Skip to main content

Лундквист о Кубке Мира, Кубке Стэнли

Автор Дэн Розен / НХЛ.com

ТОРОНТО – Голкипер Хенрик Лундквист, для которого новый сезон станет 11-м в составе "Нью-Йорк Рейнджерс", стал одним из хоккеистов НХЛ, которые приняли участие в ежегодной встрече с журналистами . Она состоялась во вторник.

Мы в Торонто. Здесь пройдет большая пресс-конференция, посвященная Кубку Мира. Так что давайте начнем с него. Что для вас значит еще одна возможность сыграть на Швецию на крупном турнире, правда, на этот раз в Торонто, который считается столицей хоккея?

Я очень рад. Думаю, что турнир получится очень хорошим. Каждый раз когда ты играешь за свою страну, ты испытываешь особенное чувство. Я не знаю, можно ли будет сравнить этот турнир с Олимпиадой. Посмотрим. Всегда испытываешь особенные эмоции, когда надеваешь свитер сборной, и всегда очень гордишься этим. Очень важно, что ты играешь против лучших игроков, как на Олимпиаде. Я жду этого с нетерпением.

"Рейнджер" был близок к завоеванию Кубка Стэнли в 2014 году, когда вышел в финал и этой весной, когда команда вышла в финал Восточной конференции. Вам 33 года, начинается новый сезон. У вас появляются чувства, что период, когда вы могли выиграть этот приз, заканчивается, и чувствуете ли вы в связи с этим дополнительное давление?

Нет. Я просто очень рад, что у нас есть команда, которая борется за Кубок. В течение нескольких лет он является нашей целью, но нам потребовалось немало времени, чтобы выйти на такой уровень. Сейчас я считаю, что у нас есть команда способная бороться и выиграть его. Если мы будем играть определенным способом, полностью выкладываться, у нас будет шанс побеждать во многих матчах. Это радует. Я стараюсь думать таким образом, а не о том, что период заканчивается. Никто не знает, как долго продлится этот период, как долго мы сможем играть в таком составе? Не стоит так подходить к этому. Нас ждет новый сезон. Костяк команды остался.

О чем вы думали, когда получили травму сосуда шеи в прошлом сезоне и пропустили определенное количество матчей, принимая во внимание то, что диагноз был пугающим и грозил обернуться инсультом, если бы вы продолжили играть?

Он никак не повлиял на мое отношение к безопасности. Такое бывает. Но зато я понял, как сильно я люблю хоккей. Мне было тяжело пропускать 2 месяца. Такого со мной никогда не было. Чувство было сродни локауту – ты хочешь играть, но не можешь. Но тогда все были в одинаковом положении. Сейчас было тяжелее, потому что ты хочешь быть с командой, хочешь играть. Удовольствие доставляет все вокруг игры – поездки, встречи, общение. Это огромная часть моей жизни, и ты понимаешь это, когда лишаешься ее.

Вы уже 10 лет в Нью-Йорк. Следующий сезон станет для вас 11 в "Рейнджерс". Вспомните, что было 10 лет назад и сравните это с сегодняшним днем. Вы сильно изменились?

Я не знаю, как сильно я изменился. Моя жизнь точно сильно изменилась. Надеюсь, я стал умнее. У меня теперь 2-е детей. Думая об игре, о людях, которые тебя окружают, я лучше понимаю многое по сравнению с тем, когда мне было 22-23 года. Я стараюсь получать максимум удовольствия, потому что я понимаю, что это не продлится вечно. Когда ты молод, ты постоянно концентрируешься на том, как выйти на следующий уровень, и забываешь получать удовольствие.

Игра вам сейчас доставляет больше удовольствия, чем 10 лет назад?

В последние годы я стараюсь принять тот факт, что мне очень повезло в жизни. Я видел, как много работают хорошие хоккеисты, но такого шанса у них нет. Люди, которые окружают меня, дали мне его и я очень это ценю. Я стараюсь использовать его по максимуму и двигаться в правильном направлении.

Лето завершается. Вы рады вернуться в Нью-Йорк? Не только ради хоккея, но и ради атмосферы этого города?

Да. Приятно отдохнуть, побывать дома, в Швеции. Там совсем другая жизнь. Там она размеренная. Ты встречаешься с друзьями, с семьей, расслабляешься. Когда наступает август, начинаешь кататься каждый день, появляется ощущение, что новый сезон уже рядом. Начинаешь скучать по городу. Все получается удачно. Приятно возвращаться в конце августа. В это время Нью-Йорк великолепен. Наступает осень, приятно вернуться, увидеть партнеров, готовиться к новому сезону.

Есть ли игрок в НХЛ, против которого вам не хочется играть?

Забавно получается. Я катаюсь с Лу Эрикссоном в Гетеборге. Мы вместе тренируемся. Если он забивает мне, то я об этом потом целый год слышу. Мне нравится играть против него. И в тоже время не нравится. У нас хорошие отношения, но мы стараемся друг другу на нервы действовать.

Он вам забил?

Да, вышел один-на-один и бросил в "домик". Он не скрывал этого и я понял, куда он бдет бросать, но бросок пошел высоко. Мы до сих пор вспоминаем это.

Что вам больше всего нравится в Нью-Йорке?

Не знаю, можно ли выделить что-то одно. Мне кажется сочетание многих хороших вещей доставляет мне удовольствие от игры здесь. Это команда "первой шестерки". Клуб делает все для игроков, чтобы они могли делать свою работу как можно лучше. Город. Мы играем в "Мэдисон Сквер Гарден". Когда начинаешь перечислять все эти вещи, понимаешь, что они и создают особенное впечатление. Мне очень повезло, что я все время играю в Нью-Йорке. Я знаю, что игроки, которые приезжают сюда из других городов, говорят: "Ух ты! Это особенное место!" И тебе становится приятно, что ты играешь здесь. Мне повезло, ведь я не могу контролировать это. Клуб выбрал меня. Все это – город, болельщики, "Гарден", клуб, - все это делает игру здесь особенной.

Вам нравится носить корону в Нью-Йорке? Вас же прозвали "королем"?

Прозвище забавное. Оно привязалось ко мне. Я стараюсь объяснить людям, что это больше связано с моим именем, а не с чем-то другим. Они не всегда это понимают, когда задаются вопросом, почему меня называют "Королем"? Если бы меня звали Андерс, то не думаю, что я стал бы "королем Андерсом". А вот Хенрик - это старинное королевское имя. Отсюда все и пошло. Забавно, когда меня на улице иногда так называют. Жители Нью-Йорка такие.

Расширить