Skip to main content

Главные моменты вступительных речей в Зал славы

Зубов, Карбонно, Викенхайзер, Недомански, Рутерфорд и Йорк вспоминают свои хоккейные пути

Автор NHL.com/ru @NHLrussia

ТОРОНТО - В понедельник в Зал хоккейной славы были включены шесть новых членов.

Представляем вашему вниманию главные моменты вступительных речей Сергея Зубова, Ги Карбонно, Хэйли Викенхайзер, Вацлава Недомански, Джима Рутерфорда и Джерри Йорка.

СЕРГЕЙ ЗУБОВ: защитник, наконец, раскрылся

За восемь с половиной минут в понедельник Зубов, наверное, рассказал больше, чем за 16 сезонов в НХЛ.

Двукратный обладатель Кубка Стэнли даже пошутил об этом в начале речи.

"Раньше у меня была репутация человека, который не очень любит говорить, - сказал Зубов. - Сегодня мой шанс".
Сначала он сказал о первой паре подаренных родителями коньков.

"Они были на несколько размеров больше, - сказал Зубов, - но в следующие пять лет подходили мне идеально".

Он вспоминал первые хоккейные годы, проведенные в Москве на уличных катках с бывшим защитником НХЛ Александром Карповцевым, который в конечном счете познакомил его с крытыми катками.

"Но самое главное, что там были машины Zamboni", - сказал Зубов.

В 1994 году Зубов и Карповцев выиграли Кубок Стэнли в составе "Нью-Йорк Рейнджерс". Карповцев погиб 7 сентября 2011 года, разбившись вместе с другими 35 членами ярославского "Локомотива" в авиакатастрофе и семью членами экипажа.

"Я знаю, что сегодня он на меня смотрит", - сказал Зубов, посмотрев вверх.

Зубов вспомнил свою первую игру за ЦСКА. Его партнером по обороне стал Вячеслав Фетисов, его кумир, а теперь - сосед по Залу славы.

Он сказал, что нападающий "Рейнджерс" Марк Мессье показал ему, что значит быть лидером и человеком, а защитник Брайан Лич научил его нескольким трюкам, которые он использовал в течение карьеры. Все они уже вошли в Зал славы - Мессье в 2007 году, Лич - в 2009-м.

Зубов вспомнил, как после обмена из "Питтсбург Пингвинз" в "Даллас Старз" в 1996 году позвонил своему агенту и буквально потребовал, чтобы его снова обменяли.

"Но (тогдашний генеральный менеджер "Старз") Боб Гейни хорошо сделал домашнюю работу и послал моей жене самый красивый букет цветов, - сказал Зубов. - Она сказала: "Может быть, все-таки стоит попробовать".

Зубов считается лучшим защитником в истории "Старз". В 1999 году он выиграл с ними Кубок Стэнли.

 

[Смотри также: Тихая дорога Зубова в Зал хоккейной славы]

 

Его табличку в Зале славы Зубову представил Бретт Халл, игравший за "Даллас" в 1998-2001 годах и также входящий в Зал славы.

"Я все еще в хоккее, потому что очень люблю эту игру, и каждый раз она приносит мне радость", - заявил Зубов.

ГИ КАРБОННО: "Никогда в моих самых диких мечтах"

Ги Карбонно назвал включение в Зал хоккейной славы "невероятной честью и настоящей привилегией". Табличку ему представил Боб Гейни, бывший и его ментором, и образцом для подражания.

"Ребенком я мечтал играть в НХЛ, выиграть Кубок Стэнли, забить гол в плей-офф, - сказал Карбонно. - Каким-то образом, проходя по хоккейной жизни, мы учимся реагировать на разные вещи. Когда нас выбирают на драфте, когда мы проводим первый матч, когда забиваем первый гол. А для счастливчиков - когда выигрываем Кубок Стэнли. Но чтобы войти в Зал хоккейной славы? Никогда не представлял себе этого даже в самых диких мечтах".

Карбонно вспомнил о реке Сент-Лоренс в городке Сет-Иль, где, "как и все ребятишки из Квебека, я научился кататься на коньках раньше, чем ходить".

В течение 10 минут он без усилий переключался с английского на французский и обратно, благодарил детские и юниорские команды, тренеров, волонтеров, гостевые семьи, а также друзей и партнеров, которых он приобрел на своем пути по НХЛ. Он щедро отдавал должное тренерам, менеджерам и партнерам на всех уровнях, от юниорского до НХЛ, но "особенно - Жаку Лемеру (из "Монреаль Канадиенс") за веру в мои способности на льду и превращение меня в хоккеиста, добравшегося сегодня досюда".

Карбонно вспомнил, как его задрафтовали "Канадиенс", как он провел детство "за просмотром игр "Хэбс" по ТВ и ловил каждое движение Жана Беливо и Ги Лефлера, и, конечно, был свидетелем чемпионских парадов". Он говорил о переходе в "Сент-Луис Блюз" и "Даллас Старз", который стал его последней остановкой, и где он выиграл свое третье и последнее чемпионство. Он также говорил о текущей работе комментатора на франкоговорящем RDS.

"Мне представился шанс играть против лучших хоккеистов, - сказал он, назвав множество имен. - Эти ребята заставляли меня работать и потеть каждый день, напоминая, что успеха добиваются не за один вечер, а на протяжении многих лет".

Семья всегда была фундаментом жизни Карбонно. В Торонто присутствовали многие его родственники. А для супруги Лайн у него были особенные, эмоциональные слова.

"Самое прекрасное, - закончил он, - что теперь, когда люди на улице будут меня спрашивать, являюсь ли я членом Зала славы, мой ответ будет утвердительным".

ХЭЙЛИ ВИКЕНХАЙЗЕР: все еще делает передачи

Самая результативная хоккеистка в истории сделала еще одну передачу на церемонии включения в Зал хоккейной славы. Хэйли Викенхайзер передала микрофон Вацлаву Недомански, который в своей речи забыл поблагодарить нескольких человек, в том числе жену и детей.

"Будучи маленькой девочкой я так сильно хотела играть, что меня не волновало, сколько мне предстоит вынести, - продолжила она, когда микрофон к ней вернулся. - И сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что груз был тяжелым".

Викенхайзер вспомнила, как ходила в хоккейную школу в Реджайне (Саскачеван). У нее не было места для сна, потому что она была единственной девочкой. Ей была предложена кладовка билетера на арене Regina Agridome.

"Я помню, что было много злобы, - сказала она. - Я не боялась получить силовой прием или выходить на лед. На самом деле, там я чувствовала себя хорошо. Но когда я приходила на арену, переодевалась в туалете, а потом проходила через лобби, где были все родители, то слышала множество язвительных и унизительных комментариев. Но все эти вещи меня только закалили и научили не слушать критиков".

Когда Викенхайзер в возрасте 15 лет приехала в национальную сборную Канады, ее встретили взрослые женщины с более богатым жизненным и хоккейным опытом.

"Они ставили на карту карьеры, боролись за востребованность, и вместо того, чтобы просить чего-то от игры, они спрашивали, что сами могут дать игре, - сказала она. - И они изменили мою жизнь навсегда".

Викенхайзер многое дала игре и меняла жизни при помощи Международного хоккейного женского фестиваля, который известен как WickFest. За последние 10 лет его посетили 30 тыс. игроков.

Она закончила речь упоминанием своих пяти- и шестилетних племянниц.

"Они могут войти на любую арену в Канаде с хоккейной сумкой и клюшкой, и никто на них не посмотрит косо, - сказала она. - Им не нужно коротко стричься и бежать в туалет, чтобы стараться выглядеть как мальчики и влиться в коллектив. Их путь стал чуть более простым".

ВАЦЛАВ НЕДОМАНСКИ: "Я чувствую себя как кинозвезда, но ей не являюсь"

Вацлав Недомански провел аудиторию через свое памятное и даже душераздирающее путешествие из родной Чехословакии в Северную Америку, рассказав о жертвах, которые пришлось принести его семье за океаном.

На самом деле, выступление Недомански разбилось на две части. После того, как он отступил от заготовленной речи, он забыл поблагодарить нескольких человек. После выступления Ги Карбонно выступавшая последней Хэйли Викенхайзер пригласила Недомански на сцену, чтобы все сделать правильно.

"Я чувствую себя как кинозвезда, но ей не являюсь", - начал Недомански.

Что спорно, потому что его жизнь является готовым сценарием для фильма.

"У меня был российский режим тренировок - 11 с половиной месяцев занятий при двух неделях выходных, - сказал он застенчиво. - И я превратился в приличного игрока. А благодаря неплохой статистике ко мне проявили интерес в Северной Америке".

Недомански эмоционально рассказывал о "неприятностях" с государством, с которыми он сталкивался в последние пару лет в Чехословакии. Первые попытки представителей НХЛ вызволить Недомански с его родины провалились. Но в итоге он смело покинул Европу, подписав контракт с клубом Мировой хоккейной ассоциации "Торонто Торос".

"Сейчас очень подходящий момент поблагодарить Канаду за то, что здесь мне дали шанс жить так, как мне хочется, - сказал Недомански. - Приезд сюда в 1974 году дал мне шанс увидеть, как выглядит канадский хоккей. Ведь мне довелось поиграть во многих маленьких хоккейных городах".

Также Недомански поблагодарил генерального менеджера "Детройт Ред Уингз" Теда Линдсея, который привез его в НХЛ. Он вспоминал, как играл против лучших в НХЛ, проведя карьеру, воспоминания о которой едва ли уместятся в альбом.

Табличку в Зале славы с его именем представил Фрэнк Маховлич, попавший в Зал славы в 1981 году и друживший с Недомански с момента приезда того в Канаду.

"Приезд в Торонто не был бы таким легким, если мой давний друг Фрэнк Маховлич и его жена Мэри не заботились обо мне с самого начала. И я не знаю, как им это удалось. По-английски я не говорил".

В понедельник человек, также известный под именем Большой Нед, показал, что более чем адаптировался к языку, поблагодарив очень многих людей за то, что ему помогли обрести новый домой и новую жизнь.

ДЖИМ РУТЕРФОРД: доказал, что в нем ошибались

Джим Рутерфорд и Горди Хоу были партнерами в "Детройт Ред Уингз" в сезоне 1970-71.

В 2014 году он был назначен на пост генерального менеджера "Пингвинз" группой владельцев, в которую входил Марио Лемье.

Хоу. Лемье. Однозначно неплохая компания.

Но когда пришло время отметить одного особенного игрока, оставившего самый яркий след в его карьере, Рутерфорд свой выбор сделал без сомнений.

"Самая особенная часть моей карьеры - это быть членом команды, в которой играет Сидни Кросби, - сказал Рутерфорд во время 13-минутной речи. - Видеть Сида, его отношение к делу и влияние на команду и город каждый день просто невероятно".

Под присмотром Рутерфорда "Пингвинз" завоевали Кубок Стэнли в 2016 и 2017 годах, став первой командой с 1997 и 1998 годов, выигравшей два подряд чемпионства. В обоих случаях комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн вручал Кубок Стэнли капитану "Питтсбурга" Кросби.

Было в карьере Рутерфорда еще одно яркое достижение. Он стал первым генменеджером с расширения НХЛ в 1967 году, выигравшим Кубок в двух разных командах. Его первое чемпионство было завоевано с "Каролина Харрикейнз" в 2006 году. И был один игрок, находившийся рядом во всех трех случаях.

"Я бы хотел отметить Мэтта Каллена, который был со мной все три раза", - сказал Рутерфорд.

В этот особенный вечер Каллен был рядом. Как и тренер "Питтсбурга" Майк Салливан с его помощником Марком Рекки. Как и три его бывших помощника генменеджера Рон Фрэнсис, Джейсон Боттерилл и Билл Герин.

Но лучшим признанием, которое мог получить Рутерфорд, стало представление его таблички не кем-нибудь, а Марио Лемье.

Этот момент Рутерфорд не забудет никогда. И он является доказательством, что при поставленной цели и желании нет ничего недостижимого.

"Вот мой совет всем людям: никогда и никому не позволяйте говорить, что вы чего-то не можете, - сказал он. - Потому что это история всей моей карьеры. И чем больше мне об этом говорили, тем больше я хотел это сделать".

ДЖЕРРИ ЙОРК: "Мы тренируем не шайбы, а людей"

У Джерри Йорка была долгая тренерская карьера в первом дивизионе NCAA, которая началась в 1971 году в Университете Кларксона. Но он не всегда думал о тренерстве.

Это произошло только после того, как ему предложили попробовать возглавить команду Центральной профессиональной хоккейной лиги "Оклахома Сити Блэйзерс", которая на тот момент входила в систему "Бостон Брюинз". Это произошло в 1967 году после окончания Бостонского колледжа, а предложение ему сделал генеральный менеджер "Брюинз" Харри Синден. На тот момент Йорк понял, что не рассматривает игровую карьеру как часть будущего.

"Из этого ничего не получится, - сказал Йорк самому себе после четырех дней тренировочного лагеря. - Уровень моего таланта и близко не дотягивает до этих ребят. Я знал, что не буду играть в НХЛ, но мне нравилось тренировать. Еще я мог стать судьей, но мне этого совсем не хотелось. Так что я решил пойти в тренеры".

Йорк за время карьеры работал в Университете Кларксона, Университете Боулинг-Грин и Бостонском колледже. И он сказал, что не кампусы и местоположение делало команды особенными, это делали люди.

"Мне нравится тренироваться, но я также любил людей, с которыми работал. Мы тренируем не шайбы, а людей", - сказал он.

Всегда, когда Йорка спрашивали о главном тренерском умении, он говорил об умении окружать себя нужными людьми. На его вступительной речи присутствовали 12 бывших ассистентов.

"На роль помощников тренера надо выбирать подходящих людей, - сказал Йорк. - Мне с ними очень везло".

Из игроков наибольшее впечатление на него произвели Дэйв Тэйлор, Брайан Маклеллан, Джордж Макфи, Роб Блэйк, Брайан Джионта и Джонни Годро.

Он также указал на Херба Брукса, который пригласил его помогать выбирать игроков для олимпийской сборной США 1980 года.

Йорк сказал, что лучший совет в жизни он получил от Боба Джонсона после первого чемпионства с Боулинг-Грин в 1984 году.

"Он меня спросил: "В чем главная прелесть того, что ты только что сделал?". Я сказал: "Нас ждет парад, может быть мы даже отправимся в Белый дом". А он ответил: "Нет, нет. Тебе надо сесть и подумать, как тебе удалось выиграть. Каких игроков ты набрал? Насколько ты был силен, каково было твое хоккейное чутье, как ты слепил этот коллектив? Сделай это сейчас, и это будет твоим шаблоном на будущее. И я гарантирую, что это поможет тебе выиграть еще одно чемпионство". Потрясающий был совет".

После этого Йорк завоевал еще четыре чемпионских титула с Бостонским колледжем: в 2001, 2008, 2010 и 2012 годах.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.