Skip to main content

Стиль Гашека привел его в Зал Славы

Автор Кевин Вудли / НХЛ.com

Если наград и рекордов кому-то не достаточно, то его имя говорит само за себя.

Доминика Гашека не так просто прозвали Доминатором.

17-го ноября 49-летнего Гашека примут в Зал Славы Хоккея. Он 6 раз выиграл Приз Везины, 2 раза Приз Харта в составе "Баффало Сэйбрз", олимпийское золото в 1998 году в Нагано, когда НХЛ впервые стала участвовать в Играх. Потом, уже в составе "Детройт Ред Уингз" он дважды стал обладателем Кубка Стэнли и завершил карьеру с рекордным процентом отраженных бросков в 92,2%.

Но в блестящей карьере Гашека примечательно то, что ее могло не быть. Гашек, возможно, сильнейший в своем амплуа, но он мог и не заиграть в НХЛ.

Гашек действительно задумывался о возвращении в Чехию после того, как он помотался в младших лигах и провел только 25 матчей за первые два сезона в "Чикаго Блэкхокс". После обмена в "Баффало" в 1992 году его не стали защищать на драфте расширения в 1993, но и тогда ни одна из новых команд его не забрала.

А вот на следующий сезон Гашек выиграл впервые Приз Везины.

Как так получилось? Как клубы предпочли ему летом 6 других голкиперов, а он на следующий сезон парировал 93% бросков?

В этом "виноват" уникальный, недопонятый стиль игры Гашека.

"Я думаю, что причина – его уникальная манера игры", - говорит тренер вратарей "Вашингтон Кэпиталз" Митч Корн, который работал в "Баффало", когда там появился Гашек.

"Все думали, что он просто рискует".

К тому времени Гашек уже доминировал у себя дома в Чехословакии. В профессиональный хоккей он стал играть с 16 лет. Он дважды выигрывал чемпионат страны, три раза признавался самым ценным игроком сезона, пять раз подряд становился лучшим голкипером. Все это за 9 сезонов, после чего он отправился в "Чикаго", который выбрал его под 199 номером на драфте 1983 года. Через 7 лет после драфта он поехал в Северную Америку, привлекая к себе внимание своей нестандартной манерой игры. Гашек перекатывался через спину в воротах, бросал клюшку, чтобы поймать шайбу рукой с блином, выкатывался из ворот на выходах один-на-один.

Так никто не играл, но за этим безумием стоял расчет.

"Вратарское искусство – это головоломка из 1000 составляющих", - говорит Корн. "И Дом был единственным из тех, кого я встречал в жизни, у которого все они было на месте. У большинства есть 800 частей, а Дома была вся тысяча".

Джим Корси, тренер вратарей в "Баффало" в то время, когда Гашек в последние два раза выиграл Приз Везины, также говорит, что появление Гашека в НХЛ откладывалось из-за того, что его стиль не был привычным. Гашек же применял многие приемы, которыми пользуются современные голкиперы. Он просто объединил их так, что их сложно было узнать.

"На самом деле его манеру называли неортодоксальной, потому что он стал одним из первых, кто объединил физподготовку, расчет и технику", - говорит Корси. "Мы отошли от того, что техника определяла вратаря: один играет в стойке, другой в стиле "баттерфляй". Красота игры Доминика заключалась в том, что он читал игру как Бродер и Руа. Но его отличало то, что он играл по шайбе, закрывал ворота, останавливал игру еще до того, как возник опасный момент. Это была убийственная комбинация".

Технику Гашека отличала потрясающая гибкость. Но самой сильной его стороной было его умение читать игру. Он с легкость управлял своим телом (рост 5,11 футов, вес – 177 фунтов), но ключевым моментом было то, что он понимал хоккей.

"Он играл в хоккей как в шахматы. Он знал, что будет дальше", - говорит Корн. "Единственной проблемой в начале было то, что он был на два шага впереди, но как слабый игрок в покер, он давал сопернику это понять".

Гашек иногда настолько опережал нападающего, то у того появлялся шанс передумать. Со временем пришло умение терпеть, и тогда он стал доминировать.

Травма Фюра в сезоне 1993/94 дала шанс Гашеку. Он воспользовался им на 100%, оформив пять "сухих" матчей в течение одного месяца. К концу сезона процент отраженных бросков у Гашека составил 93%, он впервые получил Приз Везина и вместе с Фюром стал обладателем Приза Уильяма Дженнингса (лучший показатель пропущенных в среднем за игру шайб). Гашек также был одним из кандидатов на Приз Харта в том году. Через три сезона он станет первым голкипером после Жака Планта (в 1962), который получит этот приз.

Гашек снова получил Приз Харта в 1998 году, став первым хоккеистом в своем амплуа, который дважды выигрывал этот трофей. В его коллекции есть также Приз Теда Линдсея (самый ценный игрок по мнению хоккеистов). Он 4 раза награждался Призом Везины в течение 5 лет. В 1999 году он установил личный рекорд пропуская в среднем за матч 1,87 шайбу и парируя 93,7% бросков. Тогда же он снова был в числе претендентов на Приз Харта и Приз Линдсея и помог "Баффало" выйти в финал Кубка Стэнли, где "Сэйбрз" проиграл "Даллас Старз".

Гашек в течение 8 сезонов защищал ворота не самого сильного "Баффало". Потом в сезоне 2001/2 он перешел в звездный "Детройт Ред Уингз" и завершил сезон с личным достижением – 41 победа. Тогда же он впервые выиграл Кубок Стэнли.

Если кто-то считает, что все давалось ему легко, что его акробатическая игра строилась на инстинктах, то тренер вратарей в "Детройте" Джим Бедард готов с этим поспорить. Он видел, как упорно работал над собой Гашек.

"Я рассказываю всем, что на тренировках моя работа заключалась в том, чтобы уговорить его уйти со льда. Он хотел работать как можно дольше", - говорит Бедард. "Я ему говорил, что нам еще 3 матча на выезде играть из 4, так что давай ты побережешь силы. А он просил дать ему еще одно упражнение. А потом, когда он уже уходил со льда, он в калитку не мог попасть, потому что уже не было сил".

"Если бы вы видели, как Дом катается, просто в тренировочном костюме, то вы подумали бы, что она коньки встал неделю назад. Но стоит ему надеть вратарские коньки и встать в ворота, он начинал двигаться грациозно", - говорит Бедард. "Когда он занимал свое место, то я видел, как полевые игроки накатывались на него. Он стоял практически на линии ворот, а ворот не было видно. Тогда они смещались в центр – ворот не видно. Перемещались на другой фланг – то же самое. Он никогда не терял ворота. Его бедра были опущены, руки всегда подняты. Некоторые даже не бросали. Они просто возвращались обратно, понимая, что это бессмысленно".

Если, конечно, он не хотел показать им, куда можно бросить. Гашек умел играть в такие игры, провоцируя нападающих на бросок в казалось бы незакрытый угол, а сам был уже готов поймать там шайбу.

"Надо играть по-умному", - сказал Гашек в интервью NHL.com в конце своей карьеры. "Если вы сможете показать им, куда они могут бросать, ты можешь обыграть их".

Гашек завершил свою карьеру после того, как выиграл Кубок Стэнли в 2002 году. Через год он вернулся. В том сезоне в "Детройте" у него было много травм. Чемпионат 2005/6 годов он провел в "Оттава Сенаторз". Но это был только один сезон, после которого он снова вернулся в "Детройт", где отыграл свои последние 2 чемпионата, выиграв Кубок Стэнли во второй раз в качестве запасного у Криса Осгуда в 2008 году. Гашек произвел впечатление на дебютанта "Оттавы" Рея Эмери, который разглядел логику в нестандартной манере Гашека, принесшей ему известность. В частности, когда он бросался на игрока, выкатывающегося один-на-один с ним.

Но это не было непродуманным риском. Гашек ждал, когда игрок опустит голову, чтобы убедиться, что шайба у него на крюке, а когда он поднимал глаза, Гашек был уже рядом.

"Он читает игру, поэтому он выкатывается на игрока при выходе один-на-один, когда тот опускает голову. Или когда он накатывается с фланга, Гашек перекрывает линию между защитником и штангой", - рассказывает Эмери. "Это все просчитано, здесь никакого "авось".

Да, это так. Но было очень похоже на это до такой степени, что у Гашека могло и не быть шанса начать сою карьеру в НХЛ, которая привела его в Зал Славы Хоккея.

Расширить