Skip to main content

Макаров: Великий новичок в Зале хоккейной славы

Автор Сергей Бутов / НХЛ.com

В понедельник 58-летний Сергей Макаров оказался одним из четырех игроков, введенных в Зал хоккейной славы в Торонто. Макаров стал седьмым российским хоккеистом, удостоенным такой чести – ранее в Зал славы были введены Владислав Третьяк (это случилось в 1989-м году), Вячеслав Фетисов (2001), Валерий Харламов (2005), Игорь Ларионов (2008), Павел Буре (2012) и Сергей Федоров (2015).

Начав карьеру в челябинском "Тракторе", Макаров вырос в звезду мирового хоккея в московском ЦСКА, чье звено "КЛМ" в составе Владимира Крутова, Игоря Ларионова и Макарова считалось лучшим в мире.

Макаров дебютировал в НХЛ в составе "Калгари Флэймз" осенью 1989-го года, став одним из первых советских игроков, которым разрешили выступать за океаном. После четырех сезонов в "Калгари", Макаров перебрался на два года в "Сан-Хосе Шаркс", где воссоединился с Ларионовым. В 1997-м он совершил еще одну попытку продолжить карьеру в НХЛ, подписав контракт с "Даллас Старз", однако провел за команду считанное количество матчей. В 424 матчах НХЛ Макаров набрал 384 очка.

Всемирную известность ему принесла карьера в сборной Советского Союза, в составе которой Макаров стал двукратным олимпийским чемпионом (1984, 1988), а также восемь раз побеждал на мировых первенствах (1978, 1979, 1981, 1982, 1983, 1986, 1989, 1990). С 1979 по 1989 годы Макаров входил в символическую сборную на каждом (!) из чемпионатов мира, что дало Международной федерации хоккея все основания включить его в символическую сборную ХХ века, наряду с Третьяком, Харламовым, Фетисовым, Уэйном Гретцки и Берье Сальмингом.

"Калгари" задрафтовал Макарова еще в 1983-м году, когда ни о каком приезде в НХЛ не могло быть и речи. Однако 1980-е были уже теми временами, когда команды НХЛ постепенно осторожно принялись драфтовать советских хоккеистов. В том же году, к примеру, "Канадиенс" задрафтовали самого Третьяка в 6-м раунде, что довольно неплохо иллюстрирует степень уверенности "Монреаля" в том, что Третьяку когда-либо доведется надеть их игровой свитер.

В случае с легендарным советским вратарем, завершившим карьеру после Олимпиады-1984 так и произошло, однако более молодым его партнерам по национальной сборной довелось сыграть за океаном. Макаров, Фетисов и Алексей Касатонов, задрафтованные в том же 1983-м, дебютировали в НХЛ осенью 1989-го.

Макаров, возможно, пришлось труднее всего. Он не просто приехал в Калгари – год назад "Флэймз" сенсационно для многих выиграли Кубок Стэнли и дебютировать в НХЛ Макарову пришлось в команде, против которой на лед выходили с полной концентрацией и максимальным настроем. Однако талант игрока не видел ни границ, ни преград.

В дебютном сезоне в лиге Сергей набрал 86 (24+62) очков в 80 матчах регулярного чемпионата, произведя мощнейшее впечатление своим катанием и уровнем индивидуального мастерства. "Флэймз" снова вышли в плей-офф, однако уступили в шести встречах в стартовом раунде. Забить Макарову первую шайбу в розыгрыше Кубка Стэнли не удалось, однако он отдал шесть голевых передач – в среднем по одной из игру.

"Колдер Трофи", вручаемый НХЛ лучшему новичку сезона, по праву достался именно Макарову, несмотря на то, что в 1989-м в НХЛ дебютировало целое созвездие, включая Фетисова, Крутова, Ларионова, Хельмута Балдериса, Александра Могильного, Майка Модано и многих других.

Россиянину в тот момент только что исполнился 31 год и его "Колдер", разумеется, вызвал серьезный резонанс в мире НХЛ. В газетах Макарова, не забывая отдавать должное его игре, с иронией называли "Великим Новичком" – на тот момент хоккеист был двукратным олимпийским чемпионом и семикратным чемпионом мира, а после вылета "Калгари" из Кубка Стэнли выиграл еще и восьмой титул. Сама лига, понимая противоречивость ситуации, в том же году понизила максимальный возраст в этой номинации до 26 лет, что получило неофициальное название "поправки Макарова".

Главный тренер "Калгари" Терри Крисп вспоминал в разговоре с The Hockey News, что Макаров был, возможно, самым талантливым игроком из тех, кому ему довелось тренировать. Это не означает, впрочем, что это было легко делать. Крисп рассказал, как однажды рисовал мелом на доске комбинацию, чтобы проиллюистрировать Макарову его позицию. Внезапно игрок выхватил у наставника мел, перечеркнул все линии и принялся рисовать собственные диаграммы.

"Тихонов плохой человек, хороший тренер", - по воспоминаниям Криспа, сказал Макаров, имея в виду легендарного советского тренера Виктора Тихонова. "Вы? Хороший человек, плохой тренер".

Новичок Макаров заявил это тренеру, который, на секундочку, только что выиграл с клубом Кубок Стэнли.

Адаптация к новым реалиям проходила у Макарова непросто, что можно сказать почти о любом советском хоккеисте, попавшем в НХЛ в зрелом возрасте. После ЦСКА и сборной Советского Союза, где вся комбинационная игра была выстроена под звено "КЛМ" и где ни для Макарова, ни для его товарищей по команде вот уж действительно не существовало никакого места, кроме первого, хоккейная реальность НХЛ далеко не всегда совпадала с ожиданиями.

Так, для одного из членов "КЛМ" Крутова дебютный сезон в "Ванкувере" оказался и последним в заокеанской карьере.

Когда Макаров был обменян в "Шаркс" в 1993-м году, он пришел в команду, которая в предыдущем сезоне проиграла 71 матч из 82-х. Новый тренер ставил команде игру от обороны, и 36-летний на тот момент Макаров был вынужден на закате выдающейся карьеры выбрасывать шайбу из своей зоны, что приводило его, в хоккейном смысле этого слова, в ужас. Оборонительный хоккей приносил результат "Сан-Хосе", который после провального сезона вышел в плей-офф и едва не пробился в финал Западной конференции, однако совершенно точно не приносил Макарову счастья.

В 1995-м он уехал на год в Швейцарию, а в 1996-м вернулся еще раз в 38-летнем возрасте, подписав контракт с "Далласом". Как вспоминал потом Макаров, наставник "Старз" Кен Хичкок взялся учить его играть в хоккей.

"В один из первых дней он начал чертить мне какие-то схемы: как обводить, где открываться, куда вбрасывать шайбу. Мне стало смешно", - рассказывал игрок "Спорт-Экспрессу".

Хичкок оказался куда менее влюбленным в Макарова-игрока, чем был Крисп семь лет назад, и карьера россиянина в "Далласе" ограничилась четырьмя игроками, в которых Макаров не набрал ни одного очка. Контракт был расторгнут по обоюдному согласию сторон.

Так закончилась карьера одного из лучших игроков за всю историю хоккея. И вчерашнее решение ввести Макарова в Зал хоккейной славы стало данью уважения и признания его достижений, прежде всего, перед самой игрой.

Расширить