Skip to main content

Суперсерия-1972 как революция мирового хоккея

Автор Брайан Метцер / НХЛ.com

40 лет назад хоккейный мир пережил событие, которое навсегда изменило историю ледового спорта №1. Две сильнейшие на тот момент сборные - СССР и Канада – сразились в очном восьмиматчевом противостоянии. Считается, что победа в серии, растянувшейся на весь сентябрь 1972-го года, осталась за «кленовыми листьями», выигравшими больше матчей (4-3-1). Но в целом от этого соревнования выиграл весь хоккей по обе стороны океана. NHL.com подготовил серию публикаций, рассказывающих о великом событии, его легендах и людях.

С тех пор прошло уже 40 лет. Кажется, что это было очень давно, и одновременно не верится, что этот праздник вообще состоялся.

Все началось 2-го сентября в Монреале. Тогда происходящее называлось просто «серия Канада – СССР», приставка «супер» закрепилась за великим противостоянием позднее. Канадцы выставили против советских гостей всех своих лучших хоккеистов, кроме травмированного Бобби Орра и дисквалифицированного Бобби Халла («золотой ракете» запретили играть за сборную, не простив ему перехода из НХЛ во Всемирную хоккейную ассоциацию). «Красная машина» состояла из лучших в мире игроков с «любительским» статусом. Большинство из них формально состояло на службе в армии, кто-то числился на гражданской работе, но деле они всю жизнь посвящали хоккею.

НХЛ тогда еще не была огромной лигой с 30-ю командами, разбросанными от побережья до побережья. В чемпионате участвовало всего 14 клубов, и только два из них располагались западнее Сент-Луиса («Ванкувер» и «Лос-Анджелес»). На юге страны о хоккее имели мало представления, а заявки на сезон почти полностью заполнялись канадцами, если не считать незначительных вкраплений игроков с американским паспортом.

Сборная СССР была для западного мира загадкой. Да, после проигрыша американской команде в Свко-Вэлли-1960 они выиграли три олимпиады подряд. Но в Канаде эти успехи считали достаточно условными, недоумевая по поводу решения ИИХФ, не допускать к участию в олимпийских играх профессиональных хоккеистов. О советских мастерах не знали почти ничего – о каком-то внятном скаутинге и полноте информации в те времена не могло быть и речи.

"Мы действительно были в полнейшем неведении", - вспоминает лауреат Зала славы Род Гилберт. "У нас не было ни малейшего представления об их истинном уровне".

Само проведение Суперсерии было результатом долгих переговоров, в которых участвовали даже канадские дипломаты и редакторы советских газет. Матчи были назначены на сентябрь, когда еще не стартовал сезон НХЛ. Формат был простым – по 4 игры в каждой стране. С самого начала было ясно, что такая серия не может быть просто спортивным противостоянием. Это сейчас никто не удивляется русским хоккеистам за океаном. В 1972-м году сама мысль о том, что советский игрок может выходить на североамериканский лед казалась невероятной. Железный занавес накладывал значительный отпечаток на сознание людей. Холодная война провоцировала болельщиков на радикальные эмоции, и той осенью простой патриотизм иногда перетекал во вполне явную ненависть к противнику.

"Мы испытывали огромное давление", - рассказывает Гилберт. "Такого у меня никогда не было. Мы просто не имели права проиграть ту серию".

Канадские фанаты были уверены в том, что НХЛовцы легко расправятся с неизвестными оппонентами. Предварительный опрос журналистов The Hockey News показал, что большинство репортеров не видят в советской сборной потенциала даже для выигрыша одной встречи. Лишь те немногие специалисты, которые наблюдали «Красную машину» в деле, предупреждали об опасности недооценки команды Всеволода Боброва.

"Мы не принимали их всерьез", - признается один из героев серии Пол Хендерсон. "Конечно, нам было известно, что они умеют играть в хоккей, но мы смотрели на свой состав и думали: "Да как мы вообще можем проиграть?"

Ответ на этот вопрос был дан уже в первом матче. Команда СССР пропустила две шайбы в начале первого периода, но быстро отыгралась, а после перерыва и вовсе вышла вперед. Итоговый счет 3:7 шокировал зрителей монреальского «Форума» и всю остальную Канаду. Советская дружина одержала три победы первых пяти поединках серии (3-1-1), но Team Canada собрала волю в кулак и в итоге склонила чашу весов в свою пользу. 28-го сентября, в четвертом московском матче, Хендерсон, на добивании переиграв Третьяка, установил окончательный счет встречи – 5:6. Этот мгновение решило судьбу Суперсерии и стало без преувеличения одним из величайших моментов в истории Канады. Это было громадным событием общественного, культурного и даже политического масштаба, вызвавшим у людей гордость за свою страну. Хоккеисты с востока, в свою очередь, доказали, что умеют управляться с клюшкой не хуже профессионалов задолго до того, как политическая ситуация позволила им попробовать свои силы в НХЛ.

Важнее всего то, что в 1972-м году состоялась долгожданная встреча двух хоккейных учений, которая взаимно обогатила обе стороны. Плоды интеграции двух великих школ мы видим до сих пор. Стоит поверить Владиславу Третьяку, ныне возглавляющему Федерацию хоккея России:

"В той схватке встречались лучшие из лучших с обеих сторон. Суперсерия была величайшим благом для всего мирового хоккея, и ее выиграли обе команды - и Канада, и мы. Победитель может быть только один? Тогда им был сам спорт".

Расширить