Skip to main content

Начало сезона и бабочки в животе

Илья Ковальчук и Эрик Стаал рассказали NHL.com/ru, как они ждут начала нового сезона

Автор Павел Лысенков @plysenkovRUS / специально для NHL.com/ru

На днях NHL.com/ru получил возможность пообщаться со многими известными игроками лиги на самые разные темы. Сегодня обозреватель Павел Лысенков с помощью наших собеседников рассказывает о том, как игроки воспринимают начало регулярного чемпионата. По-прежнему ли это такие же захватывающие чувства?

Хорошо по этому поводу сказал 33-летний лидер "Миннесоты" Эрик Стаал в интервью NHL.com/ru: "Ничего не меняется. Я волнуюсь всякий раз перед стартом сезона. В том смысле, что я - не самый большой фанат тренировочного лагеря, но… Я взволнован. Понимаю, что втягиваюсь в привычную любимую рутину, и это начинается уже с медосмотра. А когда стартует регулярный чемпионат, я понимаю, что началось лучшее время. Когда ты реально можешь жать на газ. Да, ничего не меняется, и в животе порхают все те же бабочки".

Да, 82 матча регулярного чемпионата для каждого клуба - это рутина. Ничего с этим не поделаешь. Даже есть такое выражение, что в феврале начинаются "собачьи дни", когда хоккеисты уже наелись регуляркой, а второе дыхание перед плей-офф пока не пришло.

 

[Смотри также: Стаал хочет продлить контракт во время сезона]

 

Но начало каждого сезона - это в самом деле нечто особенное. И об этом я поговорил с 35-летним новобранцем "Лос-Анджелеса" Ильей Ковальчуком. Мы встречались за день до отлета Кови из Москвы в Калифорнию. На следующий день его ждал 13-часовой рывок "Аэрофлотом" через Атлантический океан. А пока мы сидели в студии на проспекте маршала Жукова, куда Кови заехал сразу после тренировки в легкоатлетическом комплексе ЦСКА.

Причем я, чтобы сделать интервью более колоритным, раскопал у себя дома старинный свитер "Атланты Трэшерз" с фамилией "Ковальчук" на спине и его фирменным номером "17". Этот джерси Кови подарил мне аж 15 лет назад, когда приходил в редакцию "Советского спорта".

А теперь Ковальчук щупал свой свитер и усмехался: "Представляешь, какой я тогда был добрый? Свитера раздаривал. Такие теперь не делают! Храни его, это большой раритет. На аукционе уйдет за тысячу долларов, не меньше".

 

[Смотри также: Ковальчук впервые занимался с "Кингз"]

 

Я ему показал потемневший ярлык, который так и не срезал за 15 лет. Официальная продукция НХЛ, тогда этот свитер стоил 185 долларов.

"Я ведь не просто так его надел, Илья, - объясняю. - Вспомни, как ты в первый раз уезжал в НХЛ, с какими чувствами ждал начало своего самого первого сезона. И сравни с тем, какие эмоции у тебя сейчас - ты ведь снова, спустя пять лет, отправляешься покорять Америку".

Ковальчук расплылся в ностальгической улыбке: "Я улетал в Атланту в 2001 году, и провожали меня еще в том стареньком международном терминале "Шереметьево". Были мама, папа, сестра, все родные. Отправляли меня будто на фронт. В туманную неизвестность. Помню, все плакали. Я и сам был слегка ошарашен. Впереди ждала большая неизвестность, новая жизнь".

Первый матч в карьере Ковальчук провел против "Баффало", и это случилось 5 октября 2001 года. Илья не набрал ни одного очка, но его "Атланта" победила в гостях со счетом 2:1. Через день была игра с "Бостоном" - "Трэшерз" уступили 3:4, но Ковальчук забил свой первый гол в НХЛ. И пошло-поехало…

Сейчас у Ковальчука уже гигантский опыт, и его статистика в регулярных чемпионатах НХЛ застыла на причудливых 816 (417+399) очках в 816 матчах. Да, Кови всегда держал в уме простой принцип: если он набирает очко за игру, то как форвард представляет собой заметную величину в лиге. И да, еще одна передача, и Ковальчук отметит юбилей - это может случиться в первом же матче за "Лос-Анджелес" - 5 октября против "Сан-Хосе".

А вообще отыщите книгу "От Твери до Атланты", которую папа Ильи написал о своем сыне. Уже нет клуба "Атланта Трэшерз", уже ушел из жизни Валерий Николаевич Ковальчук, который выбрал себе цель - сделать из Илюши настоящего спортсмена. Но эта книга - отличный учебник для родителей, как с любовью относиться к своим малышам, помогать им в спорте и сохранять то детское чувство, когда на каждый матч ты выходишь с тем же трепетом и эмоциями. Пока не угас этот огонь в душе, ты будешь настоящим хоккеистом.

"Буквально каждый день мы разговаривали с ним по телефону, - писал Валерий Николаевич. - Устроился сын нормально. Снял апартаменты в богатейшем районе Атланты, приобрел BMW-X5, осваивает помаленьку английский язык и покоряет сердца американских болельщиков. Подружился с Дэни Хитли, который был старше на два года. Именно эти двое, несмотря на свою молодость, быстро завоевали в команде авторитет лидеров. А я еще долго не мог представить, что мой сын выходит на площадку против Марио Лемье, Марка Мессье, Бретта Халла, Брайана Лича, Яромира Ягра и многих других звезд НХЛ. Илья же, отдавая дань уважения этим игрокам, по большому счету авторитетов не признавал, играл без дрожи в коленках, показывая при этом неплохую результативность.

7 ноября мы с женой впервые прилетели к нему в Атланту. И я воочию увидел то, что мне нужно было увидеть. Парень потяжелел, успел набрать лишний вес, что не могло не сказаться на скорости, маневренности, хотя статистика при этом была неплохая. Не хотел огорчать парня, но того требовало дело: пришлось убедить сына в необходимости сбросить пять-шесть кило. Прислушался, урезал вечерний рацион и порезвел…"

"Знаешь, я и сейчас волнуюсь. У меня точно такие же чувства, - признался мне сейчас Кови перед отлетом. - Помню, как несколько лет назад я сказал Артемию Панарину, который уезжал из СКА в "Чикаго": "Главное, Тема, чтобы коленки не задрожали". Такое я ему дал тогда напутствие. И вот теперь могу сказать самому себе то же самое".

В добрый путь, Илья! С возвращением!

Павел Лысенков является обозревателем "Советского спорта" и постоянным автором NHL.com/ru

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.