закончил. Но по-прежнему получаю удовольствие от игры, от того, что выхожу на лед".

Но от прогнозов, как у него все сложится в "Далласе", Сергей Михалыч наотрез отказался: "Может, вообще приеду, через неделю окажусь ненужным - и уеду."

Video: Зал славы: Сергей Макаров

А ЕСЛИ БЫ НА МЕСТЕ ХИЧКОКА БЫЛ БОУМЭН?

Не до такой, конечно, степени - но примерно так все и вышло. Макарову дали провести за "Старз" всего четыре матча, в которых он не набрал ни очка. Спустя два с половиной месяца, 31 декабря 1996 года, "Даллас" расторг с ним контракт. Так закончилась шестилетняя энхаэловская карьера великого мастера, которая началась с "Колдер Трофи" - приза лучшему новичку лиги, который Макаров завоевал в 31 год. После чего лига снизила возрастной порог получения этого трофея до 25, назвав это правило его именем - Makarov Rule...

Хичкок, который вскоре после ухода Макарова приехал во главе "Старз" на матч в Сан-Хосе, объяснил мне причину в весьма корректных формулировках: "Мы много работали с ним, и он сам работал в поте лица - к его старательности не может быть никаких претензий. Но оказалось, что в этом возрасте год без хоккея - это фатально. Думаю, что он покинул клуб с некоторым разочарованием и обидой, что не получил больше шансов себя выразить, но мы должны думать о деле и о команде, чтобы она выигрывала. Макаров - великий игрок, и он внес огромный вклад в развитие мирового хоккея. Но сейчас, к сожалению, он оказался не способен помочь "Далласу", и мы вынуждены принять такое решение".

Возможно, все так и было - от возраста не убежишь. И все-таки есть сомнения, что дело было только в этом. В те же дни, что и с Хичкоком, я говорил с легендарным ветераном "Далласа", двукратным победителем Кубка Стэнли и трехкратным обладателем "Селке Трофи" - приза лучшему оборонительному форварду лиги Ги Карбонно. И он, будучи действующим игроком "Старз", сказал: "Мне неизвестны подробности этой загадочной истории. Видел я только то, что, когда Сергей пришел в боевое состояние, ему не нашлось места в команде".

...Апрель 1998. Первый круг Кубка Стэнли, "Сан-Хосе" - "Даллас". После третьего, калифорнийского матча серии житель Сан-Хосе Макаров приглашает молодого защитника "Шаркс" Андрея Зюзина и звезду "Старз" Сергея Зубова к себе домой попариться в бане. Зюзин, открыв рот, слушает разговоры великих хоккеистов - и вдохновляется так, что спустя день в четвертой встрече забрасывает в овертайме единственную шайбу матча.

Прихожу в подтрибунку. Там - Макаров, а потом и Зюзин. Сергей Михалыч говорит: "Когда я был в "Далласе", то не раз говорил Хичкоку, что его тактика - запереться в своей зоне и ждать ошибки соперника - хороша в регулярном чемпионате, а в плей-офф она неэффективна. Потому как в Кубке, чтобы побеждать, надо забивать. Хичкок обижался, но в прошлом году мои слова сбылись - когда в первом же раунде "Даллас" проиграл "Эдмонтону". Поглядим, что будет теперь..."

Тут-то и стала понятна одна из причин, почему они так быстро расстались. Дело не только в том, что тренеру неприятно слышать подобные вещи от игрока, каким бы именитым тот ни был. Но и в том, что ветерану особенно важно попасть в ту команду, где ценят и используют его лучшие качества. Это сейчас Хичкок перестроился, его "Сент-Луис Блюз" играет в агрессивный атакующий хоккей, и Владимир Тарасенко чувствует себя в нем как рыба в воде.

Тогда же будущий член Зала хоккейной славы Макаров оказался в неправильное время в неправильном месте. О чем, будучи более чем авторитетным игроком, без стеснений давал тренеру понять. Фетисов с Ларионовым тогда же у Скотти Боумэна в "Детройте" выигрывали Кубки Стэнли...

А у Хичкока было свое видение - и он имел на него право. Иначе не выиграл бы в 1999 с тем же "Далласом" Кубок Стэнли. Вот только в своем тогдашнем стиле, обыграв "Баффало" в печально знаменитом "финале кошмаров", в котором голы забивались в час по чайной ложке и обе команды играли в сверхоборонительный хоккей. Тот, который во многом стал поводом для пересмотра правил.

Нет, Макарову в той команде места не было и быть не могло. Он всю жизнь играл в совсем другой хоккей, и в 38 ломать себя не собирался. Хотя, глядишь, продержался бы три года - и, подобно Фетисову с Ларионовым, стал бы не только двукратным олимпийским чемпионом и победителем Кубка Канады, но и обладателем Кубка Стэнли. То есть вошел бы в Тройной золотой клуб.

Но ему не повезло так, как двум партнерам по великой пятерке. Отчего-то мне кажется, что у что у Скотти Боумэна Макаров легко доиграл бы до сорока...

Расширить