Skip to main content

Самая ценная награда Овечкина и Федорова

Легенды НХЛ считают свое включение в сотню самым главным достижением

Автор Павел Стрижевский @StrizhevskyPaul / обозреватель NHL.com/RU

ЛОС-АНДЖЕЛЕС -- Главное ощущение этого вечера Александр Овечкин передал в первой же произнесенной фразе.

"Возможность стоять на этой сцене - пожалуй, главное достижение моей карьеры и самая ценная награда, - сказал сияющий капитан "Вашингтона" в ответ на вопрос, где бы он расположил включение в список 100 лучших игроков в истории НХЛ среди всех своих трофеев и почестей. - Находиться в такой компании - это просто невероятно.

 Каждый, кого здесь сегодня назвали - легенда, и осознавать, что ты - один из них, - это просто нереально. Все, что здесь сегодня происходило - это мгновения, которые хочется остановить, чтобы подольше продлить этот день".

Поверьте, не ему одному. От выхода на сцену Microsoft Theater в Лос-Анджелесе, где в пятницу вечером НХЛ объявила миру имена игроков величайшей сотни в своей истории, мурашки по спине бежали у каждого. Такое созвездие величайших мастеров всех эпох собралось под одной крышей впервые в истории, и от одновременного нахождения с ними на сцене, скажу честно, немного подкашивались ноги. Ощущение было такое, словно ты вошел в Зал хоккейной славы, лучшие экспозиции которого внезапно ожили и ходят вокруг тебя.

Video: НХЛ 100: Александр Овечкин

"Эмоции настолько захлестывают, что даже тяжело придумать что-то вразумительное вам сказать, - так прозвучали первые слова для NHL.com/RU из уст Павла Дацюка, преодолевшего ради присутствия на этих торжествах 11 часовых поясов. - На самом деле, очень эмоциональный для меня вечер". После чего, разумеется, выдал свой фирменный сеанс неслыханной скромности: "Считаю, что стою на этой сцене благодаря своим партнерам по команде".

Это не так, Павел. Не статистика голов и передач привела в Лос-Анджелес вас в этот незабываемый вечер. На этой сцене вы стояли потому, что на протяжении полутора десятков лет из матча в матч оправдывали свое прозвище "Волшебник". Во время церемонии перед представлением каждой из легенд залу показывали видеонарезку самых ярких моментов его карьеры. Более фантастической коллекции хайлайтов, чем у Дацюка, не было ни у кого.

"Спасибо, - улыбнулся Дацюк, выслушав эту гипотезу.

И тут же вернулся к преуменьшению собственной значимости: "Знаете, хоть мне и посчастливилось поставить конечную точку в тех красивых голах, которые здесь сегодня показали, без моих партнеров ни один из них забить бы не получилось. Еще хотел бы сказать большое спасибо за понимание и тренерскому штабу СКА, и менеджменту клуба и болельщикам - за то, что отпустили меня на это мероприятие. До конца жизни буду благодарен им за то, что так душевно отнеслись к моему включению в этот список. Находясь здесь, стараюсь насладиться каждой минуткой. Потому что понимаю, что эти маленькие каникулы вот-вот закончатся, и придется идти обратно работать. Чем я с удовольствием и займусь".

Впрочем, Дацюку даже монументальность собственного достижения видится немного под другим углом, чем его товарищам-соотечественникам.

"До меня и самого еще не дошло, насколько это серьезное признание и достижение, - сказал Павел. - Вы и сами только что отметили, что у меня нет такого количества голов и очков, как у некоторых из тех, кого не включили в эту сотню. Конечно, это очень заметный жест, так что поверьте: я очень ценю это признание и вообще отношение ко мне всех вокруг. Вот это отношение людей: и то, что меня вообще взяли здесь в команду, и вся помощь на протяжении карьеры, и поддержка болельщиков - в этом, наверное, и заключаются мои главные достижения".

Video: Эксклюзивное интервью с Павлом Дацюком

В эту секунду, продираясь сквозь толпу на сцене, между нами вклинился… Бобби Халл. "У-э-у-э-у-э!" - пародировал своим хриплым голосом пожарную сирену 78-летний Халл, тяжело переваливаясь с ноги на ногу и продвигаясь к выходу. "Осторожно!" - негромко вскрикнул Дацюк, пятясь на шаг и пропуская легендарного старца. "Thanks, Pavel! - улыбнулся Халл-старший. И в благодарность пустил в ход весь свой русский словарный запас: "Spasibo! Pozhaluista!" И продолжил расчищать себе путь сквозь толпу: "У-э-у-э-у-э!"
Овечкин, тем временем, рассыпался в комплиментах в адрес тех, с кем очутился на сцене.

"Перед началом церемонии пообщался с Майком Босси, с Сергеем Федоровым, - делился впечатлениями Александр. - С Сергеем вспоминали, как играли вместе за "Вашингтон", как он уезжал оттуда в Магнитогорск... Федоров - лучший партнер, с кем мне когда-либо выпадала честь играть за одну команду. Думаю, что то же самое скажет вам любой, кто с ним когда-либо играл. Каждую секунду, проведенную с ним на льду, ты чему-то учишься. И как от игрока, и как от человека, и как от лидера. Он действительно великий".

Сам же великий Федоров, окидывая глазами открывшуюся перед ним сюрреалистическую картину, тихо стоял в сторонке, дожидаясь, пока закончат общаться с журналистами его партнеры по легендарному "Детройту" - Никлас Лидстрем, Крис Челиос и Стив Айзерман.

"До сих пор не могу во все это поверить, - сказал Федоров NHL.com/RU. - Очень серьезное признание за тот труд, то творчество и ту боль, которые мы вложили в свои карьеры. Соглашусь с Овечкиным: более серьезного достижения, чем включение в эту сотку, пожалуй, нет и у меня. Думаю, в моем случае серьезную роль сыграло и то, что мне посчастливилось выступать за "Ред Уингз", с которым мы добились таких результатов. Без трех Кубков Стэнли, выигранных с "Детройтом", меня могли и не выбрать".

Вопрос о том, какой была его первая реакция на звонок из НХЛ о его включении в список 100 величайших игроков в истории, Федорова оживил и заставил, наконец, улыбнуться.

"Сначала мне позвонила помощница Гэри Беттмэна и сказала, что Гэри скоро наберет меня сам. Но, как вы наверняка знаете, в последние годы в России было много всяких телефонных шуток и розыгрышей с нашими звездами шоу-бизнеса, так что я поначалу даже особого значения этому не придал. Тем более, в этот момент был занят [в ЦСКА] клубными делами - вел совещание. Но минут через десять действительно позвонил Гэри и сообщил вот такие новости. Всё это время я, понятно, игнорировал своих коллег, с которыми сидел на совещании, и все они смотрели на меня изумленными глазами. В конце концов, я все-таки сообразил, что надо бы людям что-то сказать, объяснить свое поведение… Я и в самом деле сперва решил, что меня разыгрывают. Только после общения [с Гэри Беттмэном] начало потихоньку доходить. И лишь в течение недели как-то устаканилось в голове, что это действительно правда".

Video: НХЛ 100: Сергей Федоров

"В России очень мало кто об этом знал, поскольку Гэри лично попросил никому раньше времени о включении в эту сотню не рассказывать. А вот сейчас, наверное, и наступает тот самый звездный миг и час, когда имена игроков этой сотни станут всем известны".

Передав ему комплименты от Овечкина, я спросил Сергея, кто из присутствующих возвышается в своем величии над остальными в его глазах.

"Мои кумиры - Уэйн Гретцки и Марио Лемье, - после секундной задумчивости ответил Федоров. - Пожалуй, их поколение для нас, игроков чуть более молодого возраста, навсегда останутся и учителями, и кумирами. И то, как они всегда себя вели, и то, как они душевно нас приняли, когда мы, совсем молодые, вливались в эту лигу, и то, как они показали нам всю широту хоккейного бизнеса и помогли в наших карьерах - все это останется с нами навсегда".

Это был вечер, когда даже общаясь с Федоровым, отвлечься от всего происходящего вокруг и не вертеть головой было невозможно. От Бобби Халла до Сидни Кросби, от Бобби Орра до Теему Селянне, от Марселя Дионна до Патрика Кейна, от Майка Босси до Александра Овечкина, от Бобби Кларка до Петера Форсберга, - все они стояли, ходили, жали друг другу руки, обнимались и смеялись на крохотном пространстве в сотню квадратных метров и, не сомневаюсь, точно так же восторгались этой уникальной возможностью.

"Все это было невероятно радостно и приятно, - подтвердил эти ощущения Федоров. - Сейчас, после этого зала, этого вида, всех этих рукопожатий с ребятами, с которыми и против которых я столько лет играл в НХЛ, мне наверняка предстоит еще один период шока. После которого буду и анализировать, и вспоминать эти дни. Очень горжусь и Сашей Овечкиным, и Пашей Дацюком, и всеми остальными ребятами, которые до сих пор играют, и которые были названы в числе этой сотки. Ведь такое, уж извините за банальность, происходит раз в сто лет".

Вот уж с чем точно не поспоришь. В такие моменты начинаешь как-то особенно остро жалеть о собственной недолговечности. Потому что если в 2117 году НХЛ решит провести нечто подобное под маркой #NHL200, это станет счастьем уже совсем других людей.

Расширить