Skip to main content

Ничушкин о самом тяжелом периоде в жизни

Автор Василий Осипов / НХЛ.com

Два с половиной года назад генеральный менеджер "Даллас Старз" Джим Нилл волновался о том, как 18-летний новичок Валерий Ничушкин адаптируется к североамериканской манере игры, напряженному календарю из 82 матчей, трудностям на бытовом и языковом уровне в новой для него стране. Габаритный форвард ответил 14-ю шайбами и 34-ю очками в 79 матчах. Его уверенная игра стала приятным сюрпризом для руководства "Далласа".

Однако в самом начале сезона 2014-15 10-й номер драфта-2013 получил травму бедра, которая потребовала операции. На восстановление ушло пять месяцев, из-за чего в прошлом регулярном чемпионате Валерий провел только 8 матчей, отметившись лишь одной голевой передачей.

В этом сезоне Ничушкину приходится, по сути, начинать с чистого листа, набирая форму по ходу регулярки, заново адаптируясь к игре своей команды и стараясь при этом прогрессировать.

Челябинцу еще есть над чем работать. При своих внушительных габаритах Ничушкину нужно прибавлять в силовой борьбе и умении укрывать шайбу от соперников корпусом. Однако при упорной работе на тренировках молодому таланту по силам заявить о себе как об одной из восходящих звезд НХЛ.

Одна из надежд российского хоккея рассказал NHL.com/Ru о трудном периоде в своей жизни во время восстановлении после тяжелой травмы и многом другом.

--Два года назад вы ворвались в НХЛ, стали десятым номером драфта и провели отличный первый сезон. За счет чего удалось так быстро адаптироваться?

ВН: Мне повезло в том, что рядом оказались нужные люди которые помогли и подсказали мне, в какие моменты нужно делать определенные вещи. К тому же я очень много тренировался, постоянно работал над собой. Но я бы не сказал, что адаптация к североамериканскому хоккею прошла гладко. Первые десять-двадцать матчей в НХЛ дались мне неимоверно тяжело. Помню, на предсезонке тогда буквально летал по льду. А когда начался регулярный чемпионат, наступил спад. Вероятно, где-то переоценил свои силы. Но потом удалось потихоньку расшевелиться, раскачаться. Я вообще традиционно тяжело вхожу в сезон. В этой регулярке происходит то же самое. Необходимо больше над этим работать. Первую шайбу что в первом, что в этом сезоне забросил лишь в 13-м матче. Так не годится.

--В дебютном сезоне вы так раскачались, что сразу попали на самую большую хоккейную сцену - Олимпиаду в Сочи. Какие остались воспоминания?

ВН: Если честно, даже по прошествии двух лет нет абсолютно никакого желания вспоминать о Сочи. Турнир пролетел очень быстро и закончился большим разочарованием. Остается поскорее выбросить эти воспоминания из памяти и двигаться дальше. Через два года будет новая Олимпиада, и я очень надеюсь, что все сильнейшие хоккеисты вновь смогут принять в ней участие.

--Прошлый сезон, который вы практически полностью пропустили из-за операции на бедре, вам также не доставил приятных воспоминаний. Насколько тяжело вам было психологически?

ВН: Были моменты, когда было просто невыносимо. Когда меня прооперировали, я как-то не очень сильно расстроился. Думал, что через некоторое время поправлюсь и смогу вернуться в строй. Осознание того, что я полностью пропущу сезон, пришло где-то недели через три. Вот тогда меня по-настоящему накрыло. Шли недели, а ноге не становилась лучше. Тяжело было осознавать, как далеко ты от того, чтобы поправиться и снова играть. Когда смотришь хоккей со стороны и наблюдаешь за тем, как все играют, а ты мучаешься с травмой, становится ужасно обидно. Этот период безусловно стал самым тяжелым в моей жизни.

Потом возобновил тренировки. Вроде катаешься, все нормально. А как немного прибавляешь, нога начинает ныть. На самом деле нога перестала болеть лишь не так давно, уже по ходу этого сезона.

--Как проходила реабилитация и подготовка к нынешнему регулярному чемпионату?

ВН: Предсезонка выдалась очень скомканной, поскольку я не мог делать долгие пробежки на асфальтовом покрытии, не мог прыгать. После таких тренировок нога болела по несколько дней. Поэтому старался набрать форму через кардио-фитнесс. Но этого оказалось недостаточно даже на начало сезона. Не хватало взрывных тренировок. Ну ничего. Стараюсь набирать форму уже по ходу чемпионата. Со мной постоянно проводит индивидуальные занятие фитнесс-тренер нашей команды. Иногда приходится даже жертвовать выходными, чтобы наверстать упущенное.

--Сейчас бедро уже не беспокоит?

ВН: Нет, все в порядке.

--Что для вас сложнее, вновь поймать игровой ритм или вернуть психологическую уверенность?

ВН: Точно психологический аспект! Ведь иногда сам того не понимаешь, что все идет от головы. Когда смотришь хоккей со стороны - это одно. А когда сам выходишь на лед и попадаешь в мясорубку - совсем другое. Главное - не зацикливаться на своих ошибках, а продолжать упорно работать. Что я и стараюсь делать.

--Работой над какими компонентами уделяете особое внимание?

ВН: Мне сейчас надо уделять внимание абсолютно всему. Силовой игре, технике броска... Необходимо подтягивать все аспекты, чтобы выйти на приличный уровень.

--Насколько вы освоились в игровой системе Линди Раффа, известного своей жесткостью?

ВН: Не могу сказать, что у нас присутствует какая-то одна определенная система. В этом и заключается ключ нашего успеха в этом сезоне. Мы постоянно меняем тактику, чтобы соперники не смогли подстроиться под нас. Практикуем различные схемы, экспериментируем. Очень интересно!

--Насколько вы адаптировались к жизни в Северной Америке?

ВН: На самом деле у меня сейчас в жизни так много хоккея, что на все остальное времени практически не остается. И мне это очень нравится. Быта у меня по сути нет, поскольку я постоянно в команде, на тренировке, в разъездах.

--Ваш земляк, форвард "Вашингтона" Евгений Кузнецов рассказывал мне, что ему сложнее всего было привыкнуть к американской еде. В вам?

ВН: А мне сложнее всего с изучением английского. Сейчас стало немного полегче. Помогает и то, что сейчас в "Далласе" нет русских. Выхода нет, кроме как практиковать язык. Хотя иногда сложно общаться, не владея английским полностью. Поэтому на выезде иногда бывает скучновато. А с хорошей едой у меня проблем нет. Моя девушка очень вкусно готовит.

--С чем связываете такой огромный приток россиян в НХЛ перед нынешним сезоном?

ВН: Думаю, ребята хотят прогрессировать, попробовать себя на более высоком уровне, коль уж появилась такая возможность. Я очень рад, что на российских хоккеистов есть спрос в НХЛ.

--Следите за кем-то специально?

ВН: Особо нет, но каждый день просматриваю обзор матчей. Нахожусь в курсе, кто как выступает. А иногда и удается захватить какой-то матч полностью.

--Как вы относитесь к идее возрождения Кубка мира, который состоится в сентябре этого года в Торонто?

ВН: Для меня эта является довольно неоднозначной прежде всего из-за сроков проведения турнира. Ведь все ребята только выйдут из отпуска. Когда же им, получается, набирать форму для того, чтобы выступать на турнире такого серьезного уровня?! Я считаю, что обычный чемпионат мира проходит в оптимальные для игровой формы хоккеистов сроки, в концовке сезона. Поэтому не уверен, что идея возрождения Кубка мира хороша именно в то время, когда запланировано его проведение.

--Сможет ли Кубок мира сравниться по популярности с хоккейным турниром на Олимпиаде?

ВН: Мне кажется, что это невозможно. Олимпиада - это особый турнир, который смотрят люди, совершенно далекие от хоккея. При этом на кону стоит престиж страны, все стремятся работать на общий медальный зачет. На Олимпийских Играх всегда самый большой ажиотаж. Поэтому сравниться с ними будет невероятно трудно.

Расширить