Skip to main content

Курильщик Лефлер и безымянный №20 "Детройта"

В субботу болельщики вызвали легенд хоккея в Зале славы на массу веселых откровенностей

Автор Павел Стрижевский @NHLrussia

ТОРОНТО - Встречи лауреатов Зала славы с болельщиками стали доброй традицией этого уикенда и, с моей точки зрения - стабильно самым ярким его мероприятием. Попадая в субботу в тот же зал, где накануне они получали из рук председателя Зала славы Лэнни Макдоналда свои перстни и общались со СМИ, легенды хоккея расслабляются, и в общении с поклонниками ведут себя совсем по-другому. Скованность будто рукой снимает даже у скромняг вроде Сергея Зубова. 

Но самое прекрасное в том, что и сами болельщики порой задают такие изумительные вопросы, каких никогда не задаст ни один журналист. Если мы по возможности стараемся не делать себя частью сюжета, то обычные люди, получая возможность пообщаться с кумирами, поступают в точности наоборот. Такой формат, в сочетании с прекрасным настроением собеседников, превращает подобные встречи в фейерверк остроумия и потрясающих историй. Поэтому в сегодняшнем тексте хочу просто привести стенограмму самых запомнившихся мне моментов этой часовой встречи.

Итак, на сцене Сергей Зубов, Хэйли Викенхайзер, Вацлав Недомански, Ги Карбонно и ведущий. В зале - около трех сотен болельщиков, некоторые из которых специально прилетели из других стран. 

Первый же вопрос из зала поступил от пожилого человека в адрес российского защитника. 

- Меня зовут Алан, я родился и вырос в Торонто, прожил здесь всю свою жизнь. Хочу задать вопрос Сергею Зубову. В сезоне 1995-96 и у вас, и у "Питтсбурга", за который вы тогда играли, был отличный сезон. Хорошая новость была в том, что в плей-офф вы обыграли "Нью-Йорк Рейнджерс". Плохая - в том, что затем проиграли "Флориде Пэнтерз". Но ходили упорные слухи, что вы не очень-то ладили с Марио Лемье несмотря на то, что в том сезоне он набрал 161 очко. Так вот мне хотелось спросить, рады ли вы были уехать из Питтсбурга в Даллас, и правда ли, что сами тоже не любили Марио Лемье? (смех в зале)

ВЕДУЩИЙ: Неслабо так для первого вопроса!

ЗУБОВ: Могу сказать, что это был хороший опыт. Марио - один из лучших игроков в истории, и я получил от того сезона удовольствие. Но НХЛ - это бизнес, обмены случаются, и это то, что произошло. 

- Хэйли, сперва хочу просто сказать вам, что у нас с женой четыре дочки, и третью мы назвали в честь вас - Хэйли. Мы всегда восхищались не только вашей игрой, но и вашим стилем, вашей самоотдачей. Так что сейчас в Монреале растет маленькая девочка Хэйли, которая названа в вашу честь. Может быть, мой вопрос покажется вам странным, но вы - одна из сильнейших хоккеисток в истории. На ваш взгляд, появится ли когда-нибудь у лучших в мире девушек, играющих в хоккей сейчас, шанс выступать профессионально, будь то в НХЛ, АХЛ, лиге Восточного побережья и или где-то еще?

ВИКЕНХАЙЗЕР: Во-первых, большое спасибо за вопрос. Вы с четырьмя дочерями наверняка очень занятой человек, особенно если они у вас занимаются хоккеем. Знаете, это сложный вопрос. Сама я успела поиграть профессионально и в Швеции, и в Финляндии. В финской лиге, пожалуй, играла на уровне, предельно близком к уровню АХЛ. Но, думаю, в НХЛ женщине было бы объективно тяжело. И эта мясорубка из 82 матчей, и постоянная силовая борьба для женщины были бы слишком трудны. Вот сижу сейчас рядом с этими легендами, смотрю на их руки… Сами посмотрите, какие у них здоровенные ручищи! Среди женщин много игроков с отличным уровнем мастерства, но в силовом плане это совсем другая игра. Поэтому лично я считаю, что будущее нашей игры - в появлении женской НХЛ (аплодисменты в зале). 

- Меня зовут Стивен. Вообще-то мой вопрос был для Сергея, но я решил задать его всей группе. Кто, на ваш взгляд, лучший русский хоккеист всех времен?

 

[Смотри также: Тихая дорога Зубова в Зал хоккейной славы]

 

ЗУБОВ: Валерий Харламов.

ВИКЕНХАЙЗЕР: Собиралась сказать то же самое.

НЕДОМАНСКИ: А мне вспоминаются Фирсов и Мальцев. 

КАРБОННО: Поскольку я ни с кем из этих людей не играл, то мой ответ - Сергей Зубов (смех в зале).

Вскоре микрофон дали пожилому болельщику, сидевшему в первом ряду. 

- Поздравляю вас всех! Хочу вспомнить несколько связанных с вами историй. Я родом из Братиславы, и поэтому сейчас на сцене находится кумир моей юности. В период с 1965 по 1968 годы я не пропустил ни одного матча с участием Вацлава Недомански…

КАРБОННО: И что, он действительно был так хорош, как о нем говорят? (смех в зале)

Болельщик: Могу привести пример, насколько он был хорош. Один раз он подобрал шайбу в своей зоне, промчался через среднюю, бросил и судьи даже не увидели, как шайба залетела в ворота. 

НЕДОМАНСКИ: Да, помню тот случай. 

Болельщик: Поскольку судьи не видели гола, то поначалу и засчитать его не могли. Хорошо, что все-таки решили проверить сетку и обнаружили в ней дырку. 

Ги, про вас тоже хочу вспомнить историю. Вы играли в Монреале против моей второй любимой команды, "Нью-Йорк Рейнджерс". "Рейнджерс" вели в том матче 5:0 и проиграли 5:6. Это был один из самых ужасных матчей в их истории. Я был единственным, кто подпрыгивал после каждого гола "Рейнджерс". Меня ненавидела вся монреальская арена. 

ВЕДУЩИЙ: Удивительно, как вы вообще остались в живых (смех в зале). 

КАРБОННО: Отлично помню эту игру. Скажу вам больше: у моего соседа были пять билетов на ту игру, прямо за стеклом. И они ушли домой после второго периода. Когда матч закончился, я ему сразу позвонил - он всё еще сидел в машине (смех в зале). 

Болельщик: И теперь про Зуби. В 1994 году достать билеты на ваши матчи плей-офф было совершенно невозможно. Что ж, теперь я уже старый, мне бояться нечего, расскажу. Я пролез в Madison Square Garden зайцем через вход для инвалидов (хохот в зале). 

ВЕДУЩИЙ: Я же говорю: вы везунчик, что до сих пор живы! Вас, наверное, хорошо натренировали в Братиславе. Если вы из коммунистической Чехословакии сумели сбежать, то уж на арену без билета пробраться для вас вообще раз плюнуть (смех в зале). 

Болельщик: К сожалению, по личным причинам я не смог в том году пойти в Нью-Йорке на чемпионский парад напротив мэрии…

ВЕДУЩИЙ: Наверное, потому, что ваш портрет был расклеен по всему городу на плакатах "их разыскивает полиция" (смех в зале). Кстати, я тоже хочу вспомнить одну историю про Недомански. Когда Вацлав выступал за "Детройт", его команда встречалась с советской командой в выставочном матче. Не хотите сами рассказать, что произошло во время трансляции той игры?

НЕДОМАНСКИ: Я только что за кулисами рассказывал про это Сергею. Когда "Крылья Советов" (в 1979 году - прим. NHL.com/ru) приехали в Детройт и узнали, что там выступаю я, они тут же заявили: "Он не может играть против нас". Наша команда устроила собрание и решила: если не будет играть Недо, не будет играть никто. Через час от русских пришел факс: хорошо, играем. Мы выиграли 6:5, я забил гол. Но в течение всей трансляции советские комментаторы ни разу не назвали мою фамилию, а только мой двадцатый номер, потому что, когда я сбежал, в советских СМИ сообщили, что я погиб в автокатастрофе. 

Вскоре другой болельщик спросил Карбонно о том, что ему запомнилось о первых днях пребывания в звездном "Монреале" начала 1980-х. 

КАРБОННО: Меня задрафтовали в 1979 году - сразу после того, как "Канадиенс" выиграли свой четвертый Кубок подряд. Я оказался в команде, в которой выступали Ги Лефлер, Стив Шатт, Лэрри Робинсон, Боб Гейни и другие звезды, что само по себе было невероятно круто. В те годы на предсезонку приглашали человек по 80 с лишним, и она длилась по три недели. Помню, что в первый раз, когда я вышел на лед, моими крайними были как раз Лефлер и Шатт. Не помню, чтобы за 40 минут на льду я хоть раз прикоснулся к шайбе (смех в зале). При том, какой Лефлер был феноменальный атлет, он никогда не бывал в спортзале. Но потом приходил на каток, натягивал коньки и нарезал вокруг нас круги. А ведь он курил, как паровоз! Прямо в раздевалке. Помню, после трех дней тренировочного лагеря мы поехали в монреальский университет на легкоатлетический стадион и устроили что-то вроде соревнования по бегу. Играла музыка, мы бежали по кругу, и по мере того, как музыка ускорялась, должны были ускоряться и мы - до тех пор, пока не кончатся силы. После третьего или четвертого круга мы всё еще несемся и видим: Ги Лефлер уселся на лавочку, раскурил сигарету и смотрит, как мы бежим. Он еще часто потом говорил: "Я играю здесь уже 15 лет, и за эти годы видел, как бегают все. Но ни один из победителей этих забегов так и не заиграл в НХЛ" (смех в зале). 

- Меня зовут Скотт, я из Баффало. Поздравляю вас всех. У меня вопрос Ги и Сергею. У вас в "Далласе" был отличный сезон в 1999-м. В том году я как раз был владельцем сезонного абонемента в Баффало. Как вы восприняли всю эту ситуацию с решающим голом Бретта Халла в финале, который не должен был быть засчитан?

КАРБОННО: НХЛ быстро поняла, что это было глупое правило, потому что сразу после этого изменила его. Было тяжело. Для меня это до сих пор неприятная ситуация. Я по-прежнему считаю, что гол был правильным, хотя, если следовать тогдашним правилам, трактовать ситуацию можно было двояко. Хотя, даже если бы тот гол отменили, я считаю, нам всё равно было по силам выиграть седьмой матч, даже если представить, что мы проиграли бы шестой. Теперь немного забавно вспоминать: после этого гола мы выпрыгнули на лед, стали праздновать, нам вручили Кубок, мы с ним фотографировались. Потом пошли в раздевалку, стали пить шампанское, и примерно через час до нас донеслись слухи, что решающий гол могут отменить. Но только к тому времени мы уже были так пьяны, что ни под каким видом не вернулись бы на лед доигрывать матч (смех в зале). 

Из зала прозвучал вопрос всей четверке, против какого игрока они больше всего не любили или боялись выходить на лед. Забавный ответ прозвучал от Зубова. 

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

ЗУБОВ: Еще когда я играл за "Рейнджерс" у нас было хорошее дерби с "Питтсбургом". Игрок, которого я боялся сильнее всего, выступал под номером 66. Помню, в одном матче они грохнули нас, кажется, со счетом 10:5. №66 набрал в том матче семь очков, а я закончил с полезностью минус-5 (смех в зале). 

- Меня зовут Эдриан, я из Денвера, но всю жизнь болею за "Рейнджерс". Сергей, хочу сказать вам огромное спасибо за 1994 год. Хотел спросить, каково было играть под руководством Майка Кинэна?

ЗУБОВ: Знаете, перед тем, как начать играть в команде Майка, я провел пять лет в ЦСКА под руководством Виктора Тихонова. После этого играть за Кинэна было не так уж сложно.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.