Skip to main content

Тихонов боялся трибунала из-за "Пингвинз"

"Питтсбург", в начале 1990-х на два года став совладельцем ЦСКА, вернул зрителей на трибуны

Автор Игорь Рабинер @IgorRabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

В "Питтсбурге", выигравшем третий Кубок Стэнли за последнее десятилетие, все это время играет, возможно, сильнейший россиянин всех времен в НХЛ по совокупности мастерства и титулов. Разве что также трехкратный обладатель Кубка Стэнли Сергей Федоров по этой части соперничает с Евгением Малкиным. Думая об этом и глядя на "Пингвинов", в культуре которых последние три десятилетия почти бессменно заложена эстетика игры, начиная с Марио Лемье - Яромира Ягра и вплоть до Сидни Кросби - Малкина, мне кажется несправедливым, что команда из Стального города никогда не была самым популярным клубом НХЛ в России.

Где-то на подступах к этому неформальному статусу команда находилась и находится. Но в советские времена ее опережал "Монреаль"; в какой-то момент ранне-российских лет этот флаг ненадолго выхватили "Ванкувер" с Павлом Буре и "Сан-Хосе" с Сергеем Макаровым и Игорем Ларионовым; со второй половины 1990-х далеко вперед вырвался "Детройт" с "Русской пятеркой", а затем с Павлом Дацюком; с начала 2010-х на авансцене оказался "Вашингтон", где рядом с культовым Александром Овечкиным были сначала Александр Семин с Сергеем Федоровым и Виктором Козловым, а теперь Евгений Кузнецов с Дмитрием Орловым.

А ведь именно "Питтсбург" сделал - и, казалось, более чем вовремя - все, чтобы монополизировать российский болельщицкий рынок. Потому что в 1993-м именно этот клуб, обладавший двумя такими суперзвездами, как Лемье и Ягр, и только что выигравший два кряду Кубка Стэнли, стал совладельцем самого знаменитого хоккейного бренда бывшего Советского Союза. ЦСКА.

Хорошо помню эти времена. Я сам, никогда не будучи поклонником армейского клуба, начал ходить почти на каждый матч "Русских Пингвинов". А обновленный логотип армейцев, в котором в пятиконечную звезду был вписан симпатичный веселый пингвин в свитере с надписью ЦСКА, на мой взгляд, стал одним из главных символом сближения России и Запада. Вышло так, что недолгого.

Пресс-атташе полу-ЦСКА - полу-"Питтсбурга" был знаменитый в скором будущем телекомментатор Виктор Гусев. Спрашиваю его, как тогда вся эта история стала реальностью.

"Виктор Тихонов договорился о партнерстве с Ховардом Болдуином, владельцем "Питтсбурга", - рассказывает Гусев. - С этого все и началось. Но Виктор Васильевич не придал значения тому, что это предполагало определенные изменения - например, логотипа. Поэтому я со специально отпечатанными плакатами к первым матчам сезона был изгнан из его тренерского офиса со словами: "Ты хочешь, чтобы меня министр обороны под трибунал отправил?!"

Но потом Виктор Васильевич смирился, причем не только из-за питтсбургских денег, но и из-за интереса болельщиков. Ведь ЦСКА как был, так и оставался в середине таблицы, а трибуны заполнились. И новая атмосфера ему понравилась, в чем он, правда, признался только некоторое время спустя".

И вправду - на разбежавшийся не только по НХЛ и низшим североамериканским лигам, но и по различным европейским странам ЦСКА начали ходить. Генеральный директор клуба, многолетний сподвижник Тихонова Валерий Гущин только что говорил: "Трибуны на наших матчах не заполнит даже Господь Бог", - а два месяца спустя уже был аншлаг.

Одной из причин было... бесплатное пиво, по банке которого получал каждый из пришедших на арену на Ленинградском проспекте зрителей. Мало кто из нынешних болельщиков представляет, что в тогдашней нищей постсоветской России баночное пиво, тем более качественное, было дивом дивным. А уж если еще и на халяву...

Tweet from @IgorEronko: Malkin is in Moscow as well as the Stanley Cup #Pens pic.twitter.com/8C9fcz0Yef

"Болельщики говорили: "Молодцы, "Пингвины!", получая на матчах банки бесплатного пива с изображением вылезающего из звезды пингвина, - вспоминает Гусев. - Пиво делали в Питтсбурге и оттуда доставляли к нам на игры. По вкусу пришлась и экипировка - вместе с атрибутикой "ЦСКА - Русские Пингвины" на арене продавалась и чисто питтсбургская.

Конечно, одной из целей "Питтсбурга", терявшего на проекте деньги, было более сильное проникновение в Россию с целью точечного отбора игроков для себя. Кроме того, Болдуин был готов платить за возможность ввернуть где-то на ужине в компании других владельцев клубов НХЛ фразы типа: "А моя "Красная Армия" в Москве..." Наконец, "Пингвинз" организовали ЦСКА мощное турне по Штатам с дюжиной матчей против фарм-клубов, которое "ЦСКА - Русские Пингвины" в отсутствие занятого в сборной Тихонова с треском проиграли. Но сама поездка была восхитительная, о чем еще долго говорили игроки и тренеры".

Тут любопытно еще одно совпадение. Совсем скоро самым популярным в России брендом из НХЛ станет "Детройт", в котором заиграет целая пятерка хоккеистов из ЦСКА советских времен. Его главным тренером, выигравшим с "Красными крыльями" три титула обладателя Кубка Стэнли, будет Скотти Боумэн. Тот, что тренировал "Питтсбург" в победном сезоне 1991-92. Россиян в команде тогда еще не было. Но как знать - не была ли московская идея Болдуина навеяна разговорами с самым титулованным тренером лиги, которому суждено было стать и самым "российским"?

В то время о хоккее в "Спорт-Экспрессе" постоянно писал молодой журналист Вениамин Литман. Он вспоминает:

"Помню, когда приходил писать или просто смотреть игры того ЦСКА, поднималось настроение от самой обновленной обстановки на арене - по сравнению с Лужниками или Сокольниками. Скорее это было от предвкушения, что стальные двери СССР наконец-то открываются. "Русские Пингвины" в начале 1990-х стали первой надеждой, что российский хоккей не развалится, как и вся постсоветская экономика. Сам факт, что обладатель Кубка Стэнли двух последних лет обратил внимание на нашу лигу, был светом в окошке.

Насколько помню, "Питтсбург" вложил немного денег в восстановление арены ЦСКА на Ленинградском проспекте, а в перерывах зрителей стали развлекать какими-то представлениями. И в буфетах было даже из чего выбрать. Для консервативной части населения это показалось "рукой Запада", но внедрение пингвина в историческую звездную эмблему ЦСКА было еще одним легальным окном российского хоккея в открытое общество. Но продолжалось это недолго".

Каждая идея по части шоу вначале встречалась в штыки. Правда, не без юмора. Когда менеджер по спортивному маркетингу, присланный "Питтсбургом", предложил начинать матчи с того, чтобы с верхотуры арены в центр льда по веревке спускалась девушка и вручала шайбу для первого вбрасывания арбитру, Тихонов хохотнул: "Только если спускаться будешь ты. А я в это время буду стоять сверху и резать веревку". Но совсем скоро матчи начинались именно так.

Литман, так любивший (как и я, впрочем) ходить на тех "Русских Пингвинов", пару лет спустя эмигрировал в... Питтсбург. История умалчивает, до какой степени место назначения было связано с эмоциями, полученными на Ленинградке. Но факт, что он, давно ушедший из журналистики, по сей день обожает хоккей, НХЛ и "Пингвинз".

Цеэсковско-питтсбургское содружество продержалось два года. По меркам той России не так уж мало, но слишком немного и для того, чтобы заразить любовью к "Питтсбургу" всю Россию. Не раз доводилось слышать, что в становившийся все более успешным проект попытались влезть криминальные структуры, без вмешательства которых в 90-е годы в стране не случалось ничего. Тот же менеджер по маркетингу рассказывал, что в VIP-ложу приходили бандиты с оружием в карманах малиновых пиджаков, и грубо выталкивали со своих мест спонсоров из многих известных зарубежных компаний, которых подтянул "Питтсбург".

В тот момент многие клубы НХЛ присматривались к тому, как пойдет у "Пингвинов" - так, владелец "Красных Крыльев" Майк Илич имел виды на покупку "Крыльев Советов", что стало бы символичным. Однако когда дело с ЦСКА застопорилось, тема экспансии НХЛ в Россию свернулась.

Тихонова и Гущина - людей советских - без особого труда сумели убедить в том, что американцы их обманывают. Те, кто метил на их место, говорили: мол, мы придем, и все изменится. Того же Гусева, как он вспоминает, увещевали: "Ты мизер получаешь по сравнению с тем, что должен". Тихонов с Гущиным "купились", пустили людей на готовенькое. И уже вскоре у великого тренера и его соратника начались в клубе проблемы куда более глобального характера. Но это уже совсем другая история.

Дорога для популярности "Пингвинз" в России, казалось бы, была протоптана. И, будь в чемпионской команде Лемье - Ягра кто-то из россиян, возможно, клуб захватил бы инициативу по этой части и не отдал ее никому. Но русские начали появляться в Питтсбурге уже во второй половине 1990-х, и хотя некоторые - Ковалев, Морозов, Титов, Каспарайтис - провели там немало времени и завоевали уважение, династический "Детройт" было уже не обскакать. Пусть даже Морозов с Каспарайтисом прямо на тренировке "Питтсбурга" поучаствовали в съемках самого культового российского фильма 1990-х - "Брат-2".

А потом появился Малкин. Будь он при всех своих талантах так же общителен и харизматичен, как Овечкин - "Пингвины" наверстали бы упущенное. Тем более что магнитогорца "воспитал" его опытный соотечественник Сергей Гончар, у которого дома он несколько лет прожил.

И клуб, и сам Малкин заслужили суперпопулярности в России. Тем более что центрфорвард привозил свой первый Кубок Стэнли в родной Магнитогорск и выставлял в школе, где учился, а со вторым заходил на территорию Кремля.

Может, после третьего по "Питтсбургу" с Малкиным начнут сходить с ума в России?

Расширить