Skip to main content

Курьезы и ляпсусы драфта-2012

Автор Слава Маламуд / НХЛ.com

ПИТТСБУРГ – В любом мероприятии, связанном с большим количеством 18-летних парней, обязательно будут свои странности и своя доля незапланированного веселья. В этом плане, конечно же, лидирует эпизод из драфта-1974, когда «Баффало», в знак протеста против затянувшейся и очень неудобной процедуры драфта (все команды сидели по домам и передавали свой выбор в офис лиги по телефону – после того, как им зачитывали полный список выбранных игроков) взяли несуществующего игрока. Причем из Японии. Этот мифический Таро Цудзимото из клуба «Токио Катанас» (то есть, тоже «Сэйбрз» - «сабли») навеки вошел в баффаловский фольклор. Но то был один эпизод. В 2012-м году курьезы и любопытности были не такие монументальные, зато очень многочисленные.


Непосредственно перед началом драфта в стане «Ойлерз» началась паника. В твиттере пользователь @NailYakupov объявил, что не хочет ехать в Эдмонтон. Генменеджер Стив Тамбеллини схватился за голову. Его клуб, долго боровшийся с сомнениями, решил все-таки выбрать суперталантливого россиянина – и вдруг такое откровение. Дозвониться до Якупова и его родителей было невозможно: у них не было американских SIM-карт. Агент игрока Игорь Ларионов был шокирован не меньше, чем Тамбеллини. Руководство «Ойлерз» начало лихорадочно прорабатывать альтернативные варианты, но вовремя догадалось послать Якупову эсэмэску. К счастью, выяснились две вещи: 1) Наиль – не идиот, 2) аккаунт в твиттере принадлежал самозванцу. Вот вам и XXI век! История НХЛ чуть было не повернула в другую сторону благодаря какому-то шутнику с компьютером.


Вряд ли руководство «Баффало» смотрело на карту, когда выбирало (впервые за шесть лет) российского игрока. Однако, получилось так, что Михаил Григоренко в точности повторил путь первого россиянина в составе «Сабель». Как и в случае с ненастоящим Цудзимото, ниточка тянется на Дальний Восток. Александр Могильный, прозванный в Баффало «Александром Великим» задолго до того, как это же прозвище дали в Вашингтоне Овечкину, родился и вырос в Хабаровске, в большой хоккей пробился благодаря школе ЦСКА, и в НХЛ дебютировал в «Баффало». Абсолютно то же самое можно сказать и про Григоренко.

- Осталось только забить 76 голов в сезоне, - сказал Михаил, упомянув рекорд НХЛ для российских легионеров, установленный Могильным в 1993-м.


День свадьбы – межевое событие в жизни молодого человека, а для Джордана Стаала оно стало таким вдвойне. Форвард «Питтсбурга», недавно отказавшийся подписать с командой 10-летний контракт, был обменян уже в ходе драфта в «Каролину». Бедняга Стаал, ничего не подозревавший о готовящейся сделке, как раз в этот момент играл свадьбу. Об обмене в «Харрикейнз» он узнал, сидя за столом. Новости шокировали как Джордана, так и его молодую жену Хэзер, которая, видимо, планировала совместную жизнь в Питтсбурге, не говоря уже о партнерах по команде, которых Стаал пригласил на свадьбу.

Но нет худа без добра. «Каролина» - команда, в которой играет его старший брат Эрик Стаал. Да и младший, Джаред, тоже неподалеку – в «Шарлотт», фарм-клубе «Ураганов». Теперь к ним едет третий Стаал. И невестка.

На вопрос о том, собирается ли «Каролина» прибрать к рукам еще одного брата Стаала – защитника «Рейнджерс» Марка – генменеджер Джим Рутерфорд только внимательно посмотрел на журналиста и не сказал ни слова.


Стаалы воссоединились, а Суббаны разделились – и как! Защитник «Монреаля» Пи-Кей Суббан, конечно же, подозревал, что его братишка Малкольм вряд ли станет партнером по команде. Малкольм – голкипер, а у «Канадиенс» в драфте были другие цели. А вот кому очень был нужен вратарь, так это «Бостону», только что лишившемуся услуг Тима Томаса. А поскольку самый рейтинговый вратарь драфта Андрей Василевский был выбран «Тампой» под 19-м номером, то «Медведи», выбиравшие 24-ми, взяли Суббана. Яростная вражда между «Монреалем» и «Бостоном», одно из самых ожесточенных противостояний в НХЛ, только что стала братоубийственной.


Семейственность в драфте Суббанами тоже не ограничилась. Семеро игроков, выбранных в пятницу и субботы, были сыновьями известных хоккеистов. Отец Александра Гальченюка (тоже Александр) играл за сборную СССР на Кубке Канады-91. Отец Василевского (тоже Андрей и тоже вратарь) выступал за «Салават Юлаев» и тюменский «Рубин». Отец Гриффина Райнхарта, которого взял «Айлендерс» под четвертым общим номером – Пол Райнхарт, игравший за «Калгари» в 1980-е.

Гальченюк – американский сын белорусского хоккеиста - не единственный представитель интернациональной семьи. Американец Хенрик Самуэльссон (1 раунд, 27 номер, «Финикс») – сын шведа Ульфа, сыгравшего более 1000 матчей в НХЛ. Тим Бозон (3 раунд, «Монреаль») родился в Сент-Луисе, где играл его папа Филипп. Однако, в отличие от Гальченюка и Самуэльссона, Бозон играет за ту же сборную, что и его отец – Францию.

А вот «Миннесота» взяла в седьмом раунде форварда Луиса Нанна, и наверное не случайно. Нанн – внук бывшего капитана сборной США, игрока «Миннесота Норт Старз», а впоследствии генменеджера той же команды Лу Нанна. Марти Нанн – сын Лу, отец Луиса, - в свое время был задрафтован «Чикаго», но в НХЛ так и не попал. Другой внук Лу – Винни Леттьери, - сможет выти на драфт в следующем году.


Но семейный подряд Саттеров – это, бесспорно, рекорд на все времена. В НХЛ уже выступало и выступает восемь человек. Шесть братьев первого поколения - Брент, Брайан, Дэррил, Дуэйн, Рич и Рон долго и продуктивно играли в НХЛ (еще один брат, Гэри, в хоккей играл, но от профессиональной карьеры отказался).

Из второго поколения в НХЛ пробились Брэндон (сын Брента) и Бретт (сын Дэррила). Причем первый сейчас – в фарм-клубе «Каролины» (с одним Стаалом), а второй – в самой «Каролине» (с двумя Стаалами). Шон (сын Брайана) был задрафтован, но в НХЛ не попал. Броди (сын Дуэйна) сейчас играет в юниорах. В драфте-2011 его выбрала (кто же еще?!) «Каролина».

А в этом году под раздачу попал и Люк, сын Рича. Его взял во втором раунде «Виннипег».


Еще один сын, выбранный в драфте-2012 – Стефан Матто, отпрыск Стефана Матто. Фамилия при этом у него от отца, а имя – совсем нет. Старший был Stephane, а младший – Stefan. Видите, совсем по-другому. Но еще интереснее то, кто и как младшего выбрал.

Матто-отец – легенда «Нью-Йорк Рейнджерс». Именно он забил победный гол в памятной серии плей-офф 1994 года против «Нью-Джерси» - во втором овертайме седьмого матча. Эта шайба отправила «Рейнджеров» в финал – на встречу с первым Кубком Стэнли за 54 года. Клич комментатора («Матто! Матто! Матто!») до сих пор отправляет мурашки в забег по спинам фанатов Нью-Йорка.

«Рейнджеры» имели возможность взять Матто-сына (он, кстати, американец, в отличие от папы-канадца). Центрфорвард-силовик из квебекского «Блэйнвилла» довольно высоко оценивался скаутами. Но «Синие рубашки» под 28-м номером драфта выбрали защитника Брэди Скея. Матто-сын ушел следующим – в «Нью-Джерси»!


А вот генменеджер «Тампы» Стив Айзерман драфтует не родственников, а тезок. Про любовь великого Стиви-Уай к российским игрокам мы уже знаем, а вот его привязанность к имени Никита – загадка для всех. В последних двух драфтах было выбрано трое Никит – Кучеров, Нестеров и Гусев. Все – «Тампой» Айзермана! За этим определенно что-то кроется…

Расширить