Skip to main content

Буре: такие возвращения всегда волнительны

Колумнист NHL.com/RU Павел Буре вспоминает о возвращениях в Ванкувер и Флориду игроком других команд

Автор Павел Буре / специально для NHL.com/ru

На прошлой неделе большое впечатление на всех, кто следит за хоккеем, произвело эмоциональное возвращение защитника "Нэшвилла" Пи-Кей Суббана в Монреаль. В этом городе начиналась его карьера в НХЛ, там он стал кумиром местных болельщиков, харизматическим лидером команды, и вообще сделал для Монреаля массу добрых дел. И когда вся арена, стоя на ногах, аплодировала ему несколько минут подряд, он наверняка почувствовал, сколько значил для этих людей, и сколько они значили для него. Поэтому, думаю, на его глаза и навернулись слезы, которые всем запомнились.

Для любого игрока первое возвращение в качестве хоккеиста другой команды во дворец, с которым связано столько воспоминаний, становится волнительным моментом. Мне самому после отъезда из "Ванкувера" по разным причинам не доводилось там играть на протяжении двух-трех лет, но зато мне хорошо запомнился другой момент. Вскоре после моего обмена из "Пэнтерз" в "Рейнджерс" мы прилетели в южную Флориду на выездную игру. Буквально несколько дней прошло. И вот во время одной из первых смен я еду меняться и ловлю себя на мысли, что ноги сами несут меня к скамейке "Флориды". Вот прямо чуть не перелез туда в форме "Рейнджерс", честное слово.

Любовь ванкуверцев я ощутил в полной мере уже много позже. Лет через 10 после окончания карьеры я оказался там на игре "Кэнакс", и этот вечер мне очень запомнился. По стадиону объявили, что я нахожусь на матче, на табло запустили видеоролик с моими хайлайтами, и публика очень тепло меня приняла. Приятно было вновь увидеть тех людей, которые столько лет меня там поддерживали. И потом, конечно, специальная церемония, на которой клуб навсегда вывел из обращения мой 10-й номер - такие моменты остаются с тобой навсегда. Особенно почетно то, что я стал первым игроком из Советского Союза или России, чей номер был выведен из обращения клубом НХЛ. Наверное, это самая большая честь, которую игрок может заслужить. К той церемонии очень серьезно готовились и сотрудники "Кэнакс", и болельщики, и, безусловно, я сам.

Я и сам считаю "Ванкувер" своей основной командой. Там я начинал, там провел больше всего времени, там забил больше всего голов. Даже когда меня принимали в Зал хоккейной славы, я был там в первую очередь представителем "Кэнакс". Прошло уже года три, с тех пор, как я приезжал туда в последний раз, но всякий раз, бывая там, получаю огромное удовольствие. У меня по сей день прекрасные отношения с хозяевами клуба. Есть пара трофеев, которые названы моим именем, и я по возможности приезжаю туда их вручать.

Возвращаясь к Суббану, я понимаю его чувства. Его ситуация отличается от моей хотя бы тем, что он не просил быть обменянным из "Монреаля", и для него случившееся прошлым летом наверняка стало шоком. Мало кому нравится уезжать из клуба "Оригинальной шестерки" куда-то еще.

Video: МОН-НЭШ: Суббану устроили овацию в Монреале

Полторы недели назад перед дедлайном клубы сменили несколько десятков человек. Для обычных игроков это, конечно, колоссальный стресс - особенно для тех, кто играет в НХЛ не так давно, и когда тебе говорят о том, что ты обменян, перед тренировкой или перед игрой. Нужно буквально через несколько часов бросить семью, дом, дела и лететь непонятно куда. Мне, как я уже рассказывал в предыдущей колонке, удалось всего этого избежать, поскольку оба раза принимал непосредственное участие в переговорах по поводу. Но любому игроку, включая самых звездных, на новом месте требуется время на адаптацию: найти жилье, выяснить дорогу на тренировочный каток и во дворец, узнать, где поесть, куда сдать в химчистку одежду и прочие бытовые нюансы. Мне в этом плане было чуточку проще, поскольку оба раза я знал, куда поеду, и Майами с Нью-Йорком были для меня не чужими. В Нью-Йорке у меня и знакомых было немало, и сам город я знал неплохо. Очень легко и приятно было вливаться в коллектив в "Рейнджерс". Команда, в которую я попал, была достаточно звездной, и со многими из них я раньше играл, или был знаком по "Матчам звезд", или даже по юниорам. Там я просто зашел в раздевалку как к себе домой. Там был Марк Мессье, с которым я играл в одной тройке в "Ванкувере". Брайана Лича и Эрика Линдроса хорошо знал и так, а про русских ребят вроде Володи Малахова и говорить нечего. Во "Флориде" команда, конечно, была намного скромнее, особых звезд там не было. Но, знаете, суть таких моментов в том, что обмены в НХЛ происходят достаточно часто, и все ребята понимают, что сегодня к ним обменяли этого парня, а завтра обменяны могут быть они сами. И всегда стараются помочь новеньким, поддержать их, сделать так, чтобы им было комфортно, потому что сами в любой момент могут очутиться на его месте.

Расширить