Skip to main content

Ромасько: понимал, что еду в НХЛ сражаться

Автор ������������ �������������� / НХЛ.com

9 марта 2015 года во время матча между "Детройт Ред Уингз" и "Эдмонтон Ойлерз" произошло историческое событие. Впервые российский судья обслуживал матч Национальной хоккейной лиги.

34-летний уроженец Твери Евгений Ромасько до прошлого сезона работал на матчах Континентальной хоккейной лиги, обслуживал игры европейской Лиги чемпионов и юниорского чемпионата мира. Затем его заметили за океаном и пригласили попробовать себя в Американской хоккейной лиге, где он дебютировал в ноябре 2014 года, а потом и в НХЛ.

В марте-апреле прошлого года Ромасько отработал несколько матчей в НХЛ, а летом переехал в США и в этом сезоне работает в АХЛ и НХЛ на полноценной основе.

В первой части интервью NHL.com/ru российский арбитр рассказал, с какими сложностями ему пришлось столкнуться, каких целей он добивается и что его больше всего удивило в североамериканском хоккее.

"ТОЛЬКО НАЧАЛ ПОНИМАТЬ, КАК ВСЕ УСТРОЕНО"

Вы - первый российский и второй европейский арбитр в истории НХЛ. Серьезный статус. Вы часто об этом задумываетесь?

Вообще, изначально я был шокирован предложением, которое мне поступило от НХЛ. Я понимал, что статус обязывает меня соответствовать высокому уровню, потому что я фактически становился лицом российских и европейских судей. Конечно, это ко многому обязывает. Но в данный момент я предпочитаю слишком много об этом не думать, потому что это может мешать работе.

Многие хоккеисты, как и судьи, мечтают попасть в НХЛ, лучшую хоккейную лигу мира. Вы уже привыкли к тому, что стали непосредственным ее участником?

Мне пока сложно привыкнуть, потому что я состою в группе младшей лиги арбитров, которые еще не имеют полноценного контракта НХЛ. Эта группа работает в основном на матчах Американской хоккейной лиги, арбитров из которой только подпускают к НХЛ. Сейчас около 80 процентов матчей я работаю в АХЛ, и 20 - в НХЛ.

Конечно, я хочу получить полноценный контракт. Это моя задача номер один. Условия пребывания здесь пока довольно сложные, много бытовых проблем, потому что нет тех гарантий и стабильности, которые предоставляет полноценный контракт. Я уехал из России с женой и детьми, конечно, это риск, но я понимал, что меня ждет.

Под этим вы имеете ввиду в первую очередь финансовый вопрос?

Да. Но когда я ехал сюда, то не гнался за деньгами. Я ехал за мечтой - хотел своими глазами увидеть и поработать в НХЛ. Конечно, разница в бытовых и финансовых условиях между полноценным контрактом и тем, который у меня сейчас, колоссальная. Но я стремился сюда всю жизнь и понимал, что еду сюда сражаться и пробиваться.

Не буду спрашивать, когда вы надеетесь получить полноценный контракт, потому что не все зависит от вас. Но вообще, сколько обычно судьи работают в младшей группе, прежде чем им предлагают или не предлагают постоянную работу в НХЛ?

По-разному. Кто-то пробивается за год-два, а кому-то и после четырех лет не делают предложения. Все зависит от того, насколько быстро идет прогресс. В течение сезона судья получает около 20-30 назначений на матчи НХЛ, руководство все просматривает и принимает решение. Планка требований очень высокая. Нужно работать в очень плотном графике, не опускаться ниже определенного уровня, выдерживать эмоциональный стресс. Каждое решение в каждом матче очень важно, это серьезная психологическая нагрузка. Судей долгое время не бывает дома - в год ты тратишь на разъезды около 150 дней. В общем, кому-то нужен год, кому-то три, а кто-то и за пять лет не мог получить полноценный контракт и выбывал из этой группы.

Есть ли ограничения по сроку пребывания в этой группе?

Я тоже задавал этот вопрос. Партнеры говорят, что в среднем за три-четыре года становится понятно, прогрессирует ли судья. Но есть много разных факторов, в частности возраст. Есть молодые ребята по 25-26 лет, у которых еще есть в запасе четыре-пять лет. А мне и моим ровесникам 1982 года рождения столько времени на раскачку никто не даст.

Вы дебютировали в НХЛ уже больше года назад - 9 марта прошлого года. У вас уже есть понимание того, прогрессируете ли вы?

Отвечу на этот вопрос более просторно, как я бы хотел, чтобы это прозвучало.

Прошлый сезон у меня прошел довольно скомканно. Я постоянно мотался между двумя странами. В общей сложности отработал 56 игр в АХЛ, шесть в НХЛ и почти 40 в КХЛ. Моей главной задачей было адаптироваться к североамериканскому хоккею, но была проблема постоянной перестройки с одного хоккея на другой и на третий. Было довольно сложно, потому что разница существенная. В АХЛ много силовой борьбы, довольно много грязи, много больших штрафов. В НХЛ тоже много силовой борьбы, но игроки ведут себя гораздо корректнее. В КХЛ большая площадка, другие скорости, другое время для принятия решения... Во всех лигах много классных игроков, но, конечно, мне больше всего понравилось работать на матчах НХЛ. Эти шесть матчей в марте-апреле получились очень эмоциональными.

Наверное, на сегодняшний день я начал понимать, что привык к североамериканскому хоккею. Я уже, наверное, даже начал забывать, что такое хоккей на больших площадках. Я адаптировался к маленьким коробкам, нашел свое место на льду, начал понимать, как ведут себя здешние игроки, адаптировался к силовой борьбе, понял, каких сюрпризов можно ждать. Точно не подсчитывал, но я отработал здесь уже более 100 матчей и примерно понял, как все устроено.

К чему было привыкнуть сложнее всего?

Однозначно, к скорости. Здесь нельзя просто встать в угол и смотреть за происходящим. Надо постоянно находиться в поиске, улучшать позицию. Надо выбрать такое место, чтобы ничего не пропустить. Судья должен быть очень внимательным, потому что в один момент могут происходить силовые приемы справа и слева от тебя, а еще один за спиной. Надо выбирать позицию так, чтобы видеть абсолютно все.

"ФАТАЛЬНЫХ ОШИБОК ПОКА НЕ СЛУЧАЛОСЬ"

Как происходит разбор матчей? Ставят ли вам оценки? Есть ли рейтинг судей, возможно негласный?

Наверное, он есть, но я о нем не знаю. Как и в России, есть инспектор, который смотрит игры. Он приходит до, во время, после игры, разбирает моменты. Разговоры тоже похожи. Разбираются по большому счету одни и те же ситуации.

Я не получаю карточек с оценками, как это происходит в России и на международной арене. В НХЛ такого нет. После матчей мы просто разговариваем, разбирая основные спорные моменты: как ошибки, так и удачные решения. Разбор происходит всегда, и это очень хорошо. Я считаю неправильно, когда инспектор говорит, что все хорошо. Если бы все было хорошо и идеально, то я бы уже работал на полноценном контракте (смеется). Считаю, что критика должна быть. Мне вообще нравится, когда инспекторы присутствуют на играх, потому что мнение со стороны для меня важно.

Еще мне нравится, что здесь всегда есть доля позитива. Даже в случае большого числа ошибок, инспектор не будет говорить только о них. По крайней мере, у меня так всегда - есть доля негатива, есть доля позитива. То есть ты понимаешь, где нужно прибавить, а где все более-менее неплохо. И в любом случае тебя всегда поддерживают, подбадривают, создают позитивную атмосферу. Работа судьи - психологически сложная, и здорово, что в ней находится место позитиву.

Много ошибок за сбой признаете?

Не так, чтобы много, но они есть и всегда будут. Это нормально. Даже ведущие судьи, работающие на самых ответственных матчах, допускают ошибки. Просто их надо сводить к минимуму. Главное - не допускать фатальных ошибок. Хоккеисты должны сами выявлять сильнейшего.

То есть ошибок, из-за которых не можете уснуть, пока не случалось?

Фатальных ошибок не случалось, но после игр уснуть вообще тяжело. Ты нервничаешь, переживаешь, а уровень концентрации можно сравнить с выпитыми 100 чашками кофе. И от этого "кофеина" организм всю ночь не может оправиться, а мозг продолжает находиться в игре.

Неужели после каждого матча?

Почти. Дежурный вопрос судье на следующий день после игры: "Как ты спал?"

Если сравнивать НХЛ, АХЛ и КХЛ, как на ошибки реагируют хоккеисты и тренеры?

Нигде не любят, когда судьи дают "слабые" удаления. Можно пропустить нарушение правил, потом подъехать к тренеру и честно признаться: так и так, со спины не заметил, бывает. Он поймет и будет не так эмоционально себя вести, как если бы ты додумал удаление, которое может привести к более серьезным последствиям.

Еще мне сразу бросилось в глаза, хотя может быть я просто русский и ко мне по-особенному относятся, что все очень доброжелательны. До стартового вбрасывания ко мне могут подъехать, спросить как дела, пожелать удачи. Впервые в жизни мне здесь игроки стали говорить, что я им даю хорошие удаления. Это удивительно.

Это, наверное, высшая похвала судье.

Не знаю в чем причина, в менталитете или чем-то другом, но в России игрок, которого ты удаляешь, никогда тебе не скажет, что ты все правильно сделал. А в Северной Америке этот же игрок, который признает правоту судьи, сидит на скамейке штрафников и, если его показывают на табло, демонстративно выражает недовольство. Но потом он выходит и говорит тебе, что ты все правильно сделал. Такое в основном происходит, когда удаление не привело к голу, но все равно приятно.

Читайте вторую часть интервью Ромасько здесь.

Расширить