Skip to main content

Путь Гойетт в Зал хоккейной славы

Несмотря на многочисленные трудности, Гойетт стала звездой женского хоккея Канады

Автор Амали Бенджамин / Штатный автор NHL.com

Для нее главным было ничего не забыть. По субботам Даниэль Гойетт брала коньки и шла на каток, который находился рядом с соседним домом. В голове у нее крутились фрагменты матчей, которые она только что видела по телевидению.

Ей повезло - она была одной из младших в семье, где было восемь детей. По вечерам в субботу старшие сестры уходили гулять, и телевизор оказывался в ее полном распоряжении. Так что никто не мешал ей смотреть игры "Монреаль Канадиенс".

Для ее сестер суббота была днем общения и развлечений. Суббота для Гойетт - священный день недели. У нее не было тренера, она не занималась организованным хоккеем. Ее учебником был телевизор. Она смотрела, как играют в хоккей мастера и пыталась повторить их движения на катке.

Гойетт ставила на льду снежки, которые должны были выполнять роль защитников, и пыталась обыграть их, как это делал Ги Лефлер. Матч с его участием она видела только что.

"Мне кажется, что я чистила лед больше всех, - вспоминает 51-летняя Гойетт. - Выбора не было - если хочешь играть, бери лопату и чисти. В нашей семье было много детей. Я думаю, что спорт помогал мне отвлекаться от суматохи дома, детских споров и криков. Спорт помог мне понять себя. Как только я выходила на лед, все проблемы, какими бы они ни были, переставали существовать".

****

Ничего этого не должно было случиться. Никто не думал, что девочка, катающаяся по субботним вечерам на катке в маленьком городишке Сен-Назар в канадской провинции Квебек, поднимется на такие высоты. Никто даже представить не мог, что она будет играть в олимпийской сборной страны.

И уж никто не думал, что она попадет в Зал хоккейной славы. Но именно это произойдет 13 ноября, когда она станет пятой женщиной, удостоившейся такой чести.

Возможно, ничего этого не было бы, если в 1996 году она не решила переехать в Калгари, чтобы выучить английский. Она села в свою маленькую "Мазду" и поехала на запад. Она играла в хоккей, но еще не так много времени уделяла физической подготовке, изучению языка. Все это было впереди.

В 1996 году стало известно, что женский хоккей впервые будет включен в программу Олимпийских игр, которые состоятся через два года в Нагано. И она поехала в провинцию Альберта, где никогда не бывала и где говорили на незнакомом ей языке.

Было тяжело. Но ничего другого она и не ожидала.

"Она очень уставала и не столько от тренировок. Физические нагрузки накладывались на моральную усталость от того, что она была в незнакомом месте, где все было для нее новым, - говорит Стэйси Уилсон, капитан олимпийской сборной Канады 1998 года и соседка Гойетт по комнате в Калгари, где в августе 1997 года собрали кандидатов на поездку в Нагано. - Конечно, по сравнению с остальными ей было вдвойне тяжело, потому что мы говорили по-английски, а для нее этот язык был чужим. Но она не сдавалась, терпела, боролась с усталостью и шла вперед".

К тому времени она уже играла в сборной, и там ей было очень тяжело общаться. Она не понимала, что ей говорят. В семье разговаривали только по-французски, английский ей был не нужен. До сих пор.

"Я думаю, что не справилась бы со всем этим, если не любила хоккей так сильно. Потому что было очень тяжело, - сказала Гойетт. - Нужно было тренироваться. Тренировки выматывают физически, а тут еще психологически устаешь от того, что не понимаешь, что вообще вокруг тебя происходит".

Ей, не говорящей по-английски, нужно было найти работу в Калгари - она стала убирать раздевалки, туалеты и душевые на олимпийском стадионе. Утром с 7 до 8 часов она тренировалась, потом шла домой спать, затем снова на тренировку, которая продолжалась с 12 до 15 часов. После этого работа с 16 до 23. И так пять дней в неделю.

"Ей было очень тяжело, тяжелее, чем остальным, - говорит ее подруга Роанн Левитт, игравшая с ней в одной команде. - Она не искала легких путей, делала все, что ей говорили тренеры, не обращая внимания на усталость или боль".

Она соглашалась на все, в том числе на работу в магазине сантехники после Нагано. Это было частью олимпийской программы: спортсменам платили полную зарплату за неполный рабочий день, чтобы они могли больше времени уделять тренировкам. Она была единственной женщиной в магазине.

"Ее жизнь может служить примером для всех. Она поехала на другой конец страны, не владея английским, работала, стремилась к осуществлению своей мечты и никогда не жаловалась, - говорит Хэйли Викенхайзер, игравшая с Гойетт в олимпийской сборной Канады и в команде Университета Калгари, в которой Гойетт стала чемпионкой страны и где она сейчас работает тренером. - Молодые хоккеисты должны брать с нее пример, она никогда не искала оправданий. У нее не было денег, она не знала языка, у нее было много проблем, но она справилась".

"Я думала, что не выдержу и пяти месяцев, - сказала Гойетт. - Но это продолжалось больше 20 лет".

****

Калгари сыграл ключевую роль в ее жизни. Там у нее появились тренеры, она смогла полноценно тренироваться. Она научилась понимать тренеров. Ей уже не надо было отвлекаться на то, чтобы узнать, что именно сказал ей тренер - отругал или похвалил.

"Я действовала по обстоятельствам, - сказала Гойетт. - Я не знала всех этих схем. Никто в сборной не хотел играть со мной, потому что я не знала даже основы тактики. Меня никто не учил играть. Я просто смотрела хоккей по телевизору и пыталась подражать хоккеистам".

Как оказалось, этого было почти достаточно.

"Она на редкость одаренная спортсменка, и не только как хоккеистка, - говорит Викенхайзер. - Она, наверное, могла бы играть в бейсбол или теннис, и преуспела бы там. Ее физические данные и светлая голова помогли бы ей".

Гойетт была настырной, изобретательной и любила играть в атаке.

"Я играла в нападении, потому что меня никто не учил обороняться, - сказала Гойетт. - Впервые мне показали, как надо играть в защите, когда мне было уже за 30".

"Она спортсмен на уровне интуиции, что типично для всех великих игроков, - говорит Викенхайзер. - Нельзя стать хорошим хоккеистом, не понимая игру. С таким партнером очень тяжело играть. Нужно наладить взаимосвязь. Это очень важно. Знаете, порой со звездами сложно играть: они видят игру сразу на несколько шагов вперед, намного опережая остальных".

Гойетт участвовала в трех Олимпиадах, где завоевала два золота, и в девяти чемпионатах мира, став восьмикратной чемпионкой планеты. Карьеру игрока она завершила в 2007 году в возрасте 41 года. Тогда она занимала второе место в истории женского олимпийского хоккея по заброшенным шайбам (15) и четвертое в истории мировых первенств с 68 (37+29) очками. Гойетт хотела поехать на Олимпиаду 2010 года в Ванкувер, но ей предложили стать тренером команды Университета Калгари. И она приняла решение, возможно, выбрав для этого самый подходящий момент.

"Я считаю ее легендой. Не только за ее талант и высочайшее мастерство, - говорит Уилсон. - Но и за ее спортивное долгожительство. Она была одной из лучших в мире, когда завершила карьеру".

****
Когда Гойетт впервые задумалась о переезде в Калгари, она обратилась к брату, сказав ему, что собирается попасть на Олимпиаду и, вообще, хочет узнать, что может дать хоккей ей и что она может дать этому виду спорта.

"Ты никогда не попадешь на Олимпиаду", - ответил он.

Она предложила ему заключить пари на $500. $500 долларов за мечту.

Прошло почти 20 лет после Нагано, 11 после того, как она пронесла флаг Канады на Олимпиаде 2006 года в Турине. Сейчас ее должны принять в Зал славы. От неговорящей по-английски девочки, которая любила ходить на каток и копировать там финты хоккеистов "Монреаля", ее отделяет целая жизнь.

Ее мечта осуществилась. Более того, она добилась успеха, о котором даже не мечтала.

А что те $500? Она их до сих пор не получила.

Расширить