Skip to main content

Как Кучеров подарил машину первому тренеру

Геннадию Курдину - 60. Без него НХЛ не получила бы своего лучшего ныне бомбардира

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

9 февраля 60-летний юбилей отметил Геннадий Курдин - пожалуй, самый известный на сегодня детский хоккейный тренер в России. Двукратный чемпион СССР в составе ЦСКА, серебряный и бронзовый призер в "Спартаке", чемпион мира среди молодежных сборных, он с удовольствием дает интервью, высказывается интересно, остро и независимо. Но настоящую славу Курдину, много лет тренировавшему в московской школе "Белые медведи", а ныне работающему в Подольске, снискала история с самым знаменитым его воспитанником - Никитой Кучеровым.

Вскоре после того, как в 2016 году суперзвезда "Тампы" подписала первый большой контракт на 4,76 миллиона долларов в год, Курдину позвонила мама Кучерова Светлана. И сказала: "Геннадьич, выбирай машину". Тренер опешил, не понял, о чем речь. А когда мать хоккеиста объяснила - поразился еще больше.

Но вернемся к этой теме позже.  

***

Никита, сын военного Игоря Кучерова и мастера спорта по спортивной гимнастике Светланы, с малых лет был очень подвижным и спортивным. В два года с такой горки съезжал, что у мамы дух захватывало, - но она не запрещала. И когда ему было пять лет, отец увидел объявление, что по соседству открывается муниципальный каток "Серебряные акулы".

Мама повела туда обоих сыновей - Никиту и старшего, Дениса. Но прежде… устроилась туда работать сама. Потому что в первый день ей сказали: "Приходите, когда будет на чем кататься. Покупайте коньки". А покупать было не на что. Каток открылся 5 сентября 1998 года, а чуть ранее грянул дефолт. Россия вмиг обнищала, зарплаты даже военным не платили полгода.

 

[Смотри также: Взлет Тарасенко и шанс "Блюз" на плей-офф]

 

Мама будущего энхаэловца спросила: "Рабочие места есть?" - "Уборщица". На следующий день уже вышла на работу. Думала, что сотрудникам катка коньки выдают бесплатно, но не было и этого. Неделю спустя кто-то принес подержанные коньки, купила их в долг. И не важно, что они были на три размера больше, чем нога Кучерова. Главное - в них можно было кататься. Пусть с братом у них были одни коньки на двоих, и на тренировки они ходили по очереди, - но были же!

В "Серебряных акулах" они и встретились с Курдиным. Он рассказывал мне:

"Света пришла, работы не было, уборщицей на катке устроилась. И привела в хоккей обоих. Денис, правда, быстро расхотел заниматься. Жили они не особо, денег было мало. Что у нас было - в то их и одели. Никита же был совсем маленький. Трусы хоккейные - ниже колен. Такой смешной! А стал лучшим бомбардиром НХЛ.

Честно говоря, если он при нашей системе попал не на меня… Пришла бы мама в ЦСКА - ее бы никто и слушать не стал. А тут устроилась на работу, свой человек, помочь надо. Парень встал на коньки с нуля - и покатил. И получал от этого удовольствие".

Год спустя, правда, Курдину, а вслед за ним и Кучерову школу пришлось поменять - на "Белые медведи". У тренера случился конфликт с директором "Серебряных акул" - человеком нехоккейным, из бывших комсомольских работников. Тот почувствовал вкус денег, начав сдавать предназначенный для детей дворец бизнесменам и даже бандитам - в 9 утра, 8, потом 7… Курдин жестко возмутился, директор его уволил, тренер подал в суд. И выиграл.

В "Белых медведях", куда ушел Курдин, команду кучеровского 1993 года рождения ему не дали - досталась на год старше. Но мама Никиты упросила взять его сына. Тренер ответил: "Можно. Но если он не потянет - не обижайтесь". Из пяти ребят на год младше в группе остался только Кучеров.

А вскоре произошла самая драматичная история их взаимоотношений, сблизившая игрока и тренера навсегда.

***

Когда Никите было семь, его отца отправили по военной линии на три года в командировку в Уругвай. Но что делать с ребенком? Откуда в Южной Америке - хорошая хоккейная школа?

Курдин рассказывает: "Мы пару лет к тому моменту занимались, и маленький Никита на льду уже начал немножко шевелиться. Светлана ко мне: "Что делать? Как мы его оставим?" Говорю: "У тебя в Майкопе мама, вызывай ее сюда. А возить его я буду". Благо, жили на соседних улицах".

Так и поступили. Родители приезжали раз в год в отпуск. Никита, по словам мамы, не плакал, хотя и был грустный. Плакала она…

А Курдин - мальчишку возил. Домой и из дома. Каждый день. Те самые три года.

"Я тогда ездил на пятой модели "Жигулей", - вспоминает он. - Ленинградка стоит, вечные пробки. Все время говорю - он слушает. И, оказывается, как-то я спросил: "В НХЛ будешь играть - машину мне купишь?" Видимо, надоело мне на помойке этой ездить, я в сердцах и сказал. Вообще не запомнил! А ему врезалось в память. И мой вопрос, и то, что он ответил: "Куплю".

Пройдет много лет. После Кубка мира 2016 года Никита, как он это делает каждое лето, приедет к своему тренеру, покатается с его мальчишками в Подольске. Потом вернется в Америку, подпишет новый контракт с "Тампой". И ближе к Новому году Курдину позвонит Светлана и скажет: "Выбирай машину".

"Оказывается, Никита вспомнил то давнее обещание и деньги ей перевел, - говорит Курдин. - Спрашиваю: "Какую?" - "Какую выберешь". Я "Лэндкрузер" взял..."

***

Курдин довел его до конца школы. До 15 лет оба Никиты - Кучеров и Гусев - очень медленно росли. Они другим брали.

"Прямой скорости у Кучерова не было, - вспоминает Курдин. - Не мог убегать, потому что младше, его догоняли. Но они с Гусем за счет паса всех раздевали. Последний год в школе играли - так мужики, обычные болельщики, ездили конкретно на них. Им нравилось смотреть настоящий хоккей!

Силенок для бросков у Кучерова и в 15 особо не было, но я на это и не напирал: учил, что бросок - это продолжение передачи. Когда человек на одном броске сосредоточен - он не видит, куда швыряет. А Никита видит всегда. Потому что мы делали акцент на точности передач. Ясно было, что вырастет, окрепнет - и будет бросать".

Многие из-за габаритов в него не верили. Курдин вспоминает, как тренер Александр Левицкий, которому доверили повезти сборную Москвы на Спартакиаду, отцепил 13-летнего Кучерова от сборов. "Через два-три дня возвращается: "Левицкий сказал: "Я слабый". Сейчас, когда встречаю Левицкого, спрашиваю: "Ну что, Лева - Кучеров слабый?" Он от меня убегает..."

У Курдина было правило: заболел, пропустил несколько занятий, приходишь на тренировку - начинай с последнего звена. Даже если ты лидер. А поскольку Кучеров простужался два раза в год, то ему не раз приходилось через это проходить. Отсюда - его трудовая этика.

"Часто как бывает: набросали шайбы на льду для упражнения, игрок делает его, теряет шайбу и возвращается уже за следующей. А у меня обязательно - если ты потерял шайбу, ее и должен подобрать, доработать. В следующий раз будешь более ответственно к приему шайбы относиться. Кучеров это усвоил.

Как и другое. Нам в свое время в Горьком говорили: "Видишь, трубы дымят. Завод! Вот твой выбор - или в хоккей играть, или на завод". Взять колесный цех - гарь, дымища, колеса падают. У рабочих башмаки вот с такими железками, иначе колесо упадет - палец на ноге отрубит. Я это знаю, потому что за колесный цех в хоккей играл. И я Кучерову про колесный цех тоже рассказывал. Он все понял".

Спрашиваю Кучерова, был ли Курдин для него строгим тренером.

"Да, у него всегда была жесткая дисциплина. Из-за этого, считаю, я и стал дисциплинированным человеком. Раздолбайства в семье у нас никогда не было. Но, когда родители были в отъезде, Геннадий Геннадьевич становился моим опекуном вне дома.

Да, он кричал. Потому что хотел, чтобы я был лучше. Чтобы относился к каждой передаче с уважением. Чтобы пас отдавал точно на клюшку. Чтобы не просто поехал, а бросил. Чтобы не просто бросил, а забил. Это нормально. Если на пацана иногда не кричать, то он не будет ничего делать. По-другому дети не понимают. Раз, два спокойно скажешь - если делают, одно. А если нет, как не наорать? И тогда ты хорошо, правильно отдаешь передачи, чтобы он не кричал. И постепенно такие пасы входят в привычку.

Даже если мне игрок не нравится - как хоккеист и человек - если он открыт, я ему отдам. Так я вижу поле и хоккей. Даже если ненавижу его, но он впереди меня на метр - отдам пас и попытаюсь открыться.

Это мое видение от Курдина и пошло. Мы всегда летом проводили много времени с мячиком, играли в баскетбол, гандбол, футбол. Курдин всегда требовал: если ты без мяча - предложи себя! Обмани защитника, покажи, что бежишь сюда, а откройся там - чтобы он потерял тебя из виду! Предоставь пару опций для партнера, который с шайбой! Игрок без шайбы должен был делать больше того, кто с шайбой".

***

После выпуска из "Белых медведей" учитель ученика тоже не оставил. Повез пристраивать их по клубам. Представьте, ни за Кучеровым, ни за Гусевым никто не гонялся.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

"Вначале повез их в "Динамо". К Толе Антипову, моему одногодку, которого знаю по сборным. Покатались, вышел Толя, махнул рукой: "Да у меня такие же". А тут как раз Николай Вакуров из ЦСКА. Приехали туда - там тоже лица воротили. Но в конце концов сказали: ну давай, раз платить не надо. "Белые медведи" же - муниципальная школа, а не клуб, игроки оттуда уходят бесплатно".

Пройдет немного времени, Кучеров с звене с Григоренко и Якуповым на ЮЧМ наберут фантастические 52 очка, из которых 21 - сам Никита. Но когда возникнет необходимость в операции на плече, ЦСКА предложит ему делать ее за свой счет. Форвард уедет в "Тампу", которой уже будет задрафтован во втором раунде - "Молния" пообещала его прооперировать за свой счет. И начнется история, продолжение которой вы хорошо знаете.

А Курдин будет каждое лето ждать своего лучшего ученика в Подольске. Как и его новые воспитанники, будущие Кучеровы...

Расширить

НХЛ обновила Политику конфиденциальности, которая вступает в силу 27.02.2020. Призываем ознакомиться с ней внимательно.

НХЛ использует cookies, веб-маяки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы выражаете согласие с нашей Политику конфиденциальности и Условиями соглашения, в том числе с Политикой cookies.