Skip to main content

П.Буре: "Этот клуб пополнению не подлежит"

Колумнист NHL.com/RU Павел Буре делится радостью о своем включении в NHL100

Автор Павел Буре / специально для NHL.com/ru

Сегодняшнюю колонку хотел бы начать с благодарности. Большое спасибо НХЛ, лично Гэри Беттмэну и всем тем людям, которые голосовали за мое включение в сотню лучших игроков в истории лиги. Гэри сам позвонил мне несколько месяцев назад, поздравил и подробно объяснил, насколько серьезной была комиссия, выбиравшая эту сотню.

58 человек из разных стран долгое время работали в секрете от всего мира и, насколько я понял, даже друг от друга, составляя каждый свой список 100 лучших. И я, пользуясь случаем, хотел бы от души поздравить всех ребят, знакомых мне как лично, так и заочно, с включением в NHL100. Уверен, что все они гордятся этим не меньше меня самого.

Такого списка никто прежде всерьез не составлял, проект NHL100 - первая подобная инициатива в истории. По сути, это закрытый клуб, который пополнению не подлежит. Новых людей в него принимать уже не будут. Наоборот, количество живых его членов будет только уменьшаться. Другие престижнейшие клубы - такие, как Зал хоккейной славы, - ежегодно пополняются новыми членами, что, конечно же, не умаляет их достоинств, потому что входящие в него хоккеисты - великие по определению. Но NHL100 уже навсегда останется таким, каким его объявили в Лос-Анджелесе 27 января 2017 года. И для меня это огромная, просто наивысшая честь - находиться рядом с величайшими хоккеистами в истории, начиная с 1917 года.

Я всегда считал и неоднократно об этом говорил, что наивысшее достижение, какого только может достичь игрок - это быть принятым в Зал славы. Туда попадают не команды, выигравшие Кубок Стэнли или, скажем, Олимпиаду, а именно люди - за то, что они успели сделать на протяжении своей карьеры. Если ты "холл-оф-фэймер" - все, ты величайший игрок, здесь даже обсуждать нечего. И тут, в год столетия НХЛ, лига решила вдруг назвать сотню лучших за сто лет. То есть, из порядка 260 хоккеистов, принятых за все годы в Зал славы, выбрать лишь примерно каждого третьего! Представляете, какая это сумасшедшая конкуренция, и на какую высоту была поднята планка? Представляете, сколько блистательных хоккеистов не попало в эту сотню?

Слышал, некоторые из ребят сперва даже не поверили, что НХЛ действительно инициирует такой клуб, и что они в него включены. Думали, что их разыгрывают пранкеры. Но со мной сперва связались люди из ближайшего окружения Беттмэна и передали, что Гэри хочет переговорить. Поэтому, когда тот через несколько минут перезвонил, я уже ожидал его звонка. В первые мгновения для меня все это, конечно, было шоком. Во-первых, я даже не представлял, что такой список вообще кем-то составляется. Во-вторых, попасть в него… Об этом я не то что не мечтал - я даже не представлял, что такое вообще может быть. Абсолютно согласен со всеми, кто назвал это достижение величайшим признанием, которого они удостаивались за всю жизнь.

Video: Буре использует отскок от конька

К величайшему сожалению, мои семейные обстоятельства сложились так, что я не смог приехать на саму церемонию в Лос-Анджелес. Хотя, естественно, собирался. Еще за две недели до назначенной даты был уверен, что приму в ней участие - был уже и билет в Калифорнию, и все остальное. Увы, далеко не всегда мы можем контролировать то, что происходит в семье, и семейные дела, к моему огромному разочарованию, не позволили мне прилететь, как бы я ни мечтал об этом. Конечно, я заблаговременно позвонил Гэри и поставил его в известность о том, что не смогу прибыть на торжества. Он вошел в мое положение, что, впрочем, не сделало мое отсутствие там менее досадным. Потому что другого такого не будет уже никогда.

Свое включение в этот клуб начинаешь ценить еще больше, когда осознаешь, что такие великие игроки, как, например, Евгений Малкин, Джером Игинла, Мартен Сан-Луи и Джо Торнтон в него пробиться не сумели. И по своим показателям, и с учетом того, что они сделали для хоккея, все они, считаю, были достойны включения в NHL100. Уверен, что все они рано или поздно будут приняты в Зал славы. Но это решение, как мы знаем, принимали 58 независимых экспертов, которые между собою никак не контактировали. И это, на мой взгляд, была самая серьезная и объективная система отбора из всех, о которых я когда-либо слышал. Ведь даже перед принятием членов в Зал славы собирается специальная комиссия, которая обсуждает кандидатов. Члены комиссии приводят аргументы "за" и "против" каждого и в принципе имеют возможность переубедить коллег в том или ином мнении. А здесь 58 человек составили свой вариант топ-100, не вступая ни с кем ни в какие дискуссии. Пропихнуть туда своего протеже возможности не было. То есть, получился по-настоящему независимый список.

К сожалению, не сумев прилететь в Лос-Анджелес, я не попал и на звездный уик-энд, прошедший там неделю назад. Каждый из тех, в которых мне самому посчастливилось принять участие, мне по-своему дорог. Вспоминается и первый "Матч звезд", на который меня пригласили. Это было в Монреале в 1993 году. И Бостон-1996, перед которым болельщики выбрали меня в стартовую пятерку, но в котором я не смог сыграть из-за травмы. Мое место в стартовой пятерке тогда занял Пол Кария, но я все равно туда прилетел и отлично провел с командой те дни. И "Матч звезд"-1998, состоявшийся в моем, можно сказать, родном городе Ванкувере. И Торонто-2000, где мне в "сборной мира" посчастливилось сыграть в одной тройке с братом Валерой и выиграть титул MVP.

Расширить