Skip to main content

МакФи рассказывает о Кузнецове и команде

Автор Дэн Розен / НХЛ.com

NHL.com's предлагает вашему вниманию очередной выпуск рубрики "Пять вопросов для …". В ней мы говорим с ключевыми фигурами в мире хоккея и задаем им вопросы об их жизни, карьере и о последних новостях.

В этом выпуске говорим с генеральным менеджером "Вашингтон Кэпиталз" Джорджем МакФи:

БОКА РАТОНДжордж МакФи видел, как в районе 8 часов утра в воскресенье у тренировочного катка "Вашингтон Кэпиталз" стали собираться люди. Его поразило то, что болельщики команды и журналисты пришли туда в такую рань, когда обычные люди еще спят.

В этот день Евгений Кузнецов вышел на свою первую тренировку в составе "Кэпиталз" после того, как он накануне подписал с клубом контракт. Этого момента здесь ждали почти 4 года.

"Вашингтон" задрафтовал Кузнецова под 26 номером на драфте 2010 года. МакФи знал, что россиянин не приедет в Вашингтон в ближайшие несколько лет, но не предполагал, что ему придется ждать приезда этого хоккеиста до 9-го марта 2014 года.

"Очень приятно, что он здесь", - с облегчением выдохнул МакФи в понедельник, когда завершилось заседание генеральных менеджеров клубов НХЛ. "Мы долго его ждали".

Настолько долго, что МакФи даже начинает волноваться, когда рассказывает о том, как Кузнецов прилетел в столицу США, сколько ночей он задавался вопросом, приедет ли он вообще.

МакФи рассказал об этом в интервью NHL.com.

Расскажите, как Евгений Кузнецов оказался в Вашингтоне, что было с того момента, как вы его задрафтовали, с какими бюрократическими препонами вам пришлось столкнуться и каких усилий вам это стоило?

Мы знали, что он собирался провести первые два года в России. Он считал, что это поможет ему в его развитии. Мы это уже проходили с некоторыми другими игроками – Никласом Бэкстремом, Александром Овечкиным или Маркусом Юханссоном. Во всех этих случаях мы считали, что они смогут здесь заиграть если не сразу, то через год. Мы об этом сказали и этому игроку. Мы считали, что Никлас Бэкстрем мог сразу заиграть здесь, но он сказал, что ему нужен еще один год. Мы сказали ему, что он может задержаться. Овечкин воспользовался локаутом. Мы думали, что Юханссон будет готов через год. Так и получилось. Так что и этому хоккеисту мы сказали, что ему возможно нужен еще один год, но если ты действительно думаешь, что тебе нужно два, то мы не будем возражать. Но остался еще на два года и вот тогда это уже негативным образом сказалось на клубе, потому что это нарушило все наши планы и расчеты. Действительно талантливые игроки попадаются не часто, и получить их по хорошей цене не всегда удается. Вместо того, чтобы договориться со свободным агентом на длительный срок, чего мы не хотели делать, мы стали менять молодых игроков на опытных, например на Рибейро на Икина, Филипа Форсберга отдали. Мы не хотели менять молодых игроков на ветеранов, но нам надо было помогать команде, которая играла в данный момент. Так мы обычно не работаем, но мы вынуждены были пойти на это. Теперь все это завершилось и мы надеемся, что он успешно вольется в команду и окажет влияние на ее игру.

Мы записываем это интервью с вами перед тем, как Евгений Кузнецов сыграет свой первый матч в понедельник, так что мы пока не знаем, как он будет выглядеть. Но на что реально можно рассчитывать в его случае?

Я честно не знаю. Я не знаю, как он отреагирует на эту лигу. Это лучшая лига в мире, и для нас уже, по сути, наступил плей-офф. Так что адаптироваться будет непросто. Но не думаю, что это будет принципиально отличаться от того, что было с другими хоккеистами. Я помню, как играл на предсезонке Овечкин, Ники Бэкстрем, как мы думали, будут ли они настолько хороши, как мы того от них ждали. Мы надеемся, что этот нападающий станет хорошим игроком и поможет нам, но сейчас очень сложный период для адаптации.

Вы увидели Кузнецова на днях, когда он подписывал контракт. В чем он изменился по сравнению с тем, каким он был на драфте?

Он стал крупнее. Он стал взрослее. Он уверен в себе. Его английский стал чуть лучше. Но прошлая неделя позволила мне вздохнуть с облегчением, потому что я не уже даже рассчитывал, что нам это удастся. Очень многое должно было совпасть на прошлой неделе и мы не верили в то, что такое возможно. Но все получилось.

Так было приятно рано утром - действительно очень рано - получить подписанные бумаги. Бумаги о том, что его отпускают из клуба. Затем нам надо было оформить визу, вывезти его оттуда, посадить на самолет, пройти таможню. Хорошее чувство у меня появилось в субботу, когда я узнал, что он вылетел. Следующее сообщение я получил, когда он прошел границу здесь в Вашингтоне. Тогда я смог выдохнуть.

Вы говорите, что сейчас ему будет непросто адаптироваться, потому что время сейчас сложное. Но в целом этот год был для команды непростым. Что должно срастись в "Вашингтоне" в ближайшие пять недель, чтобы вы смогли попасть в плей-офф?

Мы должны играть лучше. У нас все для этого есть, мы и раньше это делали. Мы уже бывали в подобных ситуациях и добивались своего, так что нам есть на что ориентироваться.

Вас удивляет то, в каком положении вы оказались на данный момент?

Меня совсем не удивляет, что мы боремся за место в плей-офф. Это потрясающая лига, отличная конференция, замечательный дивизион. Я с самого начала сезона думал, что в нашем дивизионе все решится на последней неделе.

Расширить