Skip to main content

Маски вратарей как произведения искусства

Автор Кевин Вудли / НХЛ.com

Черный фломастер как знак протеста положил начало революции в дизайне вратарских масок, которая в буквальном смысле слови изменила лицо хоккея.

За 50 лет красочные маски голкиперов стали обязательным предметом экипировки, начиная с молодежного уровня, и превратились в яркие, выразительные предметы искусства.

Джерри Чиверз не подозревал, что он стал первооткрывателем такого движения во время одной рядовой тренировки в конце 1960-х. Он ушел со льда после того, как шайба попала ему в маску. Ему приказали вернуться и тогда один из массажистов в команде нарисовал по просьбе Чиверза на его белой маске шрам с 10 швами на том месте, куда только что попала шайба.

После этого, каждый раз когда шайба попадала в маску Чиверзу он рисовал на ней дополнительный шрам. Через некоторое время вся маска была покрыта черными линиями. Такой протестный рисунок стал напоминанием, что могло быть с лицом голкипера, если бы не маска.

Этот момент стал определяющим в истории вратарских масок, искрой, которая привела к бесконечному разнообразию способов самовыражения голкиперов НХЛ.

"Когда мы стали наносить шрамы, люди обратили внимание, что мы делали это не только для того, чтобы защитить лицо", - сказал Рон Хекстолл, бывший вратарь НХЛ, ныне генеральный менеджер "Филадельфии Флайерз", который хранит у себя все свои 13 масок и еще несколько других. "Они стали предметом искусства".

Лица вратарей по-прежнему скрыты за пластиковыми масками, но фломастер Чиверса позволил голкиперам раскрыть себя на том, что раньше было по сути чистым холстом. В течение 46 лет голкиперы рисуют на пластике картины разных стилей, начиная от простейших предметов до сложных голограмм.

"Они стали более изобретательны, и это отражает их характер", - говорит Джон Гарретт, поигравший в течение 15 лет в разных командах НХЛ, и сейчас работающий комментатором. "Я знаю Джерри и его характер. Он хотел сказать, что вы не представляете, через что мне приходится проходить всякий раз, когда шайба попадает в меня".

Гаретт превзошел Чиверза, когда в возрасте 13 лет он наклеил на свою маску маркировки из склейки самолета. Но именно шрамы Чиверза все изменили.

"В этом мы увидели часть себя", - говорит Гаретт. "Ты представляешь команду, и может быть немного другим".

За эти годы, на масках изображали все, например, личные преференций в области поп-культуры. Также отдавали дань профессионального уважения, в том числе и Чиверзу.

Для многих голкиперов, маска стала своего рода визиткой. Для некоторых – последний шанс проявить свою индивидуальность в профессиональном спорте. Для кого-то маска значит намного больше.

"В некоторой степени она отражает твой характер", - говорит бывший голкипер Юхан Хедберг.

Хедберг сейчас тренирует вратарей в системе "Нью-Джерси Девилз". Его прозвали "Moose" (Лось), когда он в 2001 году появился в "Питтсбург Пингвинз". До этого он играл в команде ИХЛ "Manitoba Moose" (Лоси Манитобы).

Хедберг играл в голубой маске с рисунком своей бывшей команды, который контрастировал с черно-желтыми цветами "Питтсбурга". Болельщики скандировали "Moose" после того, как Хедберг вывел "Питтсбург" в финал Восточной конференции.

Прозвище осталось, как и карикатурное изображение лося на маске в исполнении шведского художника Давида Гуннарссона. Лось оставался с Хедбергом в НХЛ всегда. Он был с Хедбергом, когда он играл в "Ванкувере" (вместе с изображением касатки), в "Далласе" (наряду с ковбойскими темами), был с Индианой Джонсом, пиратом, Бобом Квадратные штаны, когда он играл в "Атланте". Лось завершил карьеру вместе с Хедбергом в кепке и с рогами черта, когда голкипер выступал за "Девилз".

К концу своей 12-летней карьеры Хедберг чаще ассоциировался с изображением лося и своим прозвищем, чем со своими победами, которых у него набралось 161.

"Он порой значил больше, чем моя игра", - сказал Хедберг. "Ко мне подходили люди и говорили, как им нравится моя маска. Маска стала жить своей жизнью. Она стала важной частью моей карьеры".

Рисунок сыграл важную роль и в карьере художника. Маска Хедберга стала первой работой Гуннарссона в НХЛ. В этом сезоне Гуннарссон, который сам себя называет "парнем из маленького городка", оформил больше половины масок в НХЛ в своей студии на юге Швеции.

Что касается самого рисунка, то он также прошел большой путь от простого шва на маске Чиверза до сложного художественного изображения. И здесь также много разных историй.

Подобно тому, как Чиверз стал ассоциироваться со своими шрамами, а Хедберг со своим лосем, целый ряд вратарей также сразу же вызывает в памяти рисунок на маске.

Сложно представить Кена Драйдена в какой-нибудь другой маске кроме той, что он носил в "Монреаль Канадиенс". Красные, белые и синие линии напоминали рисунок на мишени для стрельбы.

Кертис Джозеф не всегда был "Куджо" в течение всей своей карьеры в НХЛ, но как только это прозвище пристало к нему, его сложно было представить без изображения оскалившегося пса.

Филикс Потвин играл за 5 команд НХЛ. Цвета его маски менялись, но всегда придерживался темы кошки.

На Эда Белфора работали три художника, он играл в составе 5 команд и всегда оставался верен своему орлиному символу, который изобразил на его маске художник Грег Харрисон. В итоге он заслужил свое прозвище Эдди Орел.

"Он был просто Эд Белфор до того, как я поработал с его маской", - сказал Харрисон, который также расписал маску Потвина. "Я старался, чтобы у них было что-то свое, что можно было бы немного менять, когда они переходят из команды в команду. В случае с Потвином, рисунок всегда оставался почти таким, менялся только цвет, размер рисунка. Но всегда было понятно, что это Филикс".

Маска стала брендом для многих, но не для всех.

В коллекции Хексолла есть маска генерального менеджера "Питтсбург Пингвинз" Джима Разерфорда, которую Хекстолл получил еще ребенком и действительно играл в ней, а также копия маски, в которой выступал легендарный вратарь "Филадельфии" Берни Парент. Хекстолл всегда хотел получить маску Чиверза. Он однажды даже просил об этом Чиверза.

Сам Хекстолл предпочитает маски, рисунки на которых строятся вокруг городов и команд.

"Если ты хочешь, как-то о себе заявить, хорошо, но я всегда предпочитал логотип команды чему-то личному", - сказал Хекстолл, приводя в пример маски Драйдена и Бродера, как те, которые можно сразу узнать и которые стали легендарными. "Я до сих пор считаю, что маска должна быть связана с клубом, городом или эмблемой команды, а не с голкипером".

Но очень сложно быть постоянным, когда практически невозможно провести всю карьеру в одной команде.

В последние годы Бродер просил художника Силви Пуатре внести некоторые индивидуальные черты в рисунок на его тематику "Девилз". Так там появились изображения его бульдогов Стэнли и Веза. Но очень тяжело представить, что известное всем изображение сохранится на маске, если он подпишет контракт с какой-то другой командой в этом сезоне.

Бродера уже нет в "Нью-Джерси" поэтому самые патриотичные маски сейчас принадлежат голкиперам, которые играли в финале Кубка Стэнли: Хенрику Лундквисту из "Нью-Йорк Рейнджерс" и Джонатану Куику из "Лос-Анжелес Кингз".

Маски Лундквиста расписывает Гуннарссон. Там смешаны элементы с разных эмблем клуба и некоторые личные моменты: статуя Свободы с логотипа и личная "корона" хоккеиста.

Также там появлялись фрагменты шведских фильмов, любимые спортсмены. Любимая маска Гуннарссона – та, что он подготовил к матчу "Стадионной серии 2014 года". Там были полоски в логотипе короны и портреты легенд "Yankees" Бэйби Рута, Лу Герига и Джо ДиМаджио.

"Всегда интересно, когда на маске есть забавная или особенная история", - говорит Гуннарссон.

Кто-то может совместить историю с эмблемой команды, кто-то предпочитает только клубную тематику.

"Боевые доспехи" Куика стали узнаваемы, их часто копируют. Голкипер один раз отошел от клубной тематики, отдав должное военным на задней части своей маски, в которой он играл на Олимпиаде в Сочи. А так он заинтересован только в клубе, разбавляя эту тему ссылками на свои два Кубка Стэнли. Рисунок остается достаточно простым и маска Куика сейчас одна из самых узнаваемых в НХЛ.

"Узнаваемость маски важна для голкипера", - говорит личный художник Куика Стив Нэш. "Это их отличительная черта, их естество, это они сами".

Жиль Граттон не был первым, кто поднял ставки в разработке деталей на маске, но именно он заказал рисунок рычавшего тигра у Харрисона, когда играл за "Нью-Йорк Рейнджерс" в сезоне 1976/77. Это положило начало новому направлению в искусстве росписи масок. С тех пор вратари позволяют маскам превращать их в разные существа.

Первоначальный рисунок пришлось изменить, когда голкиперы переключились на маски-решетки. Этот переход случился тогда, когда вратари стали отказываться от масок, которые полностью закрывали лицо пластиком и переходить на маски с решеткой на лице, оставлявшие не так много места для творчества художника.

Харрисон, который однажды готовил маски для почти 80% вратарей в НХЛ , совместил небольшую решетку с пластиковой маской, которая больше закрывала голову и крепилась с помощью резинок и пластика на затылке.

Улучшился обзор, защита, и такие маски стали эталонными в хоккее с конца 80-х. Голкиперы получили больше места для художественного самовыражения. Художникам пришлось поработать с отверстием посередине.

В случае с "звериными" масками, приходилось рисовать животных с открытой пастью, создавая впечатление, что зверь поедает голкипера.

Немногие смогли придумать что-то лучше того, что сделал Харрисон для голкипера "Сан-Хосе Шаркс" Брайана Хэйуорда, когда он дебютировал в составе клуба в 1991/92 годах. Большие блестящие зубы окружили отверстие. Казалось, что Хэйуорт смотрит из пасти белой акулы, что отлично подходило для вратаря команды с таким названием как "Шаркс".

Эту тему активно использовали и другие, в частности Энди Муг со своим ревущим медведем, когда он был в "Бостоне". Похожая тематика используется сейчас Тууккой Раском. Также была расписана маска Джозефа, голкипер Райан Миллер изобразил на маске голову бизона, когда играл в "Баффало". Брайан Эллиотт из "Сент-Луиса" в последние два года идет таким же путем.

Миллер, оказавшись в "Сент-Луисе" в концовке прошлого сезона, попытался отобразить на маске свою любовь к игре на гитаре. Уже в "Ванкувере" его маску стали украшать узоры аборигенов западного побережья с рисунком касатки.

"Я стараюсь изобразить там личность, потому что их настоящего лица вратарей мы не видим", - говорит Рэй Бишоп, расписавший маски Миллера и в этом году поработавший над узором для Элла Монтойа из "Флориды". "Хочу создать узнаваемый узор. Они должны быть детально проработаны, но должны быть четкими и понятными. Чтобы их было видно с трибун, по телевизору, и чтобы так можно было узнать вратаря".

Связь с животным миром не обязательна. Патрик Лалим стал известен благодаря изображению персонажа из мультфильма. Мартин Гербер превратил себя в Дарта Вейдера, когда играл за "Оттаву". Роберто Луонго менял рисунки, когда играл за "Ванкувер". Лучшим, пожалуй, стал рисунок, который превратил его в Джонни Канадца (персонажа из мультфильма). На маске, усилиями художника Марлин Росс, была изображена шерстяная шапочка, борода и усы.

Джейсон Вурхиз подготовил пугающие маски в фильме ужасов "Пятница, 13-е" в 1980 году. В том же году голкипер "Ванкувера" Гэри Бромли начал новую тенденцию изображения черепов, скелетов, и подобных пугающих вещей. Она по-прежнему существует в НХЛ.

Забавно то, что Бромли, которого до сих пор просят расписаться на фотографиях, где он изображен с своей маске-черепе, совсем не старался положить начало новой тенденции. Он также ничего не хотел сказать своей маской относительно тогдашних цветов "Ванкувера", которые напоминали праздник Хэллоуина. Он просто пытался обыграть свое прозвище "Bones" (Кости).

"Я просто был очень худым", - сказал он.

Тема черепов и скелетов имела продолжение. Запасной голкипер "Тампа-Бэй Лайтнинг" Евгений Набоков по-прежнему склонен изображать на своих масках черепа и кости, которые ему когда-то нарисовал художник Тодд Миска из Миннесоты, когда он был в "Шаркс". Миска также нарисовал черепа, которые ассоциируются с голкипером Мииккой Кипрусоффым из "Калгари Флэймз".

Скотт Клемменсен восстановил и добавил рога в традиционному "дьявольскому" рисунку, вернувшись в "Нью-Джерси". Томас Грайсс изобразил существо из мира кошмаров, которые были у него на маске в "Питтсбурге". По просьбе Рето Берра художник Сильви Марсоле изобразил ревущего снежного человека на маске этого голкипера "Колорадо".

Но лучшим рисунком может стать иллюстрация к поэме Алана По "Ворон" на новой маске голкипера "Калгари" Карри Рамо. Если кому-то не достаточно пугающих птиц и зубов на подбородке, то художник Джейсон Ливери по просьбе Рамо написал цитату из поэмы: "И от лампы свет струится, тень бросая на ковер, но моя душа из тени, что колышится всегда, не взлетит уж никогда!"

"Маска Рамо уникальна, она вдохновляет", - говорит Ливери. "Мне нравится, что Рамо мыслит неординарно и превращает личное в искусство".

Можно спорить, был ли Кори Хирш первым, кто изобразил на своей маске элементы поп-культуры. Но именно он в сезоне 1995/96 году нанес на маску портрет Альфреда Хичкока и отель "Бэйтс" из фильма "Психо". Рисунок отлично вписался в цвета "Ванкувера" и стереотипное восприятие вратарей.

"Вратарей считают не совсем нормальными людьми, так что маска "Психо" была идеальной", - говорит Хирш.

Келли Хруди из "Лос-Анжелеса" носил маску с надписью "Голливуд" на лбу, Кена Реггета вдохновлял Пингвин в исполнении Дэнни Девито в фильме "Возвращение Бэтмена". Его маска хранится в Зале Славы.

Даже если Хирш не был первым, то его "Психо" маска вдохновила молодых художников.

"Я смотрел видео начала 90-х, тогда там было много разных масок, и я запомнил маску Кори Хирша с тематикой фильма "Психо", - сказал Гуннарссон.

Маски с поп-культурой стали популярны и Гуннарссон сыграл в этом немалую роль. С тех пор, как он обратил на себя внимание маской Хедберга с лосем, Гуннарссон расписал сотни масок в НХЛ и может считать почти половину голкиперов в НХЛ своими клиентами.

По мнению Хедберга, Гуннарссона отличает от других воображение.

"Его голова работает, как у ребенка", - сказал Хедберг. "Он видит мир, живет в мире, в котором он может создавать вещи, о которых большинство из нас даже подумать не может. Он может сделать и традиционную маску, но если вам нужно, что-то особенное, то лучше него не найти".

Виктор Фаст копил деньги в 15 лет, просил дарить ему деньги, а не подарки, чтобы он смог расписать свою маску у Гуннарссона. Он поехал к художнику с отцом. Прошло 17 лет и он сейчас в "Эдмонтон Ойлерз" носит маску с рисунком Гуннарссона.

"Мне нравится работать с ним, у него масса замечательных идей", - сказал Фаст. "Я хочу, чтобы от меня на маске была пара вещей, а остальное я оставляю на его усмотрение. Я знаю, что результат будет великолепным".

Разнообразие и любовь к хоккею привлекло шведского художника к работе с масками.

"С 6 лет я увлекался только рисованием", - рассказывает Гуннарссон, который использует разную технику работы с масками. "Самое замечательное здесь заключается в том, что разные идеи здесь возникают каждый день. Сегодня я пишу маску с героями фильма ужасов, страшными монстрами, завтра у меня забавный рисунок с лосем или персонажем мультфильма, послезавтра я пишу портрет"

Маски Гуннарссона сильно отличаются. Он готовил целые серии для разных компаний, в том числе и "Bauer" для розничной продажи на базе персонажей комиксов, фильма "Звездные войны".

В этом сезоне в НХЛ представлены следующие персонажи из поп-культуры: Оптимус Райм из "Трансформеров" (Джеймс Раймер из "Торонто"), Нед Фландерс (Питер Будай из "Виннипега"), "Тумбстоун" (Деван Дубник из "Аризоны"), Док Холидей и жираф Мелман из "Мадагаскара", популярная шведская рок-группа, играющая "металл" (Робин Ленер из "Оттавы"), "Охотники за приведениями" (Кэм Тэлбот из "Рейнджерс"), "Лего" (Фредерик Андерсен из "Анахайма").

С учетом этого совсем не удивительно, что в студии Гуннарсона есть встроенный экран, чтобы он мог смотреть кино во время работы.

"Я люблю кино и всегда смотрю фильмы во время работы", - говорит он.

Но поп-культура не ограничивается только фильмами.

Джейсон ЛаБарбера своей маской заявлял о своей любви к группе "Металлика" и реслингу.

Крейг Андерсон демонстрирует свое пристрастие к машинам "Корветт". На маске Луонго можно увидеть Розовую Пантеру. Джош Хардинг играет в маске с изображением своей любимой группы "Rascal Flatts". Шон Бурк и Роберт Эш рисовали своих любимых музыкантов, когда играли в "Филадельфии". Там же в "Филадельфии" популярны маски на тему фильма "Рокки". Нынешний первый номер "Флайерз" Стив Мэйсон совместил свое увлечение зомби (смотри его прошлые маски) с местным колоритом. Он попросил местного художника превратить местных героев и своих партнеров в каннибалов зомби.

Пределов фантазии нет.

Стоит отдать должное маске голкипера Стива Шилдса, которая напоминает нам о маске Чиверза.

Крис Мэйсон на многих своих масках рисовал Эдди, талисмана группы "Iron Maiden". Это один из самых популярных рисунков. Также это дань уважения его постоянному художнику Нэшу.

Нэш стал художником во многом из-за своей любви к оформлению рок-альбомов. Его любимым музыкантом был Дерек Риггз, который нарисовал талисман Эдди на альбоме группы.

"Дерек меня вдохновил, мы познакомились. Для меня большая честь, что я от него получил разрешение использовать его работу на маске Мэйсона", - рассказывает Нэш.

Нэш рассказал, что Мэйсон использовал работы дочери Нэша на своем шлеме. Он не стал их вешать на свой холодильник, а изобразил их на задней части маски.

Некоторые вратари наносят памятные изображения на самой маске.

Майк Смит в прошлом сезоне, усилиями художника Арриго, демонстрировал всем своих младших сыновей на ракете. Заднюю часть маски они сами раскрасили пальцами. Хардинг уместил на маске не только любимую группу "Rascal Flatts", коллаж из старых масок, но и призыв собирать деньги на лечение своей сестры Стефании, у которой обнаружили рак груди.

Другие все же предпочитают личное помещать сзади.

Миллер поместил там слова "Matt Man" в память об умершем племяннике, который скончался из-за осложнений после пересадки костного мозга.

После гибели Павола Демитры в авиакатастрофе под Ярославлем в 2011 году, его земляк и партнер по олимпийской сборной Ярослав Халак расписал заднюю часть маски в честь Демитры.

"Я никогда не забуду то, как некоторые игроки "Блюз", которые знали Демитру, смотрели на маску, когда я принес ее на тренировку", - рассказывает художник Ливери. "У многих были слезы на глазах. Было невероятно, что я смог создать что-то очень важное для них".

В этом сезоне в НХЛ есть и маски, отражающие историческую тенденцию, возврат к корням, которая появилась в последние несколько сезонов.

Голкипер "Монреаля" Кэрри Прайс, участвовавший в одном из конкурсов родео (связывание теленка), ранее изображал силуэты ковбоев на лошадях и кантри певца Джорджа Стрэйта в исполнении Арриго. Но недавно он перешел на "канадские" мотивы работы Гуннарссона.

Его примеру последовали другие.

Кари Лехтонен перешел от тем из фильмов "Убить Билла", "Тумбстоун", портретов Чака Норриса и Клинта Иствуда к тематике "Даллас Старз". Расписывает его маски бывший финский голкипер и его партнер Йони Халликайнен.

Эту тенденцию приветствует Харрисон, на работах которого выросла целая группа молодых, очень талантливых художников, но которые по его словам "слишком увлекаются".

"Я называю такие работы наркоманскими росписями на минивене", - говорит он.

Взгляды Харрисона на дизайн очень своевременны, потому что некоторые считают такую тенденцию данью уважения лично Харрисону.

"Мне нравилось все, что делал Харрисон", - говорит Нэш. "Вратари в его масках были особенными. Это захватывало меня. Макса была произведением искусства".

Маски всегда были произведением искусства с тех пор, как Чиверз на своей маске нарисовал фломастером первую черную линию.

Расширить