Skip to main content

ЛИНДРОС-САГА: ФИНАЛЬНЫЙ ОТСЧЕТ

Автор �������� ���������������� / НХЛ.com

Когда Расс Фаруэлл в 1990-м году вступал в должность генерального менеджера «Филадельфии Флайерз», деловой мир НХЛ жил по правилам, которые сильно отличаются от тех, что соблюдаются сейчас. Чтобы обменять игрока в другой клуб, тогда было достаточно одного телефонного звонка.

"Обо всем договаривались на словах", - вспоминает Фаруэлл. "Ты озвучиваешь предложение, а другая сторона подтверждает свое согласие. Все, переход состоялся".

И вот, двадцать лет назад, в первый день драфта-1992, «Квебек» умудрился продать Эрика Линдроса сразу в две команды. Стало очевидно, что трансферные порядки Национальной хоккейной лиги нуждаются в пересмотре.

Напомним, «Нордикс» согласились оправить Линдроса в Филадельфию за 15 миллионов долларов, пять хоккеистов и два драфт-пика во «Флайерз». В Пеннсильвании уже собирались печатать фамилию новичка на клубных свитерах, но тут «Квебек» сообщил о своей договоренности с «летчиками» представителям «Рейнджерс». Те фактически повторили предложение оранжево-черных, и канадцы решили, что звездного форварда лучше продать именно в Нью-Йорк. Менеджеры «Филли», возмущенные таким поворотом дела, подали официальную жалобу руководству НХЛ.

Арбитражные слушания в Монреале (там проходил драфт-1992) длились почти 6 суток. Ларри Бертуцци, юрист, которому лига доверила разбирать дело, до сих пор прекрасно помнит все обстоятельства той истории:

"Это был без преувеличения фундаментальный процесс для всего трансферного законодательства НХЛ".

И с этим тяжело не согласиться.

"Раньше все решалось без лишних формальностей", - говорит Нил Смит, занимавший пост генерального менеджера «Рейнджерс» с 1989-го по 2000-й год. "Знаете, как это происходило? Самым обыкновенным образом. Ты спрашиваешь другой клуб, согласны ли они обменять какого-нибудь Джона на условного Джо. Они отвечают: "Окей, по рукам". И все, осталось только сообщить о сделке в лигу".

Фаруэлл подтверждает слова коллеги:

"Я помню несколько крупных трансферов, которые совершались с помощью короткого диалога по телефону. Так мы заполучили у "Питтсбурга" Марка Рекки в перерыве одного из матчей. Мы быстро договорились, и уже на следующее утро объявили обо всем прессе. Тогда это было в порядке вещей".

По словам Бертуцци, важнейшей частью арбитражного процесса имени Линдроса был спор о сути понятия «трансфер» и о том, когда сделку можно считать состоявшейся:

"Мы выслушали множество историй про то, как генеральные менеджеры сидят во время матча в ложе прессы и обменивают своих хоккеистов по телефону", - вспоминает юрист. "Другое дело, что принимая итоговое решение в пользу "Флайерз" я исходил не из каких-то формальных аспектов, а из, скажем так, контекста ситуации. Смотрите: если бы я отдельно рассматривал жалобу "Филадельфии" на то, что "Квебек" дал задний ход по уже одобренной сделке, мы бы могли бесконечно выяснять, что считается согласием на трансфер, а что нет. Но суть дела была в том, что "Флайерз" договорились с "Нордикс" точно так же, как с ними договорились "Рейнджерс". Просто "летчики" сделали это на час раньше. И в этом случае, если уж "Квебек" признает факт продажи игрока, преимущество имеет именно "Филадельфия"".

Для того, чтобы подобные инциденты не повторялись, в НХЛ был введен новый трансферный регламент, четко определяющий в какой момент переход игрока в другую команду можно считать официально состоявшимся.

"После истории с Линдросом соответствующие правила значительно строже", - говорит Смит. "Теперь рукопожатия недостаточно. Нужно получить устное согласие другого клуба, подготовить все документы, подписать их, отослать их в лигу и только тогда... В прежние времена все было гораздо проще".

"Действительно, именно тогда лига начала формировать общие стандарты для всех трансферов", - добавляет Фаруэлл. "Они действуют и по сей день. Переход признается состоявшимся, только после того, как его официально утвердит лига. Договориться на словах и ударить по рукам – сейчас такое не считается".

Да, Эрик Линдрос не стал новым Марио Лемье, как предсказывали на заре его карьеры многие эксперты. Но в некотором смысле скромный парень из Лондона (Онтарио) повлиял на современный хоккей сильнее, чем любой другой, пусть даже самый легендарный хоккеист из 90-х.

Расширить