Skip to main content

Пять вопросов с Владимиром Малаховым

NHL.com/ru беседует с защитником, выступавшим во всех трех клубах Нью-Йорка

Автор Павел Лысенков @plysenkovRUS / "Советский спорт" - специально для NHL.com/ru

Владимир Малахов - один из шести россиян, которые входят в "Тройной золотой клуб". Кроме него золотые медали Олимпиады и чемпионата мира, а также Кубок Стэнли за карьеру выигрывали Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов, Валерий Каменский, Александр Могильный и Алексей Гусаров.

Сейчас все шестеро выступают в Лиге легенд, где уже начался новый сезон.

"Я играю за сборную России, и для меня это возможность встретить друзей, - рассказывает Малахов. - Возвращаюсь в атмосферу того старого-доброго хоккея. Во время Кубка мира наша делегация прилетала в Торонто и вела переговоры с НХЛ. Все ждут, что в лигу вступят сборные Канады и США. Те ребята, с которыми мы пересекались в международных соревнованиях".

Владимир вспоминает, как Уэйн Гретцки после ветеранского матча в Виннипеге признался, что ему так тяжело не было очень давно. И может, пора повесить коньки на гвоздь.

"А что вы хотите? Возраст берет свое, - говорит Малахов. - И жизнь - это не только хоккей. Одно дело - если ты тренируешься, другое - выходишь раз в год. Как я занимаюсь в 48 лет? Тут главное - желание. Если хочешь двигаться, то держишь себя в форме.

Когда я ушел из хоккея, то много играл в теннис. Там немного другая специфика. Но потом начали болеть колени, вылезли старые болячки. И увлечение прошло…"

 

- Вы живете в Майами. Удивились, что в отставку отправили Жерара Галлана, при котором "Флорида" играла весьма неплохо?

- Я плотно за "Пэнтерз" не следил. Но вообще тренеров в НХЛ увольняют гораздо реже, чем в России. Мой отец был заслуженным тренером СССР. Он говорил, что на построение крепкой команды всегда надо несколько лет.

Хорошо помню то время. У всех детей были каникулы, а у меня - тренировочные сборы со взрослыми мужиками. Я не пахал с ними наравне, а просто помогал отцу, подтаскивал инвентарь.

Так ведь и в НХЛ делается, когда молодых ребят выбирают на драфте. Им дают несколько лет на то, чтобы войти в лигу, раскрыться. Это только Кросби, Макдэйвид, Мэттьюз, Лайне, Овечкин заиграли сразу. Но таких очень мало. Поэтому в НХЛ строится команда на перспективу. И если тренер выдерживает правильный вектор, который нужен менеджменту, то его трогать не будут. Это серьезный бизнес.

А в России хоккей - это больше благотворительность. Люди, которые дают бюджет на сезон, хотят видеть результат здесь и сейчас. Они ждать долго не готовы, потому что не получают ничего взамен. Их можно понять.

- Скажите как бывший защитник - игроки обороны какого плана вам нравятся?

- Когда я выступал, то больше всего ценилось, как защитник играет в обороне. А не то, как он ходит в нападение, сколько набирает очков. Вот два раза "Норрис Трофи" (приз лучшему защитнику НХЛ) взял Эрик Карлссон из "Оттавы". Но у него часто отрицательная полезность. Получается, что игрок не исполняет свою главную обязанность. При чем тут его голы и передачи? Это уже какой-то полузащитник.

Сейчас игра изменилась, нужно больше зрелища. Но мне больше нравится, например, Шей Уэбер - настоящий универсал. Кстати, ему еще ни разу не дали "Норриса".

Вообще "Канадиенс" здорово выиграли от летнего обмена. Пи-Кей Суббан, которого отдали в "Нэшвилл", был сорви-головой. Иногда действовал в защите, мягко говоря, не очень хорошо. И тоже, кстати, получал "Норриса". Я бы ему никогда этот приз не дал, но это мое мнение. Решение принимают другие люди - и если у них такая позиция, то это важно для лиги.

- Вы раньше выступали в "Монреале". Какой совет дадите Александру Радулову, который перешел в этот клуб?

- Сейчас все Радулова очень любят. Но нужно помнить, что один неверный шаг - и ты сразу окажешься изгоем. Монреаль - настоящий хоккейный город. Там играть в этом смысле тяжело. Все думают, что очень сильно разбираются в хоккее.

Пожелаю удачи Александру. И не оказаться в "doghouse", как в Америке называется опала.

Еще мне повезло выступать во всех трех нью-йоркских клубах, и это тоже большой опыт. Там немного другая атмосфера. Теплые воспоминания остались от "Нью-Йорк Айлендерс", это моя первая команда в НХЛ. Там я провел три сезона, многому научился.

В 2000 году меня в дедлайн выменяли в "Нью-Джерси", и я сразу взял Кубок Стэнли. А потом подписал контракт с "Нью-Йорк Рейнджерс". Карьера уже заканчивалась, было нужно зарабатывать деньги. Тогда не было потолка зарплат, и я получил хорошее предложение.

Был выбор остаться в "Нью-Джерси" на небольшие деньги и пойти еще за одним Кубком Стэнли. Но когда тебе 32 года, нужно думать о будущем… Все эти три команды были замечательными. Впрочем, "Рейнджерс", как клуб из Большой шестерки, стоит особняком.

- Какой из трех трофеев "Тройного золотого клуба" вам было завоевать тяжелее всего?

- Кубок Стэнли. Потому что чемпионат мира я выиграл в 21 год, Олимпиаду - в 23. Казалось, что большие победы будут всегда. Я их стану хлопать как орешки. А когда уехал в НХЛ, то все изменилось. Были сезоны, когда я вообще не попадал в плей-офф.

Кубок Стэнли завоевал в 31 год. Это осознанный трофей. Но вы сами понимаете, что и золото ЧМ в Швейцарии было нелегко взять, и победить в Альбервилле тоже. Только с возрастом понимаешь, как трудно идти на вершину.

- Вспомните, как "Нью-Йорк Айлендерс" с вами в составе в 1993 году выбил из плей-офф дважды обладателя Кубка Стэнли - "Питтсбург Пингвинз" с Марио Лемье и Яромиром Ягром.

- Это мой первый сезон в НХЛ. В первом раунде мы в шести матчах прошли "Вашингтон". Но было столько овертаймов, что мы в сумме провели игр восемь.

Выступал на кураже, все в новинку. У нас ведь первенство СССР состояло игр из сорока. А тут - длиннющий регулярный чемпионат. Усталость наваливалась… Но в первом матче плей-офф все побежали, будто на ускоренной перемотке!

Подумалось: "Они что, весь чемпионат вообще отдыхали?"

Помню, как Дарюс Каспарайтис прессовал Лемье. А что здесь такого? Раньше в НХЛ были два звена, которые совсем не умели играть в хоккей. Могли в спину клюшкой ткнуть, нанести удар исподтишка.

В остальном - это суровая лига, всем нужно пробиваться в состав, зарабатывать деньги. Вспомните Марка Мессье. Большая звезда, но один из самых жестких хоккеистов НХЛ. Втыкаешься в него как в каменную гору. Гора мышц. Играл на грани фола…

Да, был негласный закон, что больших звезд лучше не трогать. Но ведь били и Марио, и Гретцки. Главное - бить чисто, по правилам. И никакого джентльменства!

Расширить