Skip to main content

Почему Хантер был прав, а мы – нет

Автор Слава Маламуд / НХЛ.com

Мы все оказались глубоко неправы. И это вряд ли преувеличение. «Все» в данном случае – это практически весь хоккейный мир, исключая самых забубенных фанатов «Вашингтона». Да и среди забубенных-то, пытавшихся доказать нам, что их «Столичные» - далеко не обреченная жертва в противостоянии с действующим чемпионом, поклонников Дейла Хантера и его бункерного хоккея практически не было. Торсида красно-синих в большинстве своем – штука свежая, не шибко обдутая ветрами разочарований и цинизма. Они полюбили хоккей вообще и «Кэпиталз» в частности из-за Александра Овечкина, в чем легко убедиться, пройдя на последний ряд трибун «Верайзон-сентера» и кинув беглый взгляд на простирающиеся перед вами спины.

Хоккей Дейла Хантера, предлагавшийся вниманию вашингтонских болельщиков большую часть сезона, застал врасплох как их самих, так и прессу. Команда Овечкина, Александра Семина и Никласа Бэкстрема так играть в принципе не должна. И никогда не играла. Даже когда Брюс Будро пытался привить «Столичным» оборонительный стиль, одна вещь оставалась неизменной: Овечкин играл столько, сколько хотел и делал то, что умеет. Кардинально поменять роль капитана Будро не решался, а когда попробовал применить к нему дисциплинарные меры, тут же напоролся на конфликт, приведший в итоге к его увольнению.

Хантер же, придя в команду, которой, вроде бы, требовался осторожный и искусный ваятель, взялся за дело с изяществом и вкусом шахтера. Игровая схема? Капкан – и баста. Приоритет? Игра в своей зоне – и все. Роль Овечкина и Семина? Такая, какую Хантер определит.

Ничего красивого в этом не было и быть не могло. Зачастую ничего победного и многообещающего тоже. «Вашингтон» всю вторую половину сезона провел в кропотливой возне у подножия кубковой восьмерки, пока наконец-то не ввинтился в эксклюзивную группу в предпоследнем матче регулярки. По ходу этой траншейно-бункерной кампании про «Вашингтон» говорили почти исключительно в контексте: «Что с ними не так?» Или даже: «Что не так персонально с Овечкиным?» - вопрос, которым задался в заголовке статьи такой авторитетный печатный ресурс как The Washington Post. Овечкин, кстати, на этот вопрос ответил недвусмысленно: сразу после появления статьи Александр заиграл в своем прежнем, всем нам известном режиме. А Семин так и вообще при Хантере стал самым стабильным забивным форвардом «Столичных» в последние два месяца регулярного первенства.

Если посмотреть на кубковую статистику, то никуда не делись Овечкин с Семиным и в плей-офф. Александр Московский был лучшим бомбардиром команды (пять очков), Александр Сибирский – лучшим снайпером (три гола). Овечкин при этом в среднем провел на льду чуть более 19 минут за игру. Из форвардов больше него играли только Бэкстрем и Брук Лайк – один из лучших в команде специалистов по игре в меньшинстве.

Однако, зрителям и прессе запомнился третий период четвертой встречи, когда Овечкина и Семина на льду не было почти совсем. И в решающем поединке один из Александров отметился двумя голевыми моментами, а другой – только тем, что заработал команде численный перевес в третьем периоде. Что ни говори, а это не вполне те роли, к которым российские звезды привыкли.

Хантер все делал строго по плану. Забивные форварды выходили тогда, когда надо было забивать, в остальное же время (а это было всякий раз, когда «Столичные» получали преимущество) играли форварды оборонительные. Кто в «Вашингтоне» лидер по игровому времени в большинстве? Овечкин. А второй – Семин. Самое их время – большинство-то. А бросать их в бой, ведя в счете во второй половине третьего периода – баловство и ненужный риск. Так, во всяком случае, считает Хантер.

«Вашингтон» и его окопные фортификации создали все условия для бостонского провала, но «Столичным», конечно же, здорово подыграл и сам «Бостон». Команда, в январе громившая всех и каждого с крупными счетами, видимо, слишком рано вышла на пик формы. Силовую игру «Вашингтону» чемпионы навязали, как и планировали, но дальше нее дело не зашло.

Хантер и не пытался спрятать Овечкина от Здено Хары и Денниса Зайденберга – возможно, лучшей пары защитников-«ликвидаторов» во всей НХЛ. Хотите гоняться за Алексом, решил тренер «Вашингтона», - так гоняйтесь на здоровье. Он вам и сам тем же ответит. А мы вас тем временем – Семиным, Лайком, Троем Брауэром, или кем-нибудь еще, кто под руку попадется. Вот и удивляйтесь, кстати, теперь, что победную шайбу в серии у него создали два игрока, игравшие меньше всех – Майк Кнубл (8 минут 59 секунд за игру) и Джоэл Уорд (9 минут 28 секунд).

Хара с Зайденбергом добросовестно пытались ликвидировать Овечкина, но как только дело у «Бостона» доходило до созидательных действий – фантазия кончалась. Хара, Зайденберг и Эндрю Ференс (все - защитники) были в итоге у «Бостона» среди лидеров по броскам по воротам. Вот вам и все нюансы чемпионского нападения: щелчок от синей линии. Вратарь «Кэпиталз» Брэйден Холтби был, конечно, великолепен, но ему пришлось бы куда труднее, если бы абсолютное большинство бросков по нему не было нанесено издалека, без заслонов, финтов и прочих хитростей. Не хватило у «Бостона» ни решительности, ни злости, ни даже, наверное, силенок штурмовать хантеровские редуты.

Игра в одну шайбу – стихия Хантера, и он навязал ее «Бостону» с самого начала. И выглядели «Медведи» довольно-таки обреченно задолго до победного гола Уорда. Возможно, они самыми первыми и поняли, что малопопулярный тренер «Кэпиталз» далеко не так прост, как всем нам казался.

Слава Маламуд (@SlavaMalamud в Твиттере) – собственный корреспондент «Спорт-Экспресса» в Северной Америке.

Расширить