Skip to main content

Кубок Канады-1987. Ветер перемен

НХЛ.com @NHL

Кубок Канады-1987 был по-настоящему знаковым событием для ледового спорта №1. Шесть сильнейших национальных команд съехались в Северную Америку, чтобы побороться за право называться лучшим коллективом в международном хоккее. Тогда мало кто мог предположить, что через 5 с лишним лет с карты мира исчезнут сразу две страны, приславшие на соревнования свои сборные. Игроки СССР и Чехословакии традиционно прибыли на турнир как гордые посланцы государств соцлагеря. Однако домой они возвращались с новыми, прежде неизведанными ощущениями.

Кто-то, впрочем, вообще не возвращался. Перед полуфиналом с Канадой несколько чехословацких хоккеистов убежали из расположения своей сборной, и обескровленная дружина Яна Старши уступила «Кленовым Листьям» 3:5. В фантастическом по накалу финальном противостоянии хозяева обыграли СССР. Вокруг будущего подопечных Виктора Тихонова тогда тоже ходили противоречивые слухи. Впервые за много лет в хоккейном сообществе стали обсуждать возможность переезда советских звезд за океан. Самыми популярными персонажами подобных разговоров были Вячеслав Фетисов и Игорь Ларионов.

"О Ларионове рассказывали, что он якобы встречался с определенными людьми, которые могли организовать его появление в НХЛ", - говорит канадский вратарь Келли Хруди.

"На том турнире впервые начали рассуждать о чем-то подобном", - подтверждает защитник Ларри Мерфи. "И кто бы мог подумать - через 10 лет я выступаю за "Детройт" вместе с Фетисовым. Но в 70-х и 80-х это казалось нереальным, мы словно жили по разные стороны огромной стены".

В 87-м году в СССР наступила эра перестройки и гласности. Однако «Красная Машина» по-прежнему оставалась одним из самых популярных социалистических брендов, и на родине к нему относились с соответствующим трепетом.

"С ними всегда была охрана", - рассказывает Майк Кинэн, бывший главный тренер Team Canada. "Впервые я столкнулся с этим в 1979-м, когда привез нашу сборную на молодежный чемпионат мира в Финляндию. Рядом с русскими всегда и везде были какие-то люди. В любом месте, в любое время - даже за обедом – они не спускали глаз с игроков".

На Кубке Канады к советским хоккеистам относились уже не так строго и делали послабления. Многие из них впервые открыли для себя вещи, привычные западным людям. Фетисов и Ларионов даже сходили в гости к родителям Уэйна Гретцки, предки которого были помещиками из России. В прежние времена о таком нельзя было даже помыслить.

"Помню, Уэйн на следующий день долго рассказывал о своих впечатлениях. Мы наконец стали воспринимать наших соперников прежде всего как людей, а не как безличных врагов", - говорит нападающий Кевин Динин. "После одного из матчей мы встретили их на улице и немного поговорили. Знаете, многим такие встречи просто открывали глаза".

Пройдет два года, и несколько игроков из СССР окажутся в составах НХЛовских клубов. Ларионов, Фетисов и другие звезды абсолютно легально уедут за океан, что на их родине будет восприниматься как поистине революционное событие. Но в 87-м спортсмены еще боялись открыто заявлять о своих желаниях.

"Знаю, что многие тогда подумывали об НХЛ, но даже в раздевалке все старались держать это при себе", вспоминает российский форвард Юрий Хмылев, перед сезоном 1992-93 перешедший в «Баффало». "Но после первых разрешенных отъездов каждый начал всерьез рассматривать такую возможность".

На Олимпиаде-1992 в Альбервиле вместо сборной уже развалившегося к тому времени СССР выступала так называемая «Объединенная команда» (СНГ). Она в итоге и завоевала золото тех игр. Великая хоккейная нация приняла очередной вызов истории, и из-под обломков «Железного занавеса» вырвалось новое поколение мастеров. Ларионов и Фетисов к тому времени окончательно освоились в Северной Америке и с каждым годом приезд русских в НХЛ все меньше удивлял местных болельщиков. Мрачная романтика холодной войны безвозвратно ушла в прошлое, и спорту это пошло только на пользу.

Расширить