Skip to main content

Сергей Пряхин: "В НХЛ попал в мясорубку"

Автор Василий Осипов / НХЛ.com

30-е марта 1989-го года является по-настоящему исторической датой в истории отечественного хоккея. Именно в тот день был прорублен первый лед в казавшуюся тогда чем-то космическим Национальную Хоккейную Лигу. Первопроходцем в этом посчастливилось стать воспитаннику "Крыльев Советов" Сергею Пряхину, которому удалось опередить своих более звездных (и впоследствии сделавших намного более успешные карьеры за океаном) Сергея Федорова, Вячеслава Фетисова, Сергея Макарова, Павла Буре и многих других.

Выбранный под общим 252-м номером драфта-1988, Пряхин подписал контракт 29-го марта 1989-го года. А спустя два дня состоялся его исторический дебют в матче против "Виннипег Джетс".

Сергей отыграл в НХЛ лишь два с половиной сезона. Факт того, что он стал первым советским хоккеистом, которому разрешили попробовать свои силы в лучшей лиге мира, так и остался самым запоминающимся в его карьере. Это же стало единственной причиной попадания его игрового свитера в Зал международной хоккейной славы в Торонто. Ковбойская шляпа, подаренная воспитаннику "Крылышек" на презентации по приезду в Калгари, так и осталась единственным НХЛовским трофеем, который ему удалось завоевать.

Но все же факт того, что именно Пряхин разбил лед между советским и североамериканским хоккеем, делает его фигуру значимой в историческом масштабе.

Обозреватель NHL.com дозвонился до Пряхина в канун 26-летия с момента его дебюта за "Калгари Флэймс".

ВО: Что для вас означает тот факт, что вы стали первым советским хоккеистом в НХЛ?

СП: Ох, как давно все это было... Когда задумываешься об этом, то понимаешь, как же все-таки быстро бежит время. Начну с того, что для меня все это стало довольно неожиданно. Никогда бы не подумал, что смогу удостоится такой большой чести. Думаю, что в те советские времена практически любой игрок мечтал о том, чтобы попасть в казавшуюся тогда заоблачной НХЛ. Ведь сделать это было совершенно нереально. Поэтому очень доволен тем, что волей судьбы я оказался первым.

ВО: Какие чувства вы испытывали перед поездкой в Канаду?

СП: Тогда во мне перемешались чувство страха и неопределенности. Но желание посмотреть и попробовать себя в лучшей лиге мира все-таки перевешивало все остальное. На первом месте стояло любопытство проверить себя на фоне лучших хоккеистов мира. Поэтому страх быстро ушел на второй план.

ВО: Насколько сложно для вас было приобщиться к заокеанской жизни и к хоккею в НХЛ?

СП: Хотя мы до этого довольно часто ездили в Северную Америку, играя там в различных турнирах на уровне клубов и сборной, это было совсем не то. Одно дело приехать туда на несколько дней, отыграть несколько матчей, и уехать назад, и совсем другое - приехать туда для того, чтобы жить и работать. Однако мне удалось освоиться сравнительно быстро. Очень помогли партнеры по команды, которые в первое время уделяли мне огромное внимание. Поэтому бытовых проблем как таковых я по большому счету не испытывал. Единственная трудность - языковой барьер. Но и этот пробел удалось преодолеть довольно быстро. Как говорится, к хорошему быстро привыкаешь.

В хоккейном же плане вообще не было никаких проблем. За счет поддержки партнеров мне удалось достаточно быстро привыкнуть к североамериканской манере игры.

ВО: Какой бы совет вы могли дать молодым российским игрокам, которые думают о том, чтобы попробовать свои силы за океаном?

СП: Времена кардинально поменялись, и сейчас в России выросло совсем другое поколение игроков. Ребята стали более раскованы, многие достаточно образованы, неплохо знают английский язык. Поэтому им намного легче адаптироваться к местным обычаям и порядкам. В игровом плане мой главный совет молодым хоккеистам - ехать в НХЛ подготовленными прежде всего в физическом плане. Потому что ты попадаешь, без преувеличения сказать, в мясорубку. Никто не смотрит, молодой ты или нет, нянькаться с тобой никто не будет. Поэтому нужно быть готовым к постоянной силовой борьбе и к тому, чтобы в случае чего постоять за себя.

В житейском же плане необходимо быть как можно более коммуникабельным, общаться побольше, а не замыкаться в себе. В Америке молчунов не особо жалуют. Даже если у тебя есть проблемы с языком, старайся не уединяться, а постоянно быть частью коллектива. Тогда к тебе будет соответствующее отношение. А язык - это дело наживное. И с практикой он будет только улучшаться.

ВО: Вам запомнились какие-либо забавные ситуации, которые случились с вами за время пребывания в Калгари?

СП: Различных казусов было немало, Многие смешные моменты происходили на бытовом уровне и были связаны с элементарным незнанием языка. Ну и соответсвенно в команде ребята тоже иногда подшучивали. Но не со зла, а просто ради забавы. Такие подколы лучше воспринимать с юмором, без обид. Они помогают поддерживать здоровую атмосферу команды.

ВО: Какие впечатления остались у вас от заокеанской карьеры? Нет ли такого ощущения, что могли бы сделать больше, чем вам в итоге удалось?

СП: Знаете, многие факторы тогда сложились не в мою пользу. Я сразу попал в очень сильную команду, которой в том же сезоне удалось завоевать Кубок Стэнли. На тот момент в "Калгари" был сумасшедший подбор игроков, поэтому пробиться в состав было неимоверно сложно даже местным парням, не говоря о хоккеисте, который приехал, можно сказать, с другой планеты. Где то я немного недотерпел, ведь игрового времени у меня было очень мало. К тому же ко мне было повышенное внимание со стороны прессы и телевидения, что иногда начинало раздражать, поскольку по большому счету задавались одни и те же вопросы. Это тоже давило, отвлевало от того, чтобы полностью сконцентрироваться на хоккее.

Но сейчас, по прошествии более 25 лет, у меня остались только самые положительные воспоминания. Годы, проведенные в "Калгари" были одними из лучших в моей карьере, потому что уехать первым в НХЛ в то непростое время, увидеть все своими глазами и повариться в этой кухне дорогого стоит! Это поистине бесценная память на всю жизнь. Сейчас я бы не стал ничего менять.

ВО: Насколько сильно изменилась НХЛ по сравнению с тем временем, когда там играли вы?

СП: Можно смело сказать, что хоккей в НХЛ сейчас изменился практически полностью. Скорости стали намного быстрее, а игра стала намного более комбинационной из-за огромного прилива европейских звезд и их влияния на стиль, проповедуемый многими командами. Сейчас в НХЛ смесь лучших хоккейных школ всего мира, что делает просмотр хоккея намного более игнтересным для болельщиков.

ВО: И напоследок расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

СП: Последние годы я занимаюсь тренерской работой с детьми. На данный момент открыт для предложений по трудоустройству.

Расширить