Skip to main content

Вратарская длинноногость как тормоз прогресса

Автор Слав�� �������������� / НХЛ.com

ВАШИНГТОН – Безопасность игроков следует увеличить, безопасность вратарей – уменьшить. Такой поверхностный вывод можно сделать из тех изменений в правилах НХЛ, которые обсуждали в последние дни генменеджеры клубов лиги во время своего очередного совещания.

Хотя, конечно же, понятно, что никто не собирается нарочно травмировать и без того несчастных голкиперов – мастеров одной из самых трудных и неблагодарных профессий в современном спорте. В идеале их здоровье пострадать вообще не должно, если только речь не идет о здоровье психическом, а это в применении к вратарям очень зыбкая тема.

Но НХЛ уже давно изыскивает новые пути увеличить результативность (а эта концепция уже сама по себе подразумевает крестовый поход на вратарские нервы), и поскольку более ловких форвардов и пушечные «щелчки» защитников в административных кабинетах не вырастишь, остается лишь модифицировать две вещи – ворота и голкиперов. На предмет ворот в свое время думали и даже экспериментировали. Перекладину чуток поднимали, штанги раздвигали, была даже совсем безумная идея сделать стойки дугообразными. В итоге было решено, что рамку лучше не трогать – пусть стоит себе такой, какой была более ста лет. То ли дело – поковыряться во вратарской амуниции.

Дело это не новое. Еще в 1990-е НХЛ запретила вратарям надевать доспехи для индор-лякроса (лякрос – традиционный индейский вид спорта с клюшками-сачками, индор-лякрос – его мини-версия, а вратари в индор-лякросе носят на себе что-то порядка двух центнеров амуниции, и выглядит все это… как бы выразиться… потрясающе), которые очень любил игравший тогда за «Филадельфию» Гарт Сноу. Примерно в то же время был положен конец и столь любимым Патриком Руа безразмерным свитерам-плащ-палаткам, в которых шайбы трепыхались, как птички в силке. Соответственно, не избежали реформы и главные предметы вратарской экипировки – щитки. Тут уже катализаторами прогресса стали вратари, игравшие в дивных «матрацах» длиной до почек, вроде Жана-Себастьяна Жигера в его бытность основным голкипером «Анахайма».

Согласно нынешним правилам, щиток обязан заканчиваться как минимум на вышине 55 процентов от колена до таза вратаря (способы нахождения и измерения вратарских тазов, особенно по ходу матча, оставлю вашей фантазии), и по мнению многих генменеджеров это высоковато. Современные голкиперы и так габаритны и атлетичны, в «бабочку» садятся мгновенно, и длинный щиток, закрывающий всю нижнюю часть вратарских трусов, наглухо закупоривает «домик», когда страж ворот находится на коленях.

Тут надо сказать, что ни одна профессия ни в одном виде спорта не пережила такой эволюции за последние 30 лет, как амплуа хоккейного вратаря. То, что носили (и что делали в воротах) Кен Драйден, Владислав Третьяк и Тони Эспозито, имеет столько же общего с нынешним обликом и стилем Пекки Ринне, Хенрика Лундквиста и Семена Варламова, сколько и с игрой вратарей в футболе. А если копнуть еще дальше – во времена Терри Сочака и Жака Планта, - когда щитки были толстыми, короткими и широкими и делались по принципу «лишь бы ногу не сломать», то тут даже и сравнения неуместны.

Современный щиток облегает ногу плотнее, способен реагировать на малейшее движение вратаря, помогает ему не просто отбивать шайбу, но еще и направлять ее в любую точку площадки и, как правило, сделан жестким и гладким снаружи - с рассчетом на хороший, длинный отскок. Если Третьяк с Драйденом должны были пинать щитком вбок какими-то каратистскими приемами, чтобы выбить шайбу подальше от ворот, то теперь вратарь, сидящий в «бабочке», может лишь выставить ногу под определенным углом, и все само отскочит, куда надо. В общем, спору нет: современное оборудование жизнь вратарям облегчило.

С другой стороны, форварды все это время тоже в безвременье не висели, а стали быстрее, больше, мощнее, точнее. Обрезание щитка почти до коленной чашечки, конечно, увеличит количество шайб, забитых в «домик», но может также и увеличить количество травм. Даже и сейчас шальная шайба, залетевшая голкиперу за верхний край щитка, может выбить его из строя всерьез и надолго. Не спасают даже отдельные наколенники, которые иные вратари цепляют под щиток. А что будет, если таких шайб станет в разы больше?

Защитники реформ говорят, что все дело не в размерах, а в технологии, и уже сейчас есть в НХЛ вратари, играющие в менее габаритной экипировке, при этом – вполне успешно и без травм. На ум приходит Мартен Бродер, чьи «матрацы» всегда отличались старомодностью форм. С другой стороны, Бродер – единственный голкипер НХЛ, в чьем стиле все еще чувствуется сильное влияние старой «стоячей» техники. Таким был еще Доминик Гашек, но никто из молодого поколения больше так не играет. И вряд ли будет: «бабочка» - объективный шаг вперед во вратарском мастерстве. Это мнение я, кстати, слышал ни от кого иного, как от Кена Драйдена.

В общем, если новое щитковое обрезание состоится (а все идет к этому), то изменений во вратарскую технику оно не внесет. А результативность – да, на первых порах увеличится, а потом вратари, смею предположить, как-нибудь приноровятся. Не наломать бы только коленных чашечек по дороге.

Впрочем, к вопросам безопасности НХЛ относится невероятно серьезно, чему подтверждением – другие темы, обсуждавшиеся генменеджерами. В их числе – правило, обязующее игроков носить визоры и изменение трактовки проброса. Обе реформы направлены на уменьшение травматичности игроков. С визорами все ясно – их либо вводить в обязательном порядке, либо нет. Ясно также, что визор и новые способы защиты лица – неизбежное будущее хоккея. Посмотрите на Криса Пронгера с его «зрением 60-летнего человека», на сломаные носы, на шрамы, на сотрясения в конце концов. Раньше было трудно понять, почему хоккеисты не защищают самую важную часть тела – голову, а теперь так же непонятно, почему многие оставляют неприкрытым тоже весьма нетривиальную часть головы - лицо.

Но, как и в свое время со шлемами (помните «яичную скорлупу» Гретцки и непокрытые кудри Мактэвиша?), тут лучший способ – терпение и поступенчатые реформы. Кто никогда не играл с визором, продолжат выступать гололицыми, коли им так хочется. Новички должны будут как-то себя обезопасить. Впрочем, уже до 70 процентов игроков НХЛ используют тот или иной тип защиты лица, так что такой уж болезненной эта реформа не выглядит. Кстати, Мэтью Шнайдер, служащий ныне специальным помощником главы профсоюза, является большим поклонником реформы, хоть и сам всю жизнь играл без визора. Это само по себе о многом говорит. И те, кто видел Шнайдера вблизи, в общем, знают, почему он сейчас так думает.

Что касается проброса, то и тут реформы неизбежны. Слишком много народу полегло в этих безголовых гонках к бортику, чтобы оставлять все, как есть. Разногласия существуют только в том, как именно его реформировать. Большинство игроков ратуют за европейскую трактовку – автоматический проброс после пересечения шайбой лицевой линии. Генменеджеры предлагают «гибридный» вариант – фиксировать проброс, если защитник быстрее, чем игрок соперника, успел к определенной отметке в своей зоне. Например, где-то перед воротами. Пусть игроки несутся туда, в бестелесный эфир, а не к жесткому, не знающему пощады бортику. Этот вариант, скорее всего, и будет одобрен лигой.

Еще одно предложенное нововведение – просмотр повтора спорного момента по требованию тренера, как это уже делается в американском футболе. В НФЛ тренер имеет право выбросить на поле красный платок, когда он не согласен с определенным решением арбитров. Если правота арбитров подтверждается, команду наказывают – отбирают тайм-аут. В НХЛ, понятно, придется придумать что-то свое, но смысл тот же. Если сейчас все моменты со взятием ворот (пересечение шайбой линии, умышленная игра коньком или рукой, удар по воротам высоко поднятой клюшкой) и так являются предметом видео-просмотра, то некоторые важные и легко определяемые виды фолов остаются на усмотрении судьи. Помеха вратарю, например. Или отброс шайбы на трибуну – задела она по дороге стекло, или как? Или двойной штраф за опасную игру высокоподнятой клюшкой, когда игрок на самом деле получил в лицо от партнера… Такого рода вещи.

НХЛ очень не хочет замедлять игру после того, как было сделано столько попыток ее убыстрить (быстрое вбрасывание, например, либерализация правила офсайда), поэтому с данной реформой наверняка поступят более осторожно. А вот щитки порезать да визоры прицепить – это, надо полагать, вопрос почти решенный.

Расширить