Skip to main content

Нойвирт: Я не говорил об Овечкине и Холтби ничего плохого

НХЛ.com @NHL

ВАШИНГТОН - Голкипер «Вашингтон Кэпиталз» Михал Нойвирт с удивлением смотрел на дисплей своего телефона: непрочитанные сообщения, куча непринятых вызовов – неужели его обменяли?

"Возможно, на одну секунду я задумался о чем-то таком. Это был сумасшедший дом", - рассказал Нойвирт.

На самом деле вратарю звонили звонили по поводу его нашумевшего интервью чешской прессе. Скандал случился из-за не совсем верного перевода его комментариев о некоторых одноклубниках. Нойвирт якобы охарактеризовал Александра Овечкина как регрессирующего игрока, а Брейдена Холтби назвал своим самым слабым конкурентом за всю свою карьеру в НХЛ.

Один из фанатских блогов в интернете привел следующий вариант цитат голкипера со ссылкой на iSportz.cz: "Овечкин уже не тот, каким был раньше", "Надеюсь, уровень его игры перестанет падать, и он постарается вновь стать элитным хоккеистом", "Мне кажется, что в "Кэпиталз" у меня никогда не было конкурента слабее Холтби".

Нойвирту пришлось объясниться с болельщиками через официальный сайт «Вашингтона»:

"Хочу подчеркнуть: произошло какое-то недоразумение. Мои слова истолковали абсолютно неверно", - сказал чех. "Я хорошо отзывался о парнях, но мои высказывания были переведены неправильно. Мне кажется, ребятам, сделавшим это, сейчас просто больше не о чем писать. Я был неприятно удивлен, прочитав этот текст на английском".

"Я уже говорил с Холтби и Овечкиным. Брейден ответил мне, что ни секунды не верил во все это. Он знает меня уже лет 5 и понимает, что я просто не такой человек. Его реакция меня очень порадовала".

Нойвирт также признался, что после этого случая ему позвонили некоторые партнеры по «Кэпиталз» (в частности, Мэтт Хендрикс) и выразили ему свою поддержку.

"Парни сказали, что доверяют мне, а не тому, что было написано в той статье", - рассказал второй раунд-пик драфта-2006. "Я благодарен ребятам, они меня успокоили".

"Мне сообщили обо всей этой ситуации на этой неделе. Я залез в интернет, прочитал это и испытал шок. Чувствовал себя паршиво. Мне надо было позвонить Брейдену и Александру, чтобы объяснить им, что произошло. Я рад, что все друг друга поняли и больше не хочу это обсуждать".

Расширить