Skip to main content

Перед Драфтом

Автор Слава Маламуд / НХЛ.com

ПИТТСБУРГ - Чувствую себя отлично! – бодро заявил крепкий и улыбчивый парень, известный в Северной Америке как Nail («Гвоздь»). – Настроение приподнятое, погода хорошая, солнышко светит. Все замечательно. Не чувствую никакого давления, нервов тоже нет. Я тут с семьей, отдыхаю, жду завтрашнего дня. Все отлично… А о первом номере и не думаю.

Ну конечно замечательно, почему бы и нет? Все было очень даже о-кей для Наиля Якупова за день до драфта НХЛ. Во всяком случае, в середине дня, когда нескольких топ-кандидатов вывезли прогуляться по реке Аллегени на теплоходе в компании представителей прессы. Обстановка для интервью пришлась фавориту предстоящего драфта явно по душе.

- А что Наилю волноваться? – резонно заметил другой российский кандидат, Михаил Григоренко. – Совершенно ясно, что его возьмут первым или вторым… Это у меня никаких шансов. Так и буду волноваться весь день. Может, меня вообще двадцатым выберут?

Тут как раз по верхней палубе, где проходили прения, просвистел резвый пенсильванский ветерок, и стенд с фамилией Григоренко, грустно качнувшись, завалился набок. Вот так оно бывает. У кого хорошее настроение с солнышком, кому – волнения и стихийные бедствия. А еще к Михаилу мама не приехала. Послала паспорт в американское посольство, чтобы визу поставили, а они его там потеряли. Одно к одному… Не хватало еще после всего этого пережить разочарование в самом драфте. Тут поволнуешься…

Акции Григоренко, который в начале сезона стабильно шел на первом или втором местах в скаутских рейтингах, в последнее время стремительно падали. А в чем парень виноват-то, спрашивается? Травма колена, мононуклеоз – это с кем угодно случиться может. Вот, русский американец Алекс Гальченюк вообще почти весь сезон пропустил из-за травмы, но его, по мнению экспертов, возьмут в первой пятерке. А Григоренко кое-кто уже и в десятку не ставит.

Но сам Михаил, как обычно, держался молодцом. Улыбался, подшучивал над собой, интервью давал до победного конца (последним отстрелялся, кстати, что совсем не совпадает с поспешными оценками иных скаутов, записавших его в «типичные русские загадки»).

- Конечно, обидно немного, но рейтинги – не самое главное, - сказал Михаил. – Пообщался со всеми командами, вроде бы никаких проблем не было. Разве только на одном собеседовании попросили ботинки снять, чтобы проверить, как у меня с ногами дела.

- И как?

- Да все нормально. Вот с мононуклеозом трудно было. Температура – 39, сил никаких. Как грипп, только болеешь месяц, а оно не проходит. Последние игры больным играл.

Рядом с Григоренко трудился Гальченюк, чья основная задача, как показалось, состояла в том, чтобы заставить прессу и клубы НХЛ увидеть в нем американца. Страхи иных генменеджеров перед российскими игроками распространились и на уроженца Милуоки, который, впрочем, успел поиграть в России и даже был кандидатов в юниорскую сборную.

- Я люблю Америку: народ, культуру, - прилежно докладывал прессе сын бывшего игрока сборной СССР. – Это мой дом.

- Вот «Коламбус» наверняка боится россиян. Думаете, туда попасть у вас шансов немного?

- Да, я почувствовал, что их это волнует. Сказал им, что у меня даже российского паспорта больше нет. Конечно же, они переживают из-за русских. Филатова и Жердева сохранить не смогли. И вообще, брать вторыми – большая ответственность.

Якупов за последние два дня поговорил с четырьмя клубами – «Коламбусом», «Айлендерс», «Торонто» и «Каролиной». Выбирающие в первой тройке «Эдмонтон» и «Монреаль» допросили фаворита еще раньше – во время сбора новичков в Торонто.

- Я с «Эдмонтоном» про драфт вообще не говорил, - сказал Якупов. – Ни о том, какие им игроки нужны, ни о чем таком подобном. Они меня в основном про жизнь спрашивали.

- Слышал, что личными вещами интересовались.

- Было дело. Спросились, есть ли у меня подружка. Ответил, что у меня их две, а в Эдмонтоне, наверное, заведу себе третью.

- Вас не напрягают вопросы про КХЛ? После двух лет в Канаде кто-то, видимо, все еще считает, что вы можете уехать в Россию.

- Я уже сказал, что хочу играть в НХЛ. Просто потому, что хочу. Это моя мечта, это лучшая лига в мире. Если какая-то команда мне не верит, то это ее проблемы… Давайте посмотрим, что будет завтра. Я же не Гэри Бэттмен и не генменеджер: сам себя задрафтовать не могу, что про меня кто-то думает, не знаю.

- И совсем не нервничаете?

- Вот, смотрите (широко улыбается). Совсем не нервничаю. Почему? Потому, что хоккей – моя жизнь. Я его очень люблю, и завтрашний день будет для меня очень важным. Может быть, завтра, когда все начнется, меня проймет. Это все-таки единственный такой случай в жизни.

С Якуповым в Питтсбург приехали папа, мама и дядя. Они тоже особенно не волнуются – что будет, то будет. Попадет Наиль из «нефтехимиков» в «нефтяники» - отлично. Опустится на ступеньку-другую – тоже не страшно. А у самого Наиля планы простые:

- Веселиться, улыбаться, кричать!

Расширить